Тема 1. Этнополитология как научная и учебная дисциплина

1.         Предметная область этнополитологии.

Темы регионализма и этноцентризма, региональные и этнополитические исследования чрезвычайно востребованы сегодня в политиче­ской науке. Как отмечал еще в 1980-е годы известный норвежский иссле­дователь Стейн Роккан, «события последних десятилетий превратили «регионализм» и «этнонационализм» в предмет политической и ака­демической моды в исследованиях индустриальных обществ Запада». С большим опозданием эта тематика пришла и в российскую полити­ческую науку.

Предмет этнополитологии — это генезис этнических, этнонациональных, межэтнических, этнокультурных отношений в системе социально-политических процессов, институтов, влияние этнического и этнонационального фактора на политическую власть, идеи, политико-правовые нормы, отношения власти, деятельности политических учреждений, партий и движений в сфере этнонациональных отношений.

Этнополитология использует следующие методы исследования: этнологический, этнографический, социологический, нормативно-ценностный, функциональный, системный, сочетание анализа и синтеза, исторического и логического моделирования и т. д.

Этнический, этнографический уровни - это предмет этнологии. А социологический, политологический уровни в большей степени становятся предметом этнополитологии. Этническое в ходе активного участия в социально-политических процессах все в большей степени подвергается социализации и политизации. И в этом плане обретает статус этнонационального, или этнической нации. В дальнейшем или в своем становлении, или в содружестве с другими этнонациями она формируется в политическую нацию, нацию-государство. Все эти уровни следует учитывать и не противопоставлять друг другу.

Этнополитология взяла из сопредельных обществоведческих дисциплин не только ряд концептов и понятий, но и методику исследований. Как и этносоциология, она использует такие способы получения информации, как опросы населения, контент-анализ прессы, интервью с экспертами и полити­ками, включенное наблюдение и др. Как и этнопсихология, этнополи­тология пользуется психологическими методиками при определении особенностей этнического сознания и идентичности. Как и этнодемография, она немыслима без анализа демографиче­ских данных, в частности материалов переписи населения.

В то же время этнополитология применяет методы исследования, характерные для политической науки в целом: сравнительно-истори­ческие, системные, сравнительно-институциональные и эмпирические.

Функциональные задачи этнополитологии. Адекватно отражать жизнедеятельность этносов, этнонаций и государства как нации, как более высокий уровень их социализации и политизации - это важнейшие задачи этнополитологии. Важно также рассматривать этнические процессы в контексте конкретных социально-политических реалий, адаптации этноса к этим реалиям и политики к этническому многообразию. При этом этнополитология реализует познавательно-прогностические функции, функции политической социализации этносов и этнической адаптации власти и политики, формируя, таким образом, социально-политические условия деятельности этносов-наций, обретения ими статуса политической нации, соответствующей политической культуры, учет этнонациональной самобытности в социально-политической жизни общества, государства, управление полиэтничностью в обществе, в государстве. Функциональные задачи этнополитологии в многонациональной России чрезвычайно велики.

Категории и понятия этнополитологии. Этнополитология опирается на философские, общесоциологические, интегральные и собственно этнополитологические категории. К таким категориям относятся следующие: этнос; нация как этнос и нация как государство; этнические процессы; этнократия; этнонациональные институты и этнополитические учреждения; этнонациональная политика; полиэтничность общества, государства; права этносов, народов; малочисленные народы; национальные меньшинства; национальное самоопределение; этнополитическая и этнокультурная форма самоопределения личности, этноса и др.

Классификация этнонациональных общностей. Классификация этносов-наций зависит, прежде всего, от уровня их социализации и политизации, способов и форм социально-политического обустройства в системе властно-управленческих отношений общества, государства в целом. Люди в ходе своего исторического развития и объективно необходимой человеческой солидарности организуются в различные общности. Правомерны ли вообще споры: где кончается этнос и начинается нация? Можно ли называть этносы нациями?

Следует отметить, что дело не в научной интерпретации, а в реальном состоянии. В России сегодня имеют место этнические, этнонациональные и национально-государственное общности. Это разные формы существования общностей людей, а также разные их уровни. Одной из форм таких общностей, которая формируется исторически на базе культуры, языка, характера, и являются в научном определении этносы, в русском языке - народы, а в советской интерпретации - нации.

В современных условиях активной социализации и политизации этносов эти общности часто называют этнонациями, нациями-этносами, но обозначая и признавая их более высокий уровень социально-этнического содержания и развития политической организации нации как государства.

Этнические общности исторически всегда играли и продолжают играть большую роль в общественной и политической жизни общества, страны, которые, как мы уже отмечали, в процессе социализации и политизации обретают статус наций-этносов. Надежды на унификацию и исчезновение этносов и тем более наций-этносов, которые высказывались неоднократно историками, политиками и философами, не оправдались. Нации-этносы со многими характеристиками самобытности все же выжили даже в «плавильных котлах». Они вновь и вновь напоминают о себе, особенно там, где о них забывают, пытаются не замечать и ассимилировать. Более того, находя различные формы своего социального и политического самоутверждения при малейшем изменении социально-политических условий, нации-этносы обозначают себя через участие в политических и духовных процессах общества и государства, доказывая свою жизнеспособность и устойчивость не только в составе существующих государств, но и вне их. Жизнь доказала, что этносы, нации-этносы являются весьма стабильными и устойчивыми общностями, даже на фоне государств, которые распадаются и исчезают.

Исторически нация-этнос рассматривается то как идеологема, самодовлеющая над обществом и личностью, то как социально-политическая реальность со своими характерами и отношениями, то как стихийное бедствие, разрушающее государство, общество. Практика показывает, что нация-этнос - это исторически апробированная форма солидарности и сотворчества людей, объединенных для этого в общности с самобытными, свойственными для себя чертами и характеристиками, которые желательно сохранить для культуры и личности.

Понятие «этнос» встречается в литературе с IV-V вв. до н.э. и обозначает иной народ, «негреческое племя». Но впоследствии это понятие преимущественно стало относиться к этнонациям, для которых характерны: определенный этнотип, этнокультурные и языковые особенности, психологический склад, территориальная и этносферная общность.

Для этнонаций эти черты социализированы и политически адаптированы на более высоком уровне. Микроуровень этнического - племенной, родовой; макроуровень этнонациональный - субэтносы и мегауровень - суперэтносы, нации как государства. Можно сказать, что многонациональный народ Российской Федерации - это суперэтнос. И важно их не противопоставлять, а показывать, как различны уровни развития этнической общности в ходе ее социального и политического становления.

Этнос - это объективная реальность, которая, по мнению русского этнографа С.М. Широкогорова, является формой развития и существования человечества, «группа людей, говорящая на одном языке, признающая единое происхождение, обладающая комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традиций и отличающих его от таковых других групп».

2.         Базовые научные дисциплины для этнополитологии.

В отличие от «классических» наук с относительно дли­тельной историей этнополитология, как и этносоциология, находится еще в стадии формирования своего предметного поля, уточнения понятийного аппарата, разра­ботки концептов. Пионерами в этой области знания стали американ­ские политические социологи П.Baн ден Берге, Э. Блэк, М. Паренти, Дж. Ротшильд и др., усилиями которых уже в 60-е годы XX в. обозна­чилось обособление этнополитической проблематики, а для ее иссле­дования стали использоваться методы социологической и психологи­ческой наук. Тогда же предпринимаются первые попытки определения специфики предметного поля формирующейся научной дисциплины. В частности, М. Паренти определял предмет этнополитологии через «изучение влияния этнического фактора на политическое поведение людей и сферу политики в целом». Другой известный американский исследователь - П.Ван ден Берге - выделял в качестве предметной области этнополитологии взаимоотношения государства с этнически­ми общностями и различными этнополитическими институтами: пар­тиями, движениями, общественными организациями и т. д.

Поиск места в системе научного знания об обществе затруднен для этнополитологии еще и тем, что наряду с этнологией проблематику межнациональных и межэтнических отношений изучают этносоцио­логия (или социология национальных отношений), этнопсихология, социальная антропология, этнодемография и ряд других дисциплин (философия, право, экономика).

 «Характерно, что исследовательское „поле" отдельных этносоци­альных наук постоянно пересекается и даже совпадает, и поэтому практически любое исследование этнических явлений неизбежно при­обретает междисциплинарный характер»,— пишет социолог З.В. Сикевич.

Однако что-то же отличает науки об этнических процессах и явле­ниях друг от друга? По всей видимости, это «что-то» - угол зрения на объект исследования, который, как мы уже отметили, является общим для всех этих дисциплин.

И если «этническая социология - это специальная социологиче­ская теория (отраслевая социология), изучающая социальную обу­словленность этнических явлений», то по аналогии мы можем опре­делить этнополитологию как субдисциплину в рамках поли­тической науки, изучающую политическую обусловленность этнических явлений и процессов. Причем этнополитология пре­тендует на то, что она изучает не отдельные аспекты политиче­ской жизни этнических общностей, а всю эту сферу как целост­ную и многомерную систему, т.е. она претендует на комплексность и интегративность получаемого знания о данном объекте. Таким об­разом, этнополитология является следствием развития как научной специализации, дифференциации науки, в данном случае политоло­гии, так и, наоборот, объединения наук, кросс-научного видения про­блем.

При этом неизбежно в центре внимания этнополитологии оказы­ваются:

во-первых, государство, поскольку современная его форма - это «нация-государство», а государственность - тот объект, который обес­печивает «совместимость» двух основных концепций нации («нация-согражданство» и «этнонация») и объясняет их противоречивый сим­биоз в различных культурных средах;

во-вторых, деятельность политических, в том числе правящих центральных и региональных элит, связанная с участием в этнополитических процессах.

Для размежевания с предметной областью этнической социологии используем удачное, с нашей точки зрения, сравнение предметов поли­тической социологии и политологии, которое предложили в свое время Р. Бендикс и С.М. Липсет. В частности, они писали: «Если полити­ческая социология начинает с общества и исследует, как оно влияет на государство, т. е. на формальные институты распределения и осу­ществления власти, то политическая наука начинает с государства и изучает, как оно влияет на общество».

Следовательно, и этнополитология в отличие от этнической социо­логии тоже идет от государства и других политических институток и акторов и исследует, как государственная политика и деятельность политических элит воздействуют на этнические процессы. Если этносоциология изучает социальную структуру этносов, социальный статус этнических групп, определяющий специфику их интересов и поведения, социально значимые явления в этнической культуре, соци­альную мобильность этнических групп, то этнополитология исследует эти же процессы под другим углом зрения - как на них воздействуют политические феномены, и прежде всего государство.

В свою очередь, в центре внимания этнопсихологии находятся характеристики психики людей, обусловленные их этнической принад­лежностью, этнические стереотипы, особенности того, что называют «базовой этнической личностью», и др. Все это, несомненно, интере­сует и этнополитологию, но главное здесь в том, чтобы выяснить вли­яние психологических факторов на политическую жизнь общества, в целом, взаимоотношения представителей различных этнических групп по поводу политической власти и ее институтов, на специфику их по­литического поведения и степень их вовлеченности/исключенности из политического процесса.

Этнодемография изучает особенности воспроизводства этно­сов -рождаемость, смертность, брачность (наличие или отсутствие межэтнических браков), особенности отношений между полами и по­колениями, обусловленные этнической принадлежностью, и др. Этно­политология рассматривает эти же явления, но сквозь призму воздей­ствия на них политических институтов и процессов и т. д.

Этнология как учение о закономерностях становления этносов, их эволюционного движения и самоутверждения в обществе как самостоятельных социальных общностей также является важной основой этнополитологии.

Этнология включает в себя физическую антропологию, которая изучала «особенности человеческих рас, специфику их физического строения, умственные особенности, морали, традиции, языки и истории. Этнология предметно связана с жизнью этноса». Политизация этнонациональных отношений и этнократизация политических отношений и институтов в различной степени могут идти как в нормальном режиме, так и в крайних формах, которые искажают суть этнических и политических процессов в целом за счет гипертрофированного давления друг на друга.

Соотношение этнонационалыюго и политического имеет особое значение в функционировании власти и политики в многонациональной России. Этнографические, этнологические и антропологические знания о народах - важнейшие условия оптимизации их жизнедеятельности в обществе, в государстве, в политических институтах, а также управления. Эти знания широко использовались в прошлые века в ходе завоевания, колонизации тех или иных народов и территорий. Великие географические открытия служили не только и не столько изучению новых территорий и народов, а сколько проведению колониальной политики крупных империй и государств.

В современных условиях знания по этнографии, антропологии, этнологии, этнополитологии в системе общественных наук и государственного управления имеют еще более масштабное значение. Они необходимы для обустройства различных этносов, наций в едином государстве, для наполнения их политического партнерства и участия. Эпоха Просвещения, период формирования национальных государств положили начало систематизации знаний, накопленных о народах. Исследователи объединились постепенно в «Парижское общество этнологии» (первая половина XIX в.), «Общество антропологии, этнологии и предыстории» (Германия, 1869), «Итальянское общество антропологии и этнологии» (1871). Развитие этнологии в Великобритании начинается с исследований по антропологии О. Гасмана (1596 г.).

Особенно активное развитие этнология, антропология и этнографические исследования в политических целях получают в эпоху колонизации крупных территорий и народов XVII-XVIII вв. Самостоятельные научные и просветительские школы рассматривали этнографию, этнологию, прежде всего через призму характеристики «традиционных обществ». Поэтому традиционно, с одной стороны, национальная связь рассматривается вместе с этничностью, а с другой стороны - с согражданством, полиэтничностью. Хотя следовало бы сказать, что нация как этничность и нация как политическая общность, согражданство - это различные уровни.

Джеймс Фрезер в 1906 г. непосредственно подвел, приблизил работы по этнологии к социологии и политологии. Еще раньше в США Льюис Морган проводил расовые и этнокультурные исследования, в которых явно просматривались социологический и политологический смысл. Именно на его работах, в частности, обосновывает социально-классовый подход к формированию семьи, частной собственности и государства Ф. Энгельс. Таким образом, он включает этнологию непосредственно в социально-политические науки.

Этничность формирует, отражает этническую солидарность общности, а этнополитичность в большей степени - общность политическую.

Началом русской этнологической школы считают учреждение в 1846 г. Русского этнографического общества. Работа К.М. Бэр «Об этнографических исследованиях вообще, в России в особенности» в этом плане представляет большой интерес. Освоения новых земель требовали знания о народах Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии, Кавказа, что очень важно было еще тогда. Н.И. Надеждин пишет работу «Об этнографическом изучении русской народности». Мировое значение имеют работы Н.Н. Миклухо-Маклая.

Новым словом в науке стали исследования Г.Г. Шлета по этнической психологии в начале XX в. Постепенно понятие «народ» обретает не только этническое, но и политическое содержание. Таким образом, нация-этнос закономерно становится объектом научного и политического анализа.

Нации-этносы исторически были и остаются активными участниками политических процессов и институтов. Развитие наций-этносов как внутри самой общности, так и в межнациональных отношениях имеет свои закономерности и особенности, которые теснейшим образом трансформируются в ходе исторического развития в системе социально-экономических и духовно-политических отношений. Этнонациональные общности, каждая в своем многообразном взаимодействии с другими этносами, нациями, имеют историю и перспективы своего политического развития и сотрудничества. Их социализация и политизация исторически различны по сути и по историческим этапам. Каждая из наций-этносов имеет самостоятельную природу и особенности воспроизводства тех или иных сфер общественных отношений. Политика, правление будут самыми адекватными, если они выводятся из особенностей этнонационального развития народов данной страны.

Марксизм ввел свои подходы деления этносов на племена, народности и нации, когда этнонациональные образования по уровню их общности четко стыкуются с теорией общественно-экономических формаций. Родовое общество — род, племя; феодальное общество — народности; капитализм, социализм — буржуазные и социалистические нации.

Демократическое государство открывает равные возможности развития и участия для всех наций-этносов, в том числе и в их политическом статусе. И этим путем возможна наиболее безболезненная эволюция перехода от нации-этноса к нации-государству. Тесное и гармоничное сочетание этнонационального и политического в нации-государстве - это закономерный процесс, который не обязательно предполагает «конец нации» (В.А. Тишков) как этноса или разрушение нации как государства. Нельзя ставить нации-этносы и нации-государства в альтернативу друг другу. Они исторически интегрируются в новое качество, но при этом сохраняя самобытность и функции каждого.

Род, племя, этнос, нация-этнос - это важнейшие исторические формы перехода этнонаций от простых к сложным системам социально-политических общностей людей при формировании специфической культурной, природной и этнополитической среды как самобытной системы жизнеобеспечения конкретных наций-этносов и крупных наций-государств. В этом плане в науке немало различных подходов, например, теория эволюционизма - развитие эволюционным путем и путем адаптации к среде человеческих коллективов (Ч. Дарвин, Э. Кант, Э. Дюркгейм).

Г. Клемм в работе «Общая история культуры человечества» (1843-1847) выделяет стадии человеческого развития, характеризуя главным образом догосударственный этап развития народов; в работе А. Бастиан «Общие основания этнологии» (1871) основное внимание уделялось первичным культурным элементам развития народов и доказывалось, что в случае одинаковых условий жизни и среды обитания этносы, а значит и люди, везде будут одинаковыми; Л. Моргана в работе «Древнее общество» (1878 г.) разделял историю народов на периоды: дикость, варварство и цивилизация. Социально-политическая характеристика этого явления дана в произведении Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства».

Важно отметить, что все эволюционистские школы ищут истинный, первичный элемент этнокультурного развития по пути непрерывного процесса от простого к сложному. При этом не всегда замечая, что эти процессы развиваются на фоне формирования государств, конкретных политических режимов, власти. Именно с политической целью, а не из-за научной целесообразности или объективности многие ученые, выполняя политический заказ, пренебрежительно относились к так называемым «примитивным народам». На этих идеях вырос расизм, национализм и фашизм, античеловеческие идеи и практика.

Многие из подобных идей к XXI в. доказали, что они не совпадают с реалиями. Так относившиеся к школе диффузионизма этносов Ф. Ратцель («Антропогеография», 1909); Ф. Гербнер («Метод этнологии», 1905) и другие исследователи прослеживали зависимость характера народа в какой-то степени от государственного устройства, от географической среды. Эти взгляды ближе подходят к социологии и политологии. Австромарксисты (Каутский, Бауэр, Ренан) и И.В. Сталин «Национальный вопрос и марксизм» (1913) - это уже практические разработки политической нациологии или этнополитологии. В них дается достаточно жесткая связь этнонационального и классового вопроса, где первые попадают под диктат второго, в ущерб научному подходу.

К школе функционализма относится А. Радклифд-Браун (1950-е гг.), который ввел в изучение этих явлений и процессов подход структурного функционализма. Близка к нему школа Б.Малиновского о культурно-функциональной этнологии, которая фактически закладывает основы развития этносоциологии и этнополитологии во взаимосвязи и взаимообусловленности между общественными отношениями и разными этнокультурами.

Культура каждого этноса справедливо истолковывается как целостное явление, которое обеспечивает жизнедеятельность человека, общности в специфических для данного этноса условиях. Поэтому этнокультурные основы человеческого общества выступают не случайными, а закономерными факторами для политических процессов и государственного устройства. Но этнонациональная проблематика все больше перегружается политикой и идеологией. Даже дух великого философа Гегеля оказался порой замкнутым в рамках этнонационального духа. У Гегеля «Дух народа» - это «мир, существующий в своей культуре, в своих обычаях, в своем государственном устройстве и в своих политических законах». Его идеи продолжил Фихте, который говорил о «неизменном народном духе, имеющем божественное происхождение». Такие подходы стали использоваться впоследствии для обоснования нацизма и фашизма, превосходства арийцев, немецкой нации над остальными.

Этнология, а вслед за ней и этнополитология в своей реальной научности создают базисный объяснительный механизм исторических и политических процессов в сфере этнических и этнополитических отношений. Исходя из такой формулировки предметного поля этнополитологии, можно сформулировать и основные ее направления (темы).

Первая из них предполагает раскрытие базовых для  науки понятий, каковыми являются:   «этничность»,   «этническая общность», «этнос», «этническая идентичность».

Вторая важная тема — это исследование процесса становления и развития национального государства как политической формы существования этнических/национальных общностей в современном мире. Неразрывно с этой темой связаны проблемы нации и нацио­нализма как идеологии нации-государства, его исторических форм в Европе, где эти феномены возникли, и их специфических форм в других регионах мира.

В изучении названных вопросов достигнуты, пожалуй, наибольшие успехи. Как отмечает немецкий исследователь О. Дани, уже в 60-70-е годы XX в. «в связи с бурным развитием эмпирических социальных дисциплин в изучении этих вопросов открылись новые перспективы... применение методов коммуникативно-социального подхода к процессу образования наций (К.В. Дойч), применение метода научного модели­рования для определения того, какое место занимает процесс обра­зования наций в общем контексте политической картины современ­ного мира (Р. Бендикс), и объяснение регионализма в плане разви­тия этносов в сторону превращения в политические нации (Э.Смит). Новые концепции... дали также новый толчок делу изучения ев­ропейских национальных и националистических движений (Г. Элей, Ц. Фёрстер. Д. Дюдипг, А. Бифанг). Дальнейшая разработка типоло­гического подхода... доказала плодотворность его использования как метода систематизации применительно к таким явлениям, как, на­пример, процесс образования национальных государств (Т. Шидер) или национальных движений (М. Хрох)... Параллельно этому... в последние тридцать лет в англосаксонской литературе отмечается взрыв теорий национализма». В результате появилось несколько об­щих концепций образования наций и национализма (Г. Кон. Э. Кедури. Э. Геллнер, Э. Смит, Б. Андерсон и др.), что создало теоретический фундамент для исследования этих феноменов в различных регионах и странах мира.

Однако поскольку, с одной стороны, процессы строительства на­ционального государства и нациогенеза идут неравномерно и во многих регионах мира для многих этнических общностей националь­ное государство - это пока один из вариантов «светлого будущего», за которое борются иногда с оружием в руках; а с другой - посколь­ку подавляющее большинство государств мира мультиэтничны (список гомогенных в этнокультурном отношении государств мира, составлен­ный К. Янгом, включает всего 11 стран: Барбадос, Бахрейн, Ботсвана, Катар, обе Кореи, Коста-Рика, Лесото, Тунис, Уругвай и Япония) и сегодня даже в «старых» нациях-государствах Европы разверты­ваются процессы регионализма и сепаратизма, постольку неизбежно появляется тема этнополитических конфликтов и этнополитической мобилизации. Актуализация данных проблем даже привела в 80-е годы XX в. к рождению новой субдисциплины, возникшей на стыке целого ряда социальных наук, — этноконфликтологии.

Далее, поскольку мы живем в эпоху глобализации, т. е. живем в глобальном взаимосвязанном и взаимозависимом мире, где, с одной стороны, наблюдается кризисе национального государства, а с другой стороны, существуют мировое сообщество и признанные всеми суверенными государствами нормы международного права, в том числе право наций на политическое самоопределение, постольку неизбежно появляются еще две темы:

одна - глобализация и пер­спективы национального государства;

вторая - теоретические и практические проблемы реализации права этнических общ­ностей на самоопределение. Эта проблематика находится в центре внимания этнополитологов в силу своей практически-политической злободневности.

Этнополитология есть интегрированное отражение этнических и этнонациональных интересов в политике, а также специфики политики и управления в сфере жизнедеятельности наций-этносов, особенностей их участия в политических процессах и институтах, которые и формируют в комплексе определенный тип этнополитических отношений. Этнополитология выявляет специфику политических отношений и процессов, деятельности политических институтов и учреждений в многонациональном обществе, государстве.

Этнополитология - это общая политическая теория, практика жизнедеятельности наций-этносов в обществе, государстве, формирование многонационального народа, нации как единого государства, политической нации. Термин «этнос» - народ - связан, прежде всего, с общими обычаями. А политика - это методы собирания государственной целостности, при использовании государственных и властных механизмов, рычагов, в том числе и через участие в этих процессах различных этносов, их представителей. Говоря об этнополитике, не следует преувеличивать ее возможности и политическую силу. Все зависит от того, насколько мудро и политически выверено обеспечение участия этносов, наций в делах формирования и функционирования власти, политических институтов и государства в целом.

Наконец, то обстоятельство, что мы живем в мультиэтническом го­сударстве, где не сформировалась единая «российская» политическая нация (т. е. Россия не является нацией-государством в европейском смысле этого слова) и ряд этнических общностей «горит желанием» стать нациями, делает неизбежным и важным рассмотрение этнопо­литических проблем современной России.

3.         Этнонациональные процессы и политическая карта мира.

Сложность этнонациональных и этнополитических процессов объясняется сложностью этнической картины мира и политической карты планеты. Следовательно, здесь существует многообразие моделей взаимодействия. Кроме того, сами этнонациональные процессы проходят на фоне конкретно-исторических политических реалий. Отсюда и различие подходов к определению сущности этносов-наций и наций-государств, их развития и взаимодействия, которые обусловлены, в том числе и особенностями социально-экономического и политического развития судеб конкретных народов в конкретных странах. Соответственно даже такое, казалось бы, объективное явление, как отношение к режиму политической власти, зависит не только от географических, но и от политических и этнопсихологических условий. Даже вопрос землепользования, оказывается, имеет этнокультурные особенности. Так, доля общинного землевладения в России доходила в начале XIX в. до 90%, а в Грузии, Финляндии, Литве такой формы вообще не было.

Традиции порой довлеют и над объективными реалиями. Индивидуалистское сознание граждан стран Запада скорее формирует модель демократического общества, так как коллективистское сознание в восточных странах в большей степени довлеет к модели монархических, авторитарных режимов. Это положение может меняться в ходе исторического развития.

Особенности, специфика ни в коем случае не дают никаких оснований для доказательств превосходства какой-либо нации или расы над другими. Этого превосходства никому не удалось доказать. Отсюда и деструктивность всяких теорий «перспективных» и «неперспективных» наций-этносов, которые невежественно проповедуются до сих пор. В этом же ряду находятся и теории «унификации» разных обществ, утверждение неминуемого господства «универсальных ценностей» и отказа людей от наций-этносов, которые были и остаются достаточно устойчивой социальной общностью, с глубокими духовными традициями, духовной и материальной культурой. Идеи унификации в конечном итоге оборачиваются диктатом воли и культуры одного этноса, а точнее одной этнической группы над другой, как в 1930-40-е гг. в Германии. Универсальность и фрагментарность многообразия мира - это реальность, и политически важно действовать с учетом имеющихся реалий.

Этнонации и национализм: старое и новое содержание. Нация и национализм в своем содержании имеют этническое и политическое измерения. Традиционно в отечественной литературе национализм характеризуется как экстремистская форма этнонационального. В последнее время у нас начали искать позитивный национализм, позиционируя его с моментом самоутверждения нации-этноса. При этом не всегда учитывается тот факт, что у нас называют национализмом то, что на Западе называется расизмом. Мы четко подразделяем национальное и националистическое и признаем, что национальное находится, как и любое социальное явление, в постоянной борьбе за свое самоутверждение и выживание.

Если этносы как нации - реальность, то их обустройство - задача политики в современных условиях. В этом плане этносы-нации являются как объектом, так и субъектом политики и политических процессов. Отсюда и актуальность этнополитического изучения и этнополитического управления этими процессами. Нация и национальность, по сути, сегодня имеют как этнический, так и государственный, политический смысл. В нашей реальности есть национальность как этничность, но есть и национальность как гражданство.

Задача политики - обеспечить гармонию этнонациональных и государственно-национальных интересов, чтобы обеспечить развитие как наций-этносов, так и многонационального народа Российской Федерации.

Этнонациональная и гражданская идентичность сообщества, человека - важная и составная часть их сущностной характеристики. Нация и национальное самосознание - атрибуты каждого народа. Они имеют, с одной стороны, политическое содержание и формы проявления, а с другой — этнополитический, этнокультурный статус. Более того, в этнополитологию, вплетены и такие жизненно важные понятия, как «семья», «род», «культура», «община», «общностная солидарность», «этническая общность», «национальная общность», «этнонациональная консолидация», «традиции», «этнополитическое сообщество», «суперэтнос», «многонациональный народ», «политическая нация» и т. д.

Этнополитические процессы включают в себя моменты как собственно этнические, так и собственно политические, а также сложнейшие моменты их взаимодействия и единства. Исторически процесс интернационализации и национального развития противоречив, но постоянно взаимодействует в едином пространстве. В развитии мирового сообщества имеют место противоположные тенденции: с одной стороны, разворачивается процесс глобализации и интернационализации, экономической интеграции и взаимозависимости стран и народов, с другой - усиливается национальная идентификация, фрагментация и национальное обособление.

Глобализация и этнокультурное многообразие - это актуальный вопрос этнополитики и геополитики. Многие страны, ранее считавшиеся интегрированными, в том числе за счет решения этнических вопросов, взрываются перед новыми опасностями ассимиляции в ситуации глобализации. Поэтому появляются новые направления исследования и практики этнополитики как науки и метода управления.

Нация как этнос - одна из форм многообразия человеческого сообщества. И она сталкивается с новыми, масштабными проявлениями интернационализации. Это объективно. Глобализация, с одной стороны, казалось бы, создает условия для открытия и расширения масштабов представительства этнонациональных ресурсов в мире, а с другой - пресс глобализации начинает парализовать, уничтожать самобытность этнонациональной общности и человека. Этнонация - наиболее естественная база предыстории, более того, живая ткань формирования нации-государства, политической нации. Масштабы этого процесса вышли за границы и наций-государств. На повестке дня встают вопросы мировой интеграции, глобализации.

Этнополитология исследует роль политики и государства в развитии этносов. Их роль в становлении нации-государства показывает логику познания и деятельности институтов и учреждений в этногенезе и в образовании политических наций. Этнонациональное занимает свое место в политической нации, но не растворяется в последней. Этнополитология выстраивается на этнографической, этнологической базе в ходе познания и регулирования политических процессов и этнонациональных отношений.

Этнополитология - это и этнологическая адаптация политики, а также формы и методы политического влияния и действий политических институтов в сфере этнонациональных отношений. Этнонациональные и этнополитические явления охватывают все стороны многонационального, полиэтнического государства. В стабильном государстве изначально создаются политические условия функционирования наций-этносов. При этом параллельно действуют рычаги, способствующие их консолидации и развитию нации-государства. Разные, по сути, социально-политические системы в разных странах создают свою специфическую модель полиэтничности, ее формирования как политической нации. Если же этнополитика носит импульсивный, конъюнктурный характер, то мы получаем всплеск этничности, когда она сама подменяет политику и довлеет над ней. Этничность в своей основе сама по себе всегда содержала в себе определенный политический заказ и политическую окраску, становилась поводом не только прогресса, но и кризисов. И задача этнополитики - своевременное управление этими процессами на благо народов и граждан страны.

К концу XX - началу XXI вв. этнополитология стала ясно обозначать свой предмет как научный анализ этнонациональных процессов и этнополитическое институциональное оформление и управленческое воздействие. Они синтезируют в себе разнообразные знания:

Ø  о политической сущности и политическом управлении этнонациональными процессами;

Ø  о политическом участии и политической ответственности этносов в общественной и государственной жизни;

Ø  об учете этнонациональных особенностей общностей и конкретных людей в политических процессах и в деятельности политических институтов.

Этничность, оторванную от разумной политики, мы рассматриваем как мощный рычаг в руках политических провокаторов и экстремистов разного толка, который они используют для достижения своих корыстных интересов: власти, собственности, статуса. И здесь этнополитология сможет помочь отделить политику от политиканства в сфере этнонациональных отношений. В методологии этнополитологии, в методах и принципах изучения сути этнополитических процессов и управления ими мы раскрываем роль этнополитологии, познаем богатство многообразия этнонационального и национально-государственного, достигая при этом единства, сплоченности полиэтнического общества, его превращения в единую политическую нацию.

Классификация, систематизация народов и знаний о народах России. Известно, что в современном мире более 6 тысяч этносов, а наций-государств более 200. В России по переписи 2002 г. проживает более 160 этносов. Вопрос классификации этносов имеет политическое значение. В зависимости от фактора влияния этносы делятся по географическому, антропологическому, социально-классовому, политическому, лингвистическому и иным признакам.

Этнос как биологическую единицу и фазы его развития провозгласил Л.Гумилев в своей работе «Этногенез и биосфера Земли». Это «пассионарная теория этноса», где этнос показывался как биофизическая реальность и самоорганизующаяся система, была тогда отвергнута полностью советской идеологической и политической системами. Из работ многих исследователей вытекает еще один важный вывод о том, что этносы - это объединения людей но признаку комплиментарности, когда люди одной этнической природы понимают друг друга. Понятия «этнос», «этносфера» (Л.Н. Гумилев), «этносоциальная общность» (М.И. Кулинченко), «этникос» - как формы существования людей (Ю.В. Бромлей), «социализация этноса» (М.И. Кулинченко), «этнопсихоанализ» (Г. Дереве), существование этносов на основе «информационных связей» (Н.Н. Чебоксаров и С.А. Арутюнов), «этнос как мифологическая категория» (В.А. Тишков) - это лишь отдельные характеристики этносов. При этом каждый из ученых по-своему прав, но комплиментарность к собственным подходам не позволяет дать комплексную характеристику предмета исследования - этносов.

Одной из существенных черт этнонаций, индикатором ее не формальной, а духовной сущности является язык. Огромное значение имеют также менталитет и определенные мировоззрения, которыми располагает каждая этнонация, практика этнонациональных отношений в целом. Отсюда происходят идентичность нации как этнической общности и национальная идентичность человека. Они имеют свои этнонациональные и гражданские общенациональные корни.

Легитимность власти в многонациональном обществе во многом зависит от самочувствия этносов, их прав, перспектив развития. Влияние этнонациональных факторов на состояние власти, политические отношения и политическое поведение граждан бесспорно. Этничность при этом может выступать одним из сильных моментов политической мобилизации масс и отдельных людей.

Этнополитология - это политология этнонациональных отношений. Этнополитология изучает участие этнонации во власти и властных отношениях, в производстве этнокультурного характера властных технологий и управления политическими процессами. В основе лежит активность человека, который воспроизводит в своей деятельности, в обществе, государстве свою этнонациональную и гражданскую идентичность, не рассматривая формирование гражданской идентичности как деэтнизацию, а выявляя гармоничность их взаимодействия.

Предрассудки и стереотипы в сфере этнонациональных отношений. Особое влияние на этнонациональные и политические отношения оказывают этнонациональных предрассудки и стереотипы. Проявляются они и в политических процессах, в политическом поведении национальностей и конкретных индивидов. Возможно наложение политических предрассудков и пристрастий на судьбы народов. Как доказывает опыт, в переходных, трансформирующихся обществах, почти во всех республиках бывшего Союза, этнонациональное самосознание легко политизируется и обретает крайние формы национализма и шовинизма. Предрассудки и крайности исторически всегда существовали, когда речь шла о разных народах, культурах и религиях. Здесь оценки «свой», «чужой» проявляются гипертрофированно. Римляне, к примеру, всех других народов называли варварами. В 1853 г. вышла книга Артура Гобино «Опыт о неравенстве масс», где обосновывались неполноценность и неравенство многих народов и рас. На разных этапах истории человечества, в разных ситуациях различные народы в угоду политическим целям объявлялись неполноценными, вплоть до обоснования и оправдания их физического уничтожения. Эти идеи принесли человечеству немало трагедий, но еще не ушли в прошлое. С ними можно столкнуться и в обыденной жизни.

Самоопределение народов и перспективы государств. Каждый народ имеет право на самостоятельное определение перспектив своей этнокультурной и политической жизни: вместе с другими этносами или отдельно. Но механизмы определения этого волеизъявления народа должны быть легитимными и учитывать интересы, благополучие и безопасность всех других народов, особенно проживающих совместно в данной конкретной стране. Чаще от имени народа может выступать маленькая группа людей, которая преследует свои корыстные цели. В международных документах зафиксировано право нации на самоопределение, но при этом есть предостережение от права на разрушение суверенитета и целостности существующих государств. Тут нет четких правовых механизмов. При необходимости должны быть подключены согласительные и иные процедуры.

Этнополитология нацелена на поиск способов регулирования жизнедеятельности, взаимодействия, адаптации и развития этносов в конкретной политической среде, в государственной общности. Отсюда вытекают и конфликтные задачи политического управления этими процессами, в том числе и с учетом политических интересов и политического участия наций-этносов и их представителей в политической жизни, в политических институтах и учреждениях. Сводить весь комплекс проблем народов к национально-культурным потребностям означает, что реализацию своих политических интересов они будут пытаться осуществить самостоятельно, стихийно и не всегда в легитимных формах.

Предмет этнополитологии и роль этнополитологии изменяются с расширением демократического участия этносов в политических процессах и институтах, ростом актуальности учета и согласования этнических интересов в целях укрепления солидарности общества и единства государства. По мере насыщения этнополитики демократическим содержанием, меняются и ценностные ориентации самосознания как нации-этноса, так и нации-государства, граждан страны, независимо от этнической принадлежности.

Этнополитология в условиях демократического государства - это поиск позитивного баланса этнонациональных и государственно-национальных интересов, обеспечения их гармоничного взаимодействия. Этническая солидарность людей должна осуществляться с учетом прав и свобод граждан, безопасности и устойчивости государства. Отсюда научная и политическая актуальность этнополитологии.

 Литература:

Абдулатипов Р.Г. Этнополитология. СПб.: Питер, 2004. С.15-36.

Ачкасов В.А. Этнополитология: Учебник. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. С.4-9.

Политология: Лексикон / Под ред. А.И.Соловьева. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007.  С.760-774. 

 

К оглавлению курса

На первую страницу