Тема 1. Природа и предназначение политической идеологии

1.1. Сущность и основные модели формирования политической идеологии

Наиболее общей категорией, характеризующей субъективную сторону политики, является политическое сознание. Оно охватыва­ет ценности, убеждения, эмоции людей, определяющие их поведе­ние в сфере политических отношений. От политического сознания зависит содержание и характер политического процесса.

Основными формами существования политического сознания являются политическая идеология и психология. Политическая дея­тельность определяется системой взглядов, отражающих интересы людей. Эти интересы осознаются и в других формах - ре­лигии, искусства, науки и т. д., но идеологическое отражение дейст­вительности наиболее непосредственным образом связано с поли­тикой.

Термин «идеология» древнегреческого происхождения и бук­вально означает «учение об идеях». Впервые в научный оборот этот термин был введен в конце XVIII в. Антуаном де Траси, одним из последних представителей поколения французских просветителей. В многотомном сочинении «Элементы идеологии» (т. 1-4, 1805-1815) он охарактеризовал идеологию как «науку об идеях», которая должна быть такой же точной, как и все естественные науки, слу­жить средством воспитания гражданских добродетелей, обеспечи­вающих стабильность общества. По мнению де Траси, в мировос­приятии людей коренятся логические и психологические основы политики.

Де Траси был лидером организации под названием Институт, объединявшей видных философов того времени, которые считали, что идеология должна «изменить лицо мира». Вступивший в эту организацию в 1797 г. Наполеон Бонапарт впоследствии, 20 декабря 1812 г, публично осудил «первых идеологов», списав на идеологию все свои политические ошибки. С тех пор понятие «идеология» приобрело прежде всего политическую окраску и начало приме­няться в негативном смысле, поскольку ассоциировалось с внуше­нием, навязыванием и поддержанием диктата и принуждения

Появление понятия «идеология» в конце XVIII в. не означало отсутствия до этого времени идеологии как таковой. Ведь потреб­ность в ней как рациональной основе политики испытывали все об­щества. Можно полагать, что до европейской секуляризации (эпоха Просвещения) роль идеологии на протяжении столетий выполняла религия. Идеологии стали зарождаться в период Возрождения, когда начался процесс секуляризации, т. е. освобождения общественного и индивидуального сознания от религии. Постепенно на смену религиозной картине мира приходит рациональная система представлений о мире. Политика перестала быть прерогативой церковной власти, перейдя в разряд светских дел.

К числу ученых, занимавшихся историей идей непосредственно до возникновения термина «идеология», обычно относят таких французских просветителей, как Кондильяк, Дидро, Гольбах, Гель­веций, Ламетри.

В XIX-XX вв. О. Конт, К. Маркс, Э. Дюркгейм, М. Вебер, В. Парето, К. Мангейм, Т. Парсонс и другие ученые исследовали такие аспекты проблематики идеологии, как ее природа, соотношение с наукой, взаимодействие с другими сферами жизни общества. По­явился даже термин «идеологоведение».

В дальнейшем в науке сложились разные взгляды на идеологию как объект научного анализа.

В работах создателей марксистской теории термин «идеология» в зависимости от контекста использовался в трех значениях:

1) со­знание определенного класса в целом;

2) теоретическое сознание;

3) ложное, извращенное сознание, порожденное противоречиями производственных отношений.

Марксизм исходит из обусловленности идеологических доктрин материальными условиями жизни общественных групп. В зависи­мости от места, которое занимает группа в общественных отноше­ниях, ее идеология является научной либо ненаучной. Согласно марксизму, идеология научна, если выражает классовые интересы, совпадающие с ведущими тенденциями общественного развития. Естественно, она рассматривалась как научная идеология рабочего класса, которому отводилась роль освободителя человечества от эк­сплуатации.

Такой подход к идеологии доминировал в СССР, претерпевая незначительные изменения и уточнения в основном фразеологиче­ского характера. Марксистская идеология обычно именовалась про­летарской, революционной, прогрессивной, научной и т. д. Все не­марксистские направления политической мысли определялись как буржуазные, империалистические, мелкобуржуазные, реакционные, иллюзорные, ложные и т. д.

В отличие от марксистского экономического детерминизма в трактовке идеологии Макс Вебер (1864-1920) обращал внимание на взаимообусловленность связей между материальной сферой и мировоззренческими системами. Он писал: «Интересы (материаль­ные и духовные), а не идеи господствуют непосредственно над дея­тельностью; но "образы мира", создаваемые "идеями", очень часто служили стрелками, указывающими путь, по которому действия были движимы динамикой интересов».

Итальянский мыслитель Вильфредо Парето (1848-1922), не от­рицая социальную обусловленность идей и концепций, тем не менее, акцентировал внимание на необходимости выработки таких ми­ровоззренческих систем, «чтобы то, что из них логически следует, не вступало в противоречие с условиями реальной жизни».

В формировании мировоззренческих доктрин, предписываю­щих взгляды на окружающий мир, В.Парето отводил значительную роль факторам иррационального характера и доминиру­ющим в обществе устойчивым чувствам. По его мнению, эти чувства и составляют базовую основу наиболее распространенных идей.

Внимание ученого привлекали такие проблемы, как трансфор­мация мировоззренческих доктрин под воздействием ментальности народов, специфика мировосприятия идейных форм разными соци­альными слоями. Он полагал, что интерес низших слоев к социали­стической идее, которая зиждется на чувстве сострадания к бедам ближних и поиске способа избавления от подобных бедствий, пре­допределяет «желание покончить со своими бедами, овладев теми благами, которыми пользуются люди из высших слоев, порой это также зависть, жажда иметь то, что есть у других».

В западной политической науке преобладают интерпретации идеологии как надисторического явления, существующего вне зави­симости от социальных и политических условий.

Чаще всего идеологию характеризуют как систему ценностей и предпочтений (Д.Истон. М.Дюверже и др.) Благодаря ценностям осуществляется процесс дифференциации и иерархизации объектов по степени их значимости, что необходимо для стимулирования че­ловеческих действий.

Принципиальной позицией многих ученых является категори­ческое разведение идеологии и науки, отрицание у идеологии по­знавательных функций.

М.Вебер относил идеологию, как и другие мировоззренческие и религиозные образования, к области веры, отрицая тем самым саму постановку вопроса о ее научности. Как веру расценивает по­литическое мировоззрение и современный политолог У.Матц. Он считает, что идеологии не являются порождением социальных про­цессов, а сформированы интеллектуалами определенных соци­альных групп, навязаны ими западным обществам и нашли отклик прежде всего в мифологической составляющей общественного мнения.

Вслед за М.Вебером К.Мангейм рассматривает любую идеологию как неадекватное отражение действительности, как совокупность ложных представлений, обусловленных социально-историческими обстоятельствами, особенностями познания действительности, ин­тересами познающего субъекта. Зарождение феномена идеологии он связывает с трудами английского мыслителя Ф. Бэкона (учение об «идолах разума») и обнаруживает ряд высказываний об идео­логическом искаженном сознании в работах Н.Макиавелли и Д.Юма. Вместе с тем К. Мангейм уделял большое внимание функ­циональным характеристикам идеологии и, в частности, ее спо­собности сплачивать людей, аккумулировать их политическую энергию.

Подход к феномену идеологии американского ученого С.Зизека можно рассматривать как своеобразную форму его критики. Анали­зируя взаимосвязь политики и идеологии, он понимает идеологию как систему идей, концепций и верований, претендующих на истин­ность, но на самом деле служащих определенным политическим интересам. Причинами искаженного отражения действительности теми или иными идеями, по его мнению, могут быть либо осознан­ное или неосознанное влияние совокупности общественных отно­шений, либо политические интересы создателей или приверженцев этих идей. Задачу исследователя С.Зизек видит в выявлении скры­того политического подтекста идеологий через различные симпто­мы (противоречия, умолчания, оговорки и пр.).

Свойства, отличающие политические идеологии от других форм политического сознания:

Ø    претензия на тотальную значимость - любая политическая идеология стремится подавить другие идеологии, заявить о своем великом призвании изменить мир и использовать все во имя реализации выдвинутой идеи.

Ø    нормативность - предлагаемая конкретной идеологией интерпретация требует преданности со стороны ее приверженцев ценностям и нормам, которые она культивирует.

 Трактуя идеологию как систему ложных идей, искажающих и мистифицирующих действительность в интересах определенных социальных групп, известные западные социологи Р.Арон, Д.Белл, С.Липсет, К.Поппер, Э.Шиллз и другие предприняли попытку ее отрицания как механизма социальной регуляции. В 1950-е гг. они выд­винули концепцию «деидеологизации», которая основывалась на позитивистском тезисе о снижении значимости идеологических си­стем в связи с возрастающим влиянием науки на общественные процессы. По мнению адептов этой концепции, в условиях зрелого индустриального общества, где достигнуто общенациональное со­гласие и обеспечено сотрудничество интеллигенции с институтами власти, место идеологий как ценностного регулятора деятельности людей заняла «чистая», неангажированная социальная наука. Деидеологизация была одним из аспектов технократических теорий «индустриального общества» и конвергенции мировых обществен­ных систем.

В 1970-е гг. под воздействием обострения социальных конфликтов на Западе создатели концепции «деидеологизации», утверждавшей неизбежность «заката», «конца» идеологий, радикально пересмот­рели свои взгляды на перспективы феномена идеологии. Ими была разработана концепция «реидеологизации», которая исходила из того же основного посыла, что и концепция «деидеологизации», — о несовместимости идеологии и науки, но в противоположность последней обосновывала возрастающую роль социальных идей в современном мире. Одной из главных причин появления концепции «реидеологизации» явилась необходимость идеологически противо­стоять коммунистической идеологии.

В настоящее время существует несколько версий реидеологиза­ции.

Либеральная версия ориентирована на создание «глобальной», «вселенской» идеологии как основы планетарного единства, сред­ства примирения противоборствующих идеологий.

По мнению нео­консерваторов, «возрождение духа» предполагает обращение к за­бытым, утраченным ценностям и традициям.

Леворадикальная версия акцентирует внимание на поиске альтернативных форм со­знания и путей общественного развития.

Насильственное внедрение идеологии, или так называемая индоктринация, усиливает политическую напряженность в обществе.

Большинство ученых определяют идеологию как систематизи­рованную совокупность идей, выражающих интересы, цели и на­мерения больших социальных групп - классов, наций, партий и т. д. Идеология как разновидность корпоративного сознания от­ражает групповую точку зрения на политическое и социальное развитие. Она предназначена для внедрения в массовое сознание соответствующих критериев оценки настоящего и будущего разви­тия общества.

Любая идеология носит политический характер, но понятие по­литическая идеология употребляется в специфическом смысле - для характеристики рационально-ценностной мотивации полити­ческого поведения и мировоззренческой основы политики. Полити­ческая идеология обосновывает притязания общественных групп на власть и ее использование и потому предусматривает определенную стратегию действий. Она конкретизируется в программных доку­ментах партий, в заявлениях различных политических сил, обретая четкость, направленность на конкретные ситуации и властные меха­низмы. (Согласно интерпретации политической идеологии известным американ­ским ученым К.Фридрихом, «это целостная система идей о политических сред­ствах для сохранения или преобразования политического порядка. Это систе­мы идей, связанные с действием. Обычно они содержат программы и стратегию для их реализации вместе с главной функцией объединения организаций, выст­раивающихся вокруг них. Это совокупности идей, которые относятся к суще­ствующему политическому и общественному строю и нацелены на то, чтобы изменить либо защищать его»).

Перечисленные особенности политической идеологии свойственны, прежде всего, либерализму, консерватизму, марксизму, со­циал-демократизму, анархизму, фашизму. В меньшей степени они характерны для экологизма, пацифизма, феминизма.

Существуют четыре основные модели формирования полити­ческой идеологии.

Первая - модель конденсации. Механизм этой модели состоит в том, что в результате своеобразной конденсации испарений массо­вого сознания присущие ему представления трансформируются в идеологические структуры (например, идеология тред-юнионизма, экологизма. феминизма).

Вторая модель - интегративная. Для нее характерны синтез, конвергенция различных идей и представлений существующих идейно-политических течений (например, неолиберализм, неокон­серватизм)

Третья модельдивергентная. В этом случае формирование новой политической идеологии происходит в результате дезинтегра­ции, расщепления существующей идеологии. Так, на базе марксиз­ма возникли большевистская и социал-демократическая идеология и политическая практика.

Четвертая модель - ревитализации идеологий, в результате ко­торой происходит возврат к старым идеям, их возрождение в моди­фицированной форме (например, попытки возврата к истокам марк­сизма, консерватизма и т. д.).

Следует отметить, что выделение этих моделей носит условный характер. В реальном процессе генезиса идеологий они нередко со­четаются и не встречаются в чистом виде. Вместе с тем знание этих моделей может помочь исследованию механизма возникновения идейных течений.

Политические идеологии различаются по двум основаниям:

1)  по парадигмам, т е. предлагаемым моделям общества,

2)  по степени охвата ими политических реалий;

3)  по отношению к прогрессу и технологии его осуществления.

По парадигмам политические идеологии делятся на пра­вые, центристские и левые. Одним из самых распространенных классификаций политических идеологий является деление идеологий на левые и правые.

История деления идеологий на «правые» и «левые» относится к временам Великой Французской революции, когда 11 сентября 1789 г., во время заседания Учредительного Собрания Франции при обсуждении статей первой французской конституции сторонники короля разместились справа от председателя, а республиканцы – слева. С тех пор деление на левых и правых остается в основе многих классификаций идеологий.

Правые идеологии (либерализм, консер­ватизм и их модификации) ориентированы на такую модель обще­ства, которая основывается на принципах демократии и рыночной экономики.

Левый политико-идеологический спектр составляют идеологии, для которых социальный прогресс сводится к достиже­нию равенства и социальной справедливости, созданию условий для всестороннего развития личности. Влиятельная левая идеоло­гия - марксизм связывает возможность реализации коммунистиче­ского идеала с применением радикальных, насильственных спосо­бов преобразования общества.

Как левая идеология под воздействием марксизма возник со­циал-демократизм. Последующая эволюция этой идеологии приве­ла ее к отказу от идеи революционного осуществления социальных преобразований, к ориентации на реформы как единственно целе­сообразный способ достижения равенства и справедливости. Пос­ледние трактуются не как равенство результатов, а равенство стар­товых возможностей и шансов для самореализации индивидов. Происшедшая за более чем столетие трансформация базовых прин­ципов и целей социал-демократизма превратила его в идеологию центристского характера.

Исходя из идеологических представлений, российские партии идентифицируют себя либо с правой политической ориентацией (СПС) и правоцентристской («Единая Россия»), либо с левой (КПРФ и другие коммунистические и социалистические организации) и левоцентристской ориентацией («Справедливая Россия», социал-демократы).

С учетом охвата идеологиями политических реалий они могут делиться на метаидеологии или глобальные, претендующие на объяснение глобаль­ных социальных и политических процессов, и частные, затрагиваю­щие отдельные конкретные аспекты политического бытия общества и личности.

К первой категории следует отнести либерализм, кон­серватизм, социализм.

Ко второй - анархизм, национализм, экологизм, феминизм, коммунитаризм, различные формы религиозно-по­литической идеологии, фашизм и неофашизм и др. Со временем частные идеологии могут трансформироваться в глобальные.

По отношению к прогрессу и технологии его осуществления идеологии противопоставляют радикалов, выступающих за постоянные глубокие революционные преобразования, консерваторам, стремящимся к сохранению установившегося политического порядка. Между ними располагаются силы с умеренными политическими ориентациями, предпочитающие путь постепенных реформ.

1.2. Функции политической идеологии

Политическая идеология выполняет ряд социальных функций:

Ø  самоидентификации индивидов и групп в политическом простран­стве;

Ø  легитимации власти правящих сил или права на власть оппозиции;

Ø  артикуляции интересов групп и слоев общества;

Ø  мобилизации и интеграции граждан, стимулирования целенаправ­ленных действий с их стороны;

Ø  компенсации социальной неудовлетворенности надеждой на бла­гополучное изменение социального бытия.

Идеология как форма мотивации политического поведения ис­пользуется в демократических системах лишь на этапах концептуа­лизации групповых интересов. Абсолютизация роли идеологии, т. е. подчинение ей нравственных, правовых, культурных и иных духов­ных регуляторов жизни общества, характерна для так называемых «идеократических», тоталитарных режимов.

Идеологизация политики делает ее нефункциональной, неспо­собной определять и решать общественно значимые задачи. Пре­валирование идеологических ценностей над практическо-политическими и тем более социально-экономическими целями, как известно, стало одной из причин краха тоталитарных режимов в СССР и странах Восточной Европы.

Идеологизация международных отношений в XX в., особенно в период между 1945 и 1985 гг. означала их подчинение задачам межгосударственной борьбы по идеологическим мотивам. Мирное сосуществование социалистических и капиталистических госу­дарств рассматривалось в Советском Союзе как специфическая форма классовой борьбы на международной арене. Такой подход не раз подводил человечество к грани мировой войны.

Выход из создавшегося положения был найден в отказе от конф­ронтации, в деидеологизации и гуманизации международных отно­шений. Основными компонентами нового политического мышления являлись активный диалог различных идейных течений, возмож­ность свободного доступа каждого народа к культурным и духов­ным ценностям, созданным человечеством.

С завершением холодной войны идеологическое измерение про­должает оставаться значимым фактором мировой политики. Для него характерны:

1)   доминирование западного либерализма и основывающихся на его ценностях международных институтов, играющих ключевую роль в экономике и политике;

2)   выдвижение политико-прикладных концепций «демократиза­ции» мира, «размывания суверенитета» и «гуманитарного вмешательства» в качестве идеологической основы для сохранения авто­ритарно-иерархической модели мироустройства;

3)    растущее противодействие многих государств унификатор­ским тенденциям со стороны Запада и все более активное дистан­цирование от него, в том числе в форме критики либерализма и за­падных ценностей;

4)    использование многими негосударственными акторами раз­нообразных идеологем для обоснования своего видения грядущего миропорядка - от левых и постмодернистских (анархизм, неомарк­сизм, экологизм и др.) до консервативных (национализм, религиоз­ный фундаментализм и др.).

Поскольку политическая идеология предназначена для целевой и идейной ориентации политического поведения, различаются сле­дующие уровни ее функционирования.

Первый - теоретико-концептуальный. На нем формулируются основные положения, раскрывающие интересы и идеалы класса, слоя, нации, государства.

Второй - программно-политический. Здесь социально-философ­ские принципы и идеалы переводятся в программы, лозунги и тре­бования, формируя нормативную основу для принятия политиче­ских решений и стимулирования политического поведения граждан

Третий - актуализированный. Он характеризует степень усвое­ния гражданами целей и принципов данной идеологии и их вопло­щения в тех или иных формах политического участия. Этот уровень может охватывать довольно широкий спектр вариантов усвоения идеологии - от незначительного изменения позиций до формирова­ния глубинных мировоззренческих ориентиров.

Политическая идеология оказывает активное воздействие на об­щество, соединяясь с психологией людей. Практическое сознание субъекта властных отношений представляет собой политическую психологию

Если идеология является продуктом теоретического сознания, то политическая психология формируется в процессе практического взаимодействия людей между собой и институтами власти. Поэтому в содержании политической психологии доминирующую роль игра­ют чувственные и эмоциональные элементы сознания людей, кото­рые отражают их насущные интересы. Политическая идеология, воздействуя на политическую психологию, рационализирует ее.

Инструментом распространения идеологического влияния слу­жит пропаганда. Ее назначение заключается в целенаправленном соединении теоретического и обыденного уровней политического сознания, в формировании у людей готовности к определенному типу политического действия.

Идеологии не только влияют на политические процессы, но и сами подвергаются воздействию с их стороны. Возможны следую­щие варианты такого воздействия.

В одних случаях развитие идеологических воззрений, появле­ние новых идей и концепций может опережать сдвиги и изменения в политике.

В других - идеологии могут эволюционировать с уче­том происходящих перемен.

В третьих - возможно инерционное со­стояние идеологий, обусловленное живучестью устаревших пред­ставлений, исчерпавших свою социальную функцию. Отставание идеологий от сдвигов в политической жизни и социальных измене­ний чревато их деградацией, что сейчас характерно, в частности, для коммунистической идеологии.

Следовательно, при рассмотрении роли и места тех или иных идеологических течений в идейно-политической жизни общества должны учитываться оба аспекта взаимодействия идеологии и по­литики: влияние идеологических воззрений на политику и полити­ческую жизнь, в том числе на формирование и осуществление того или иного политического курса, и, наоборот, воздействие политиче­ских процессов на идеологические воззрения социальных общно­стей.

Таким образом, существование социально-структурированного общества порождает потребность в политической идеологии как систематизированном, теоретически оформленном способе соци­ально-группового мышления, являющегося существенным элемен­том отношений власти.

1.3. Идеологический дискурс

Важнейшим аспектом функционирования идеологий является их взаимодействие в политическом пространстве. Это явление обо­значается понятием «идеологический дискурс».

Взаимодействие идеологий, как правило, развивается в двух на­правлениях.

С одной стороны, по линии дистанцирования и поле­мики с оппонентами, что усиливает напряженность в обществе.

С другой стороны, по линии установления контактов между совмес­тимыми идеологиями, способствующих сближению и даже заим­ствованию теоретических и программных положений, требований, лозунгов. Такие контакты обогащают содержание идейных систем и доктрин и могут способствовать укреплению политической ста­бильности в обществе.

Первые примеры взаимовлияния идеологий имели место еще в XIX в. Буржуазный консерватизм воспринял либеральные новации XIX в. как собственные устои, требующие защиты от посягательств радикалов, и уже имел мало общего с концепциями Э.Берка и тем более Ж. де Местра. Социальный консерватизм О.Бисмарка, про­явившийся во введении системы государственного страхования по болезни, в случае увечья и пенсионного обеспечения по старости, отразил растущее влияние социалистических идей.

Европейские идейно-политические течения оказали существен­ное влияние на формирование отечественных либерализма и кон­серватизма, а взаимодействие между этими направлениями русской общественной мысли способствовало их становлению и развитию, появлению консервативного либерализма.

В XX в. процесс взаимовлияния идеологий принял еще более широкий размах. Уже в самом начале XX в. проявился агрессивный империалистический национал-консерватизм, а затем - в известной степени как его развитие - фашизм, синтезировавший национа­листические, консервативные и социалистические идеи. В свою очередь, классический либерализм все больше превращался в либе­рализм социальный, стремящийся примирить и согласовать концеп­ции и практику свободы и справедливости.

Процесс социал-демократизации либерализма особенно интен­сивно протекал в 30-е и 60-е гг. XX в. В 1930-е гг. он проявился в пре­образовании классического рыночного капитализма в социально-рыночный. В 1960-е гг. социал-демократическая тенденция получила развитие в программах «Новых рубежей» Дж.Кеннеди и «Великого общества» Л.Джонсона, ориентированных на создание «общества благосостояния».

Во встречном по отношению к либерализму направлении эво­люционирует социал-реформизм, вобравший к середине века ос­новные либерально-рыночные и либерально-демократические идеи, прежде всего идею свободы. Такие характерные черты социал-де­мократии, как стремление к обобществлению экономики и перерас­пределению национального дохода в пользу малоимущих, поддерж­ка государственного регулирования, коллективизм, либо ушли в прошлое, либо подверглись серьезной корректировке.

Современная социал-демократия уже не выдвигает смену обще­ственного строя даже в качестве отдаленной цели и ориентируется не столько на «демократический социализм», сколько на «соци­альную демократию». В принятой на XVIII конгрессе Социнтерна (1989 г.) Декларации принципов рыночная экономика признается необходимой для достижения социального благосостояния, провоз­глашается курс на общественное регулирование в соответствии с фундаментальными ценностями солидарности и справедливости, но на основе эффективного функционирования капиталистической производственной системы.

Наконец, в последней четверти XX в. доминирующие позиции в общественной жизни стран Запада занял неолиберализм, сконцент­рировавший в себе основополагающие идеи переустройства обще­ства применительно к реалиям постиндустриализма. В США он по­лучил название неоконсерватизма.

Процесс синтезирования идеологий привел к уменьшению раз­личий между ними и частично - к их обесценению. К началу XXI в. кредо почти всех идеологических течений Запада стали рыночная экономика и оптимизация ее государственного регулирования, сво­бода, демократия, права человека. Полемика по поводу этих явлений сводится преимущественно к нюансировке интерпретаций. Идео­логизированная политика постепенно уступает место рационально-прагматической, движимой трезвым расчетом. Так, в Великобри­тании в 1990-е гг. лейбористы примирились с большей частью неоконсервативных реформ - приватизацией, переустройством рын­ка труда и т. д., а консерваторы отказались от свойственного тэтчеризму резко отрицательного отношения к вмешательству государ­ства в социальные отношения.

Известный исследователь немецкого консерватизма А.А.Френкин акцентирует внимание на дискурсе этой идеологии и либера­лизма в ФРГ: «Консерватизм противопоставляет себя либерализму. Но в то же время в консерватизме содержится определенный либе­ральный элемент. "Разгадка" этого реального противоречия в том, что обе концепции конкурируют, они не только выявляют слабости соперника, но и взаимодополняют одна другую».

Объективные процессы синтезирования идеологий и прагматизации политики могут вызывать негативные последствия, со­провождаться издержками. В этой связи представляется резонным мнение отечественного исследователя К.Г.Холодковского: «Поли­тический прагматизм при всей его оправданности и нарочитой трез­вости чреват скрытыми до поры до времени угрозами. Он способен сделать политиков близорукими, лишить политический проект ши­рокой перспективы, помешать ему стать вровень с углубляющимися проблемами современности. Своеобразной - и весьма опасной - имитацией политической идеологии в этих условиях может оказать­ся популизм, рассчитанный на аполитичную и не склонную к реф­лексии массу, воспитанную поверхностной, потребительской поп-культурой».

Идеологический дискурс протекает на нескольких уровнях. Он может носить характер полемики по наиболее общим проблемам всего человечества. Так, во второй половине XIX в. в условиях ин­тенсивного формирования и развития индустриального общества дискурс выражался в конкуренции социалистической и либераль­ной идеологий. В период с 1917 по 1945 г. дискурс проявился, преж­де всего, в остром соперничестве между социалистической и фаши­стской идеологиями. После разгрома государств фашистской оси основное содержание идеологического дискурса состояло в проти­воборстве социалистических и либерально-консервативных идей. В идейном споре на глобальном уровне участвовала также идеоло­гия социал-демократии.

В настоящее время главный водораздел идеологического дис­курса пролегает между идейными течениями, защищающими идеа­лы гуманизма и демократии, и доктринами, обосновывающими насилие и террор как приоритетные методы достижения политиче­ских целей.

Соответственно эволюционируют и идеологические си­стемы.

С одной стороны, сближаются политические доктрины либе­рализма, неоконсерватизма, социал-демократии, христианской демократии.

С другой стороны, консолидируются фашистские, экст­ремистские, шовинистические, расистские, фундаменталистские и прочие подобные течения.

Наряду с глобальными измерениями, идеологический дискурс имеет и определенные особенности на региональном и страновом уровнях. Так, в странах с устойчивыми демократическими традици­ями объектом идейных дискуссий являются в основном частные вопросы общественной жизни и текущей политики.

В странах же, где еще не завершены процессы модернизации и национальной кон­солидации, дискурс носит характер острой полемики между нацио­налистическими, либеральными и социалистическими воззрения­ми. В России от характера этого идеологического соперничества зависят формы и темпы реформирования страны.

Основные термины: идеология, политическая идеология, глобальные идеологии, частные идеологии, дискурс.

Контрольные вопросы:

1. Кем и когда был введен в научный оборот термин «идеология»?

2. В чем сущность основных исследовательских подходов к феномену идеологии?

3. Сформулируйте определение идеологии и раскройте содержание термина «политическая идеология».

4. Каковы структура и функции политической идеологии?

5. Охарактеризуйте основные модели формирования политической идеологии.

6. По каким основаниям классифицируют политические идеологии? Раскройте содержание классификации идеологий.

7. Какие варианты воздействия идеологий на политические процессы вам известны?

8. В чем проявляются взаимосвязь и взаимодействие между идеологией и политической психологией?

9. В чем сущность идеологического дискурса?

10. На каких уровнях протекает идеологический дискурс?

 

Литература

Сирота Н.М. Идеологии и идеологические течения: классическое наследие и современность. Учебное пособие. СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2009. С.7-20.

Алексеева Т.А. Современные политические теории. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2000. – 344 с.

Войтоловский Ф. Идеологическая рефлексия мировой политики // Международные процессы. 2007. Т. 5 № 3 (15).

Мангейм К. Идеология и утопия // Мангейм К. Диагноз нашего времени. М.: Юрист, 1994.

Сирота Н.М. Идеология и политика. М.: Аспект Пресс, 2011. – 216 с.

Славин Б. Идеология возвращается. М.: Социально-гуманитарные знания, 2009. – 650 с.

Соловьев А.И. Политическая идеология // Политология: Лексикон. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. С.346-365.

Тузиков А.Р. Идеология в теоретическом измерении: между прошлым и будущим. М.: Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2005. – 360 с.

Хейвуд Э. Политология: Учебник для студентов вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. С.51-53.

Шварцмантель Дж. Идеология и политика. М.: Гуманитарный центр, 2009. – 312 с.

 

К оглавлению курса

На первую страницу