Статьи про армию

Пенсии и обеспечение семей Об отношении к солдатам О негативных тенденциях в органах военного руководства

В армии снова приказы не обсуждаются

Итоги года и надежды военных в новом году

Демократия и армия

Пенсии и обеспечение семей

В недавнем прошлом вопрос пенсионного обеспечения являлся предметом активной дискуссии. Одни утверждали, что в царское время офицеры на пенсии не знали финансовых проблем, другие говорили обратное. Для современных военных пенсионеров, которые могут сравнивать свое материальное положение с недавним советским временем, представляется безусловно интересным, как жили русские офицеры в XVIII - начале XX вв.

Так же, как и офицеры, военные чиновники при отставке могли определяться на инвалидное содержание. Пенсии им назначались на тех же основаниях, что и всем гражданским чиновникам империи: положением 1764 г. пенсия в размере половинного жалованья назначалась чиновникам, прослужившим на действительной службе 35 лет (служба считалась не ранее, чем с 15-летнего возраста), или менее того — по болезни или увечью и не оштрафованным «за большие и бесчестные преступления». В 1818 г. пенсии положено было назначать не по окладам жалованья, а по чинам (за исключением медиков), а в 1819—1820 гг. минимальный размер пенсии установлен в 100 руб. в год (хотя бы сам оклад был меньше). На практике размер пенсии назначался по усмотрению и положение 1764 г. часто не соблюдалось. Военным чиновникам, раненным на войне, с 1793 г. полагалась пенсия в размере полного оклада. Следующим чином при отставке награждали в том случае, если был выслужен положенный к производству срок, а мундир разрешалось носить в отставке после 10 лет службы в классных чинах; и на то, и на другое требовалось особое представление о Высочайшем соизволении. Пенсии семьям военных чиновников назначались на равных правах с семьями офицеров. В ряде случаев (выдающихся заслуг мужа) вдове назначалась особая пенсия.

После издания устава о пенсиях 1827 г. к нему составлено расписание, определяющее размеры пенсий для военных чиновников. Чиновникам, не получавшим на службе жалованья, не назначались и пенсии. В 1840 г. оклады пенсий (в рублях серебром) определены следующим образом: за 35 лет службы полагался пенсион в размере полного оклада жалованья, при этом высший оклад (по 1-му разряду) составлял 1143,6 руб., а низший (9-го разряда) — 85,8; за 30 лет — 2/3 оклада (762,3 и 57,15 руб. соответственно), за 20 лет — 1/3 оклада (381,15 и 28,59 руб.). Время, проведенное в боях и походах, засчитывалось военным чиновникам, как и офицерам, в двойном размере при выслуге к пенсии. Да и вообще принципы назначения пенсий военным чиновникам совпадали с применявшимися по отношению к офицерам.

Совершеннолетним детям умершего военного чиновника пенсия не назначалась. Но в 1836 г. было установлено, что правило, по которому чиновник, пропустивший 10-летний срок подачи заявления на пенсию, лишался ее, не распространяется на его семью. Из пенсии детям умершего чиновника не могли также делаться вычеты на погашение казенного начета, если таковой был наложен на него и не выплачен до смерти. Вдовам унтер-офицеров, получивших при отставке первый классный гражданский чин, по положению 1831 г. также назначалась пенсия.

С 1869 г. военные чиновники могли получать пенсии по последней должности, только прослужив на ней не менее 5 лет. На военных чиновников и их семьи распространялись правила о причислении к комитету о раненых (т. е. признания инвалидности) и о назначении пенсий из эмеритальной кассы военно-сухопутного ведомства.

В  данном выпуске использован материал следующих источников: 

27.10.2002

Об отношении к солдатам

Мне довелось прочитать в региональной прессе мнение бывшего командира взвода Юрия Полежаева, напечатанная в региональной газете "Время новгородское", № 41 за 2002 год. Речь идет об отношении командиров к солдатам, а по большому счету раскрывается одна из причин негативного отношения к армии со стороны военнослужащих, проходящих службу по призыву, которые, в свою очередь, передают свое мнение о вооруженных силах молодым ребятам, ожидающим призыва на военную службу. Вот эта статья.

"Призывной контингент сегодня значительно уступает тому, что мы видели лет десять назад. Говорю это как бывший командир взвода. Сегодня парни приходят в армию слабые здоровьем. Попробуй потребовать от физически слабого военнослужащего выполнения всех обязанностей в полную силу, как предписывают уставы! Не каждый командир на это пойдет. Но мои солдаты, естественно, по моей подсказке, понимали, что без физической подготовки им не обойтись. Ведь нагрузки были немалые. Нам приходилось, в частности, снимать тяжелые агрегаты, узлы, разгружать вагоны с запасной техникой для ремонта тепловых машин. Именно в армии прививается юношам чувство уважения к приказу начальника, умение ставить понятие «надо» выше собственного «хочу». И прививать это чувство надо без окрика, уважая достоинство воина. Увы, не всегда так бывает.

Вот пример, когда я оказался свидетелем случая с рядовым Валерием Гартовым. Подошел солдат к командиру взвода, доложил о неисправности бензонасоса. А в ответ услышал: «Два часа тебе срока, чтобы бензонасос был исправен». «А новый можно получить, а этот сдать?» - спросил солдат. «Запасных частей нет. Ремонтируйте, как хотите. Это приказ». Резкий ответ огорчил солдата. Но ему пришли на помощь его сослуживцы. Следуя их советам, он нашел подходящий кусок прорезиненной ткани, вырезал новую мембрану, изготовил из эбонита клапана. Одним словом, к исходу второго часа двигатель заработал. Но когда довольный солдат доложил командиру взвода о выполнении приказа, вместо ожидаемой похвалы получил резкое: «Зачем новый бензонасос, если старый подлежит ремонту?» О том, какое настроение у него было после такого разговора с командиром взвода, думаю, предположить несложно. К сожалению, рядовой Гартов не единственный, кто столкнулся с командирской черствостью. Прежде всего надо взять за непреложный закон: никогда не давать невыполнимых распоряжений, воспитывать в подчиненных уважение к приказу командира. И при этом не нужно забывать об элементарной вежливости. А этого сегодня не достает командирам, от прапорщика до полковника."

Полностью согласен с мнением бывшего командира взвода, который, судя по его взглядам, был порядочным офицером. Если в офицерской среде будет преобладать такой подход к подчиненным, это будет началом оздоровления нравственной атмосферы в вооруженных силах.

3.11.2002

О негативных тенденциях в органах военного руководства

События последних месяцев в очередной раз ярко выявили проблемы в реформировании вооруженных сил. Эти проблемы никак не решаются, несмотря на некоторые оптимистичные заявления армейского руководства, и имитацию активного вмешательства в военную реформу ведущих политиков страны. Отсутствие единого подхода в армейском руководстве к вопросам реформы усугубляет реальное положение дел. Офицерский состав это прекрасно ощущает и радужных перспектив для себя не строит. Увольнение из вооруженных сил наиболее подготовленных офицеров по-прежнему является ярким показателем бесперспективности армейской службы. В органах военного руководства наблюдается массовая смена кадров, связанная с увольнением прежних специалистов и приходом новых. 

Приток новых офицеров является необходимым условием преемственности, которая необходима  в любом виде деятельности. Но в данном случае преемственность не равноценна: на место опытным офицерам, имеющим академическое образование, в основном, приходят офицеры не имеющие высшего военного образования и соответствующего опыта работы. Причем смена происходит очень активно, и молодые офицеры просто не успевают перенять столь необходимый для них опыт работы от старших товарищей. При таком подходе исчезает творчество в работе органов военного управления, которые все больше становятся строго централизованными с характерным администрированием, лишенными необходимого новаторства, без которых управление теряет свой динамизм и соответствие реальным условиям армейской жизнедеятельности. 

Офицеры, имеющие опыт управленческой работы, стремятся, получив все необходимое от армии - пенсию и квартиру, найти хорошо оплачиваемую работу на гражданке и уволиться из вооруженных сил. Вместо них приходят молодые офицеры, которые тоже не строят долгосрочных планов в отношении армейской службы. Основными аргументами их прихода в руководящие военные структуры являются повышение пенсии за счет более высоких окладов и воинских званий и возможность проживания, а также получения квартиры в крупном городе. После реализации этих планов, они, не скрывая своих стремлений, планируют покинуть армию, не заботясь о том, что останется после них. 

В такой идеологии нельзя винить военнослужащих, потому что государство не делает все необходимое и возможное для перелома ситуации в военной сфере. Поэтому составляющая патриотизма и высокого чувства ответственности за обороноспособность страны, характерная для политического сознания офицеров Советской Армии,  у офицеров Российской армии заменяется на индивидуалистические ценности, к чему приложило усилие само государство. 

Самое печальное в обозначенной проблеме заключается в том, что офицеры, которые сознательно выбрали для себя военную профессию и собирались верой и правдой служить Отечеству, не верят в смену государственных приоритетов ни со стороны исполнительных, ни со стороны законодательных оранов власти. Сама же власть подтверждает такое отношение к военной реформе. Нестабильное финансирование вооруженных сил - одно из свидетельств такого подхода к армейским проблемам. Решать важнейшие государственные задачи за счет игнорирования военной реформы - это уже не государственный подход. Обвинение в очередных неудачах военных - это, скорее всего, неспособность или нежелание правительства самому заниматься не терпящими отлагательства проблемами вооруженных сил. Пока такого понимания не будет, не стоит ожидать решительных перемен в армии.

01.12.2002

В армии снова приказы не обсуждаются

Отказ выполнять приказ министра обороны повлек для командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковника Трошева Г.Н. серьезные последствия: он был отстранен от исполнения служебных обязанностей Президентом страны. Ситуация странная: боевой генерал, Герой России, популярный военачальник из самого боеспособного округа переводится в округ, который не является столь важным в стратегическом отношении. Это равноценно переводу, в свое время, Героя Великой Отечественной войны Г.К.Жукова командующим Уральским военным округом. Можно по разному трактовать причины, по которым было дано такое предложение Г.Н.Трошеву. Возможно, это политические игры, связанные с выборами президента Чечни, возможно, это закулисные игры генералитета. Но причина, озвученная министром обороны - необходима постоянная ротация кадров - наводит на мысль о хорошо продуманном маневре, утвержденным президентом. Кульминационной фразой, которая прозвучала в связи с этим конфликтом - приказы не обсуждаются. Этой фразой Президент подвел черту продолжающемуся уже 11 лет неоднозначному отношению к приказу в Вооруженных силах России.. 

В 1991 году Б.Н.Ельцин оказался победителем в борьбе с ГКЧП именно благодаря невыполнению приказа министра обороны СССР Д.Т.Язова рядом военачальников. Самые высокие среди них - маршал Шапошников и генерал армии Грачев. Они-то, первыми невыполнившие приказ министра обороны, и стали героями тех событий. Именно они и стали возглавлять военные ведомства: первый - Объединенные вооруженные силы, второй - вооруженные силы России. С тех пор стала бытовать версия, согласно которой можно было не выполнять приказы, нарушающие законодательство, унижающие личное достоинство человека или просто неэтичные. Естественно, столь широкое толкование приказов было не на пользу единоначалию. Но иначе оправдать действия военачальников было нельзя. Пока П.С.Грачев возглавлял военное ведомство, над ним постоянно находился дамокловым мечом факт невыполнения приказа министра обороны СССР, в связи с чем он не имел морального права требовать неукоснительного выполнения своих приказов от других военачальников, которые всегда могли найти причины своеволию. Такое положение дел прекрасно понимали и осознавали остальные армейские офицеры. Правда, были приняты новые уставы вооруженных сил, где приказ восстанавливался в своих правах, но все-таки чего-то не хватало. А именно такого случая, на примере которого можно было бы продемонстрировать всему офицерскому составу, что приказ вновь восстанавливается в своих правах раз и навсегда. И должен был это сделать именно президент - Верховный Главнокомандующий. Случай подвернулся удобный - на примере Героя России, которому был отдан  приказ, унижающий личное достоинство боевого генерала, была продемонстрирована незыблемость приказа, как основы армейского устройства и эффективного функционирования вооруженных сил. Ну что ж, круг замкнулся, приказы в Российской армии снова не обсуждаются. Осталось добиться от командиров-единоначальников осознания высокой ответственности за отдаваемые приказы и создание необходимых условий для их выполнения.

23.12.2002

Итоги года и надежды военных в новом году

Что получили военные в старом году?

Повышение денежного довольствия, лишение ряда льгот, выборочная выплата «боевых» денег в Чечне, увеличение очереди на жилье, неудачная попытка перехода на контрактную систему комплектования, некоторое увеличение денежных средств на боевую учебу, практически отсутствие закупок нового вооружения, несогласованность военного руководства, ряд скандалов политического характера (между Министром обороны и начальником Генерального штаба, отстранение от должности генерала Трошева). Естественно, все это не способствует повышению авторитета вооруженных сил, коренным изменениям и качественным преобразованиям в Российской армии.

Что ждут военные от нового года?

Признания на деле военной службы в качестве почетной обязанности гражданина России. Это признание заключает в себе комплекс мер, подтверждающих надежды военных на коренное изменение отношения к ним со стороны государственных структур: Президента, Правительства, Федерального собрания. Не только на словах, но и на деле. И не дожидаясь «коренного улучшения экономической обстановки в стране», поскольку такое отношение, прежде всего, зависит от политической воли руководства страны.

Игра на мизерных повышениях денежного довольствия, сомнительные эксперименты по созданию профессиональной армии не меняет обстановки в вооруженных силах. К сожалению, отсутствует продуманная стратегическая линия, направленная на усиление мощи Российской армии, коренное изменение отношения к военной службе, обеспечение вооруженных сил необходимым современным вооружением и другими материальными средствами, совершенствование подготовки офицерских кадров. Без таких изменений все заявления останутся всего лишь декларациями о намерениях, не приводящими к реальным сдвигам в вооруженных силах. С надеждами на то, что декларации превратятся в непосредственные действия, военные вступают в новый 2003 год.

17.01.2003

Демократия и армия

Эти два понятия, вынесенные в заголовок, в сознании человека, воспитанного в нашей стране, противоречивы. Действительно, казалось бы, какая может быть демократия в государственном институте, смысл деятельности которого основывается на насилии? Приказ - это святое. Без него армия - не армия, а какой-то клуб по интересам. Это действительно так. Только не все в армии определяется приказами. Многое из того, что входит в обыденную, повседневную жизнь основывается на обычном человеческом отношении. И если эти отношения основаны также на насилии, то об эффективности данной структуры говорить не приходится. Точнее эффективность, которая зиждется на страхе, может быть, но она не долговечна. Когда говорят, что армейская жизнь подчинена приказу, это прежде всего свидетельствует о некой системе служебных отношений. Тем не менее, эта система должна отвечать определенным общечеловеческим требованиям и ценностям и не должна унижать человека, а командир или начальник, отдающий приказы, должен нести за отданный приказ юридическую ответственность. Причем реально. То есть, этот приказ не должен унижать человеческую личность, достоинство военнослужащего, как полноправного члена человеческого сообщества. Он не должен предусматривать никакой личной выгоды для начальника, а должен быть подчинен исключительно делам службы. Подчиненный должен быть для командира, прежде всего, личностью и только потом - военнослужащим, посвятившим себя служению Отечеству.

А кто в современной Российской армии может защитить военнослужащего, которого командир использует в личных целях, права которого систематически нарушаются, который постоянно на себе ощущает командирский нажим и предвзятое отношение, прикрываемое делами службы? К кому может военнослужащий обратиться за помощью в восстановлении своих человеческих прав? В прокуратуру, степень доверия к которой у военных очень мала? К общественным организациям, которые обладают очень ограниченными возможностями воздействия на армейское руководство? Приходится констатировать, что в настоящее время военнослужащему за эффективной помощью в защиту своих прав обратится не к кому.  В Советской Армии данные функции частично выполняли партийные и комсомольские организации. Теперь никто не выполняет. Профсоюзные организации создавать в армии признано нецелесообразным (командиры боятся, прикрываясь лозунгом угрозы боеготовности, а на самом деле не хотят лишнего контролирующего органа у себя под боком).

Но ведь был опыт демократизации армии на закате Советской Армии в конце 1991 года, когда в воинских частях были созданы Офицерские собрания. Особенностью этих общественных объединений, подчеркивающих их демократический характер, стало положение, в соответствии с которым их председателями могли избираться любые офицеры, а не только командиры. Это был значительный шаг вперед на пути демократизации армейской жизни, борьбы со злоупотреблениями служебным положением, другими негативными явлениями в вооруженных силах. В первую очередь, Офицерские  собрания рассматривали вопросы защиты прав военнослужащих, неблаговидных дел своих командиров, нарушений офицерского этикета, решали судьбу недисциплинированных офицеров. Несмотря на кратковременность действия Офицерских собраний, они показали себя в качестве эффективного рычага воздействия на создание благоприятного климата в офицерской среде, положительно отражающегося на общем состоянии боевой готовности частей и подразделений.

Апофеозом развития демократического процесса, коммуникационных взаимоотношений между армией и властью стало проведение Всеармейского офицерского собрания в январе 1992 года, на котором присутствовали избранные представители Офицерских собраний воинских частей из всех видов и родов вооруженных сил. Диалог между армейской общественностью и государственной властью, произошедший на этом форуме, ярко продемонстрировал удаленность власти от назревших армейских проблем и непонимание обеими сторонами друг друга, что стало причиной быстрого заката первого в послереволюционной истории демократического органа в вооруженных силах.

Руководство новой Российской армии, созданной указом Президента РФ 7 мая 1992 года, этот демократический орган отвергло. Роль Офицерских собраний была существенно снижена, деятельность забюрократизирована, демократические ценности размыты. Руководить Офицерскими собраниями поручалось исключительно командирам со всеми вытекающими из этого последствиями. Поэтому неудивительно, что многие офицеры в настоящее время даже не знают о том, что в их частях действуют Офицерские собрания, потому что никакой положительной роли они не играют, а созданы они лишь для проформы, для отчета перед вышестоящими воспитательными структурами.

Выводы из этого краткого повествования о демократии в армии плачевны. Пока офицеры не будут чувствовать себя полноценными личностями, пока не будет создан механизм ограничения безграничной власти командиров, попирающей зачастую права человека, в Российской армии не приходится ожидать ветра перемен, о котором Виктор Цой пел еще в конце 1980-х.

25.01.2003

На страницу про армию

На первую страницу