Материалы для подготовки к экзамену по курсу "Информационная война в системе политических отношений"

 

Война информационная (англ. - Information Warfare, IW. - воору­женное информационное противоборство, информационная вой­на) - открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия систем друг на друга с целью получения определен­ного выигрыша в материальной сфере.

Термин «информационная война» появился приблизительно в середине 70-х гг. XX в. На Западе отцом термина «информаци­онная война» называют ученого-физика Томаса Рона, который в 1976 г. (разгар «холодной войны») назвал информацию самым слабым звеном вооруженных сил и обороны. Впервые термин «информационная война» был им употреблен в отчете «Системы оружия и информационная война» (Thomas P. Rona, «Weapon Systems and Information War». Boeing Aerospace Co, Seattle, WA. 1976). Официально этот термин был употреблен за рубежом в ди­рективе министра обороны США № 3600 от 21 декабря 1992 г.

Одно из ранних определений информационной войны, данное представителем Министерства обороны США, гласит: «Информа­ционная война состоит из действий, предпринимаемых для дости­жения информационного превосходства в обеспечении нацио­нальной военной стратегии путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укрепле­нием и защитой нашей собственной информации и информацион­ных систем». В более широком смысле под информационной вой­ной можно понимать ведения действий против информационных систем (технических и социальных) путем оказания информаци­онных воздействий.

В октябре 1998 г. Министерство обороны США ввело в дейст­вие «Объединенную доктрину информационных операций» (Joint Pub 3-13 «Information Operations», DOD US, December 1998), в ко­торой информационная война определяется как «комплексное воз­действие (совокупность информационных операций) на систему государственного и военного управления противостоящей сторо­ны, ее военно-политическое руководство, которое уже в мирное время приводило бы к принятию благоприятных для стороны-инициатора информационного воздействия решений, а в ходе конфликта полностью парализовало бы функционирование инфра­структуры управления противника». '

Целью информационной войны является воздействие на сис­темы знаний и представлений противника. Причем под знаниями понимается объективная информация, общая для всех, а под пред­ставлениями - информация, носящая субъективный, индивидуаль­ный характер. Разграничивать представления и знания требует и американский полевой устав по информационным операциям.

Разновидностью информационной войны, ведущейся преиму­щественно против социальных систем, является психологическая (информационно-психологическая) война.

По взглядам американских специалистов, информационное противоборство предполагает проведение мероприятий, направ­ленных против систем управления и принятия решений (Command & Control Warfare, C2), а также против компьютерных и инфор­мационных сетей и систем (Computer Network Attack, CNA). Деструктивное воздействие на системы управления и принятия решений достигается с помощью психологических операций (Psychological Operations, PSYOP), направленных против персона­ла и лиц, принимающих решения и оказывающих влияние на их моральную устойчивость, эмоции и мотивы принятия решений; практических шагов по оперативной и стратегической маскировке (OPSEC), дезинформации и физическому разрушению объектов инфраструктуры (рис. 3).

На уровне абстрактной теории информационная война тракту­ется как перевод объекта на другую основу в ситуации порожде­ния ошибки. Любая структура может порождать ошибки на слу­чайной основе. Задачей информационной войны становится пере­вод порождения ошибок на системную основу.

Имеющиеся сегодня подходы к информационным войнам можно представить как основывающиеся на двух возможностях: одна признает первичность объекта реального мира, а информация выступает как аналог объекта, другая - делает первичной инфор­мацию, признавая объект вторичным. Первый подход относится к «стандартной» информационной войне, второй - к «стратегиче­ской» информационной войне (табл. 1).

Таблица I

 

Вид информаци­онной войны

Первичностъ-вторичность

Определение, использование

Стандартная ин­формационная война

Информация ана­логична объекту

Применяется в военных опе­рациях: внося изменения в информацию, мы можем из­менять объект, делать его не­видимым

Стратегическая информационная война

Объект аналоги­чен информации

Применяется в психологичес­ких операциях: имеющаяся среда адаптируется к вводи­мой информации

 

Современная практика информационной войны базируется на следующих аксиомах:

   информационная война ведется как до, так и после обычной войны, в ряде случаев выступая в роли ее заменителя;

   начальный период обычной войны характеризуется макси­мальной интенсивностью войны информационной, посколь­ку она направлена на разрушение информационных объек­тов, т. е. выполняет как бы традиционные функции;

   информационная война всегда детектируется объектом воз­действия с запаздыванием, позволяющим начавшему ее по­лучить все преимущества «первого удара», из-за ее принци­пиально асимметричного информационного оружия;

   информационная война в аспекте психологических опера­ций строится путем придания эмоциональному аргументу как несущему большую воздействующую силу рациональ­ного характера, поскольку мы все считаем себя рациональ­ными существами.

Разница между информационной и обычной (традиционной) войной заключается в ряде следующих существенных различий:

1. Обычная  война обладает известным  и  четким  арсеналом воздействия. Из-за его предсказуемости возможно построение в ответ определенного рода оборонительных систем и проведение защитных мероприятий. Ситуация становится иной в случае войн информационных.  Арсенал  воздействия  в  них  характеризуется
достаточной долей гибкости и непредсказуемости. В большинстве случаев в информационной войне отсутствует возможность преду­гадать направление и инструментарий возможной атаки.

2. В случае обыкновенной войны территория захватывается полностью, тогда как при информационной войне возможен по­этапный захват. Вероятна отдельная работа с лидерами мнений, с молодежью и т. д., т. е. при сохранении всеобщей нормы от­ дельные   зоны   могут   выводиться   из-под   информационного влияния. Информационная война в этом плане выглядит как «мирная война», поскольку может идти на фоне всеобщего ми­ра и благополучия.

3. Возможность многократного захвата одних и тех же людей. В рамках войны обыкновенной действует логика «да-нет», в слу­чае войны информационной имеется вариант нечеткой логики, ко­гда оценки могут даваться с определенной вероятностью (на 40, 60 % и т. п.). Более того, одновременно на человека могут дейст­вовать разные «противники», по сути, захватывая разные «темати­ческие зоны» его сознания.

4. В обыкновенной войне те, кто захватывает территорию, и те, кто потом ее осваивает, являются разными людьми и выполня­ют разные социальные роли. В случае войны информационной эти позиции совпадают. Информационная война во многом стирает четкое разграничение типа «друг/враг». Можно считать кого-то
союзником, хотя на самом деле он является врагом. У человека могут быть подвержены захвату те или иные его характеристики, другие же характеристики, обращенные вовне, оказываются впол­не нормальными.

5. Человек не в состоянии реагировать на невидимое воздейст­вие, подобное радиации. Это воздействие может облекаться в доб­рожелательную форму, на которую даже чисто биологически че­ловек не готов отвечать агрессивно.

6. В отличие от обычной войны, в которой применяемое физи­ческое оружия разрушает в пределах зоны поражения все, инфор­мационное оружие действует избирательно, охватывая по-разному различные слои населения. Обычное оружие действует на любую часть населения одинаково. Главной опасностью информационной войны является от­сутствие четко идентифицируемых (видимых) признаков разру­шительного воздействия, характерного для войн обычных. Насе­ление  даже   не   ощущает,   что   оно   подвергается  воздействию. В результате  государство   (общество)   не  приводит  в  действие имеющиеся в его распоряжении защитные механизмы. Чувство опасности, которое в иных ситуациях действует безотказно, в дан­ном случае не срабатывает.

Роль и значение информационной войны неуклонно возрастает. Так, по мнению ряда военных экспертов, в начале XXI в. происходит перераспределение приоритетов при разработке новых видов оружия. В частности, по мнению генерал-лейтенанта Эдварда Андерсона, за­местителя главы космических сил армии США, сейчас существуют три основных метода ведения современной войны: применение бал­листических ракет, контроль над космическим пространством и веде­ние информационной войны, значительной частью которой сейчас является война в киберпространстве.

Война психологическая (информационно-психологическая война) - открытые и скрытые целенаправленные информационные воздей­ствия социальных, политических, этнических и иных систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в мате­риальной сфере, направленных на обеспечение информационного превосходства над противником и нанесение ему материального, идеологического или иного ущерба.

Информационно-психологическая война также является сово­купностью различных форм, методов и средств воздействия на людей с целью изменения в желаемом направлении их психологи­ческих характеристик (взглядов, мнений, ценностных ориентации, настроений, мотивов, установок, стереотипов поведения), а также групповых норм, массовых настроений, общественного сознания в целом. Психологическая война (американское законодательство) -«планомерное проведение пропагандистских и других психологи­ческих операций для оказания влияния на мнения, чувства и поведение иностранных группировок в целях достижения задач нацио­нальной политики государства».

Понятие «психологическая война» имеет два основных значе­ния. В понимании профессионалов (профессионализм в психоло­гической войне предполагает наличие специалистов, обладающих, во-первых, научными знаниями об ее специфике; во-вторых, имеющих специальную подготовку, в том числе практический опыт целенаправленного психологического воздействия на людей) данное понятие отражает содержание деятельности специальных органов одного государства, оказывающих психологическое воз­действие на гражданское население и/или на военнослужащих другого государства ради достижения своих политических, а также чисто военных целей.

Сущность профессионально организованной психологиче­ской войны выражена в наставлениях древнекитайского фило­софа и военного деятеля Сунь Цзы (VI в. до н. э.). Они сводятся к следующему:

1. Разлагайте все хорошее, что имеется в стране вашего противника.

2. Вовлекайте   видных   деятелей   противника   в   преступные предприятия.

3. Подрывайте престиж руководства противника и выставляй­ те его в нужный момент на позор общественности.

4. Используйте в этих целях сотрудничество с самыми подлы­ми и гнусными людьми.

5. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан враждебной вам страны.

6. Подстрекайте молодежь против стариков.

7. Мешайте всеми средствами работе правительства.

8. Препятствуйте всеми способами нормальному снабжению вражеских войск и поддержанию в них порядка.

9. Сковывайте волю воинов противника песнями и музыкой.

10.Делайте все возможное, чтобы обесценить традиции ваших врагов и подорвать их веру в своих богов.

11.Посылайте женщин легкого поведения с тем, чтобы до­полнить дело разложения.

12.Будьте щедры на предложения и подарки для покупки информации и сообщников.

13. Вообще не экономьте ни на деньгах, ни на обещаниях, так как они приносят прекрасные результаты.

В обыденном понимании термин «психологическая война» обозначает стихийное, неквалифицированное использование средств общения и механизмов социально-психологического воз­действия одними людьми против других людей с целью подчине­ния их себе или создания благоприятных условий для своего су­ществования и деятельности.

Термин «психологическая война» в его ненаучном (житей­ском, обыденном) значении может характеризовать:

   политическую деятельность отдельных лиц, группировок, партий, движений;

   избирательные кампании кандидатов на различные выбор­ные посты;

   рекламную деятельность коммерческих фирм;

   борьбу соперничающих индивидов (и  малых  групп) за лидерство в производственных, научных и других кол­лективах;

   политическое, экономическое или культурное противостоя­ние конфликтующих между собой этносов;

   переговорный процесс  между конкурирующими фирмами или организациями.

Информационно-психологическая война в качестве вооружен­ной формы информационно-психологической агрессии является крайней формой разрешения противоречий в информационном обществе.

В информационно-психологической войне борьба ведется враждующими сторонами в форме проведения тайных информа­ционно-психологических операций с применением информацион­ного оружия.

Признаки информационно-психологической войны:

   деятельность с целью нанесения ущерба государственным интересам;

   тайные информационно-психологические операции как ор­ганизационная форма такой деятельности;

   применение информационного оружия.

Рассматривая войну как вооруженную форму агрессии, можно считать, что в информационно-психологической сфере агрессия перерастает в войну в том случае, если одна из сторон конфликта начинает применять против своих противников информационное оружие. Этот критерий может оказаться простым и надежным способом выделения из всего многообразия происходящих в ин­формационном обществе процессов и явлений, представляющих для него и его нормального (мирного) развития наибольшую опас­ность.

Признаки, указывающие на то, что в отношении данного госу­дарства готовится информационно-психологическая война, сле­дующие:

1.Укрупнение геополитических субъектов, создание новых союзов и коалиций, в которых основной связующей целью объе­динения субъектов геополитической конкуренции является совме­стная конкурентная борьба за право преимущественного влияния на определенные части информационно-психологического про­странства и протекающие в них процессы. При этом основной за­дачей государства, обнаружившего неожиданное появление у сво­их границ такой коалиции, является определение истинных целей создания такой коалиции и причин, побудивших разнородные гео­политические субъекты к такому объединению. Если коалиция создана для достижения одной или нескольких конкретных целей, которые прямо противоречат государственным интересам, а их реализация нанесет ущерб безопасности государства и его геопо­литической мощи, то можно предполагать, что такой союз создан для ведения агрессии (войны), а сам процесс объединения геопо­литических субъектов в коалиционные структуры по направлени­ям деятельности и специализации носит характер создания удар­ной группировки, концентрации и распределения сил и средств аг­рессора вблизи жизненно важных объектов информационно-психологической инфраструктуры противника перед нападением на него.

2. Создание благоприятных условий для возникновения внут­ри государства и на его границах новых квазисамостоятельных субъектов геополитической конкуренции, способных самостоя­тельно выходить с собственными инициативами на международ­ный уровень, геополитические интересы которых не совпадают (в идеале - прямо противоположны) интересам государства в лице образующих его ядро субъектов и территорий; инициирование и поддержка информационно-психологического и геополитического сепаратизма;

3. Наращивание своего присутствия и влияния - финансового, технологического, информационного, идеологического - над на­циональными открытыми телекоммуникационными     сетями (ОТКС) и cредствами массовой информации и массовой комму­никации (СМИ и МК) с целью установления полного или частич­ного внешнего контроля над национальными информационными ресурсами и психологической сферой общества;

4. Введение в действие комплекса мер информационной (ин­формационно-психологической) блокады: информационная изоля­ция, отсечение государства от международных информационных ресурсов (или введение внешней цензуры на поступающую в го­сударство информацию), блокирование деятельности на террито­рии  данного государства  субъектов  информационно-психологи­ческого пространства, являющихся по отношению к данному го­сударству донорами информационных ресурсов.

5. Создание негативного психологического фона (например, методом постоянной трансляции по подконтрольным СМИ и МК специально подобранных материалов, подробно иллюстрирующих и комментирующих какую-либо деятельность, явление в жизни общества или социальный процесс в определенном, как правило негативном, ключе) в отношении деятельности (или отдельных ее направлений) системы органов государственной власти и местного самоуправления,   создавая   почву   для   мгновенной   инициации (в нужный момент) бурной негативной и деструктивной реакции общества,   направленной   на   государственную   власть,   которую можно вызвать разовым выбросом концентрированной информа­ции, психологически побуждающей к немедленным спонтанным действиям и носящей характер искры, попадающей в бочку с по­рохом.

6. Целенаправленные действия по формированию внутри об­щества атмосферы психологической напряженности.

В информационном обществе информационно-психологичес­кая война является неотъемлемой составляющей политических от­ношений и основным инструментом политического принуждения и достижения политических целей. Именно информационно-психологическая война является тем фактором, который может заметно изменить направленность геополитических процессов и отношений в информационном обществе и привести к смещению геополитических центров притяжения национальных интересов субъектов геополитической конкуренции в информационной сфе­ре - стран, лидирующих в разработке информационных и теле­коммуникационных технологий, стран, контролирующих страте­гически важные «транспортные» магистрали передачи информа­ции, и стран, контролирующих (и использующих в собственных интересах) основные потоки информации. Кроме того, последст­вия (в том числе нанесенный ущерб) акций и ударов инфор­мационно-психологической войны способны изменить саму струк­туру информационного пространства (в частности, маршруты сле­дования потоков и положение узлов притяжения информационных потоков, а также приоритет и монополию в разработке и внедре­нии передовых информационных и телекоммуникационных тех­нологий одних субъектов геополитической конкуренции относи­тельно других), а также к отчуждению (экономическому, культур­ному, юридическому отделению) части территории государства и перераспределению других видов стратегически важных ресурсов. Такие изменения неизбежно приводят к изменениям общей ста­бильной картины геополитических отношений между субъектами геополитической конкуренции и нарушению баланса геополитиче­ских интересов, что обязательно отразится на состоянии безопас­ности каждого из рассматриваемых государств и территорий.

В силу отсутствия международных и национальных правовых норм, позволяющих в мирное время (при отсутствии официально­го объявления войны со стороны агрессора) юридически квалифи­цировать враждебные действия иностранного государства в ин­формационно-психологической сфере, сопровождающиеся нане­сением ущерба информационной, психологической или иной безопасности Российской Федерации, как акции информационно-психологической агрессии (информационно-психологической войны), что позволило бы поступать с агрессором по законам во­енного времени, а также отсутствие четких, однозначных, закреп­ленных юридически критериев оценки материального, морально­го, иного ущерба, наносимого агрессивными действиями против­ника, позволяет и в мирное время активно использовать наиболее опасное и агрессивное средство воздействия на субъекты и отно­шения между субъектами современного информационного обще­ства - арсенал сил и средств информационно-психологической войны - в качестве основного средства достижения политических целей.

Информационно-психологическая война является наиболее агрессивным средством достижения государствами-участниками информационного противоборства безусловного лидерства в ин­формационно-психологической сфере - так называемого инфор­мационного доминирования.

Новые возможности, предоставляемые доминированием в ин­формационно-психологической сфере, имеют, как представляется, ряд следующих принципиальных особенностей:

1. Скрытность и анонимность оперирования информационно-психологическими   воздействиями,   возможность   проведения   их «под чужим флагом» и с любой точки информационного про­странства.

2. «Плавность» переключения информационных воздействий, регулируемая в широких пределах интенсивность и продолжитель­ность их реализации: от организации информационных «шоков». «ударов», «вбросов», «блокад» до вялотекущих, латентных, растя­нутых на годы микродозированных воздействий.

3. Многоаспектность и многообъектность воздействия с высо­кой степенью координации во времени и пространстве. Растущая «пронизанность» всех сфер жизни общества информационными системами и технологиями дает возможность «выстроить» инфор­мационные воздействия адекватно принятому (и корректируемому в реальном масштабе времени) алгоритму воздействия на различ­ные сферы, процессы, страны, объекты, группы, персоны одно­временно, в нужной последовательности и под различными «угла­ ми воздействия». Это позволяет оптимизировать получение тре­буемого конечного результата и расходы на его достижение.

4. Способность «малыми» информационными воздействиями получить «большие» конечные результаты. При обретении высо­кого уровня в способности прогнозного моделирования, дающего возможность выявлять тенденции и управлять не уже идущими процессами, а предшествующими им изменениями (тенденциями):
государства,   участвующие   в   информационно-психологической войне, в состоянии вносить управляющие воздействия с малой за­ тратой общей «энергетики» в упреждающем режиме.

5. Перенос функций сдерживания на информационную сферу. Ведущие государства мира ориентируются на превентивность действий в реализации функций сдерживания. Достижение информа­ционного доминирования создает базу и необходимые условия для этого. В случае успеха курса на ядерное разоружение мира ин­формационное доминирование может стать главным механизмом сдерживания и обеспечения мирового, в том числе в силовом ас­пекте, лидерства.

6. Информатизация как главный резерв повышения эффектив­ности силовых (военных) акций. Существенным доводом в пользу этого служит, как представляется, утверждение американских спе­циалистов о том, что стоимость традиционных систем оружия имеет «практический потолок», который уже достигнут большин­ством стран.

7. Наведение хаоса в подвергающейся информационному воз­действию сфере и последующее управление им (или с помощью его) как один из принципов получения нужных результатов.

Психологическая война состоит из проведения различных психологических операций, имеющих целью:

   искажение получаемой руководством конкурента (против­ника) информации и навязывание ему ложной и бессодержа­тельной информации, лишающей его возможности правиль­но воспринимать события или текущую обстановку и при­нимать верные решения;

   психологическую обработку социальных групп (населения в целом);

   идеологические диверсии и дезинформацию;

   поддержание благоприятного общественного мнения;

   организацию массовых демонстраций под ложными лозун­гами;

   пропаганду и распространение ложных слухов.

Психологическая война между политическими противниками свойственна не только внешнеполитической сфере, но и активно используется во внутриполитической деятельности. Рассматривая психологическую войну в широком смысле как целенаправленное и планомерное использование политическими оппонентами пропа­ганды и других средств (дипломатических, военных, экономиче­ских, политических и т. д.) для прямого или косвенного воздейст­вия на мнения, настроения, чувства и в итоге на поведение про­тивника с целью заставить его действовать в угодных им направлениях,   современные   российские   политологи   отмечают, что, являясь компонентом системы политических отношений, пси­хологическая война присутствует в различных измерениях этой системы не только как внешняя, но и как внутренняя политика.

Развертывание психологической войны осуществляется в форме психологических (информационно-психологических) опе­раций и наиболее динамичной их части - информационно-пропагандистском столкновении политических оппонентов. Поня­тия, методы и средства (технологии) психологической войны и психологических операций заимствованы из области внешнепо­литических, межгосударственных отношений и военного искусст­ва и перенесены в сферу борьбы за политическую власть внутри страны. Во внутренней политике психологическая война обычно ограничивается пропагандистским противостоянием.политических оппонентов, хотя может приобретать в отдельных случаях и более сложный комплексный характер. Внутриполитическими примера­ми психологической войны являются пропагандистские столкно­вения в ходе любой избирательной кампании или борьбы за власть. Здесь психологическая война выступает в качестве дейст­вий, направленных на ослабление морального духа политических оппонентов, на подрыв авторитета их руководителей, на дискре­дитацию их действий, в конечном счете на оказание давления на взгляды отдельных людей и общественное мнение в целом для достижения конкретных целей.

Выделяют следующие основные этапы подготовки и осущест­вления психологических операций и мероприятий психологиче­ской войны:

1. Планирование.

2. Формулирование рабочих целей.

3. Определение и изучение объекта воздействия.

4. Выбор конкретных видов, форм, методов, способов и прие­мов осуществления психологического воздействия.

5. Разработка содержания (технологии применения основных составляющих) психологического воздействия.

6. Определение  его   коммуникативных  контуров   и  условий осуществления, а при необходимости и создание их.

7. Обеспечение контроля за эффективностью проведения кон­кретных операций и мероприятий.

Противоборство - активное столкновение противоположных соци­альных групп, государств, противоположных направлений, инте­ресов и т. д., в котором каждая сторона стремится получить пре­имущество.

Противоборство информационное - соперничество социальных систем в информационно-психологической сфере по поводу влияния на те или иные сферы социальных отношений и установления контроля над источниками стратегических ресурсов, в результате которого од­ни участники соперничества получают преимущества, необходимые им для дальнейшего развития, а другие их утрачивают.

Цель информационного противоборства - обеспечение нацио­нальных интересов в информационно-психологической сфере. Од­ним из важнейших национальных интересов является обеспечение информационно-психологической безопасности государства.

Основные способы достижения целей информационного про­тивоборства:

   информационно-психологическое   превосходство   (домини­рование);

   асимметричный ответ на внешние воздействия более силь­ных субъектов информационного противоборства.

Основные способы достижения информационно-психологи­ческого превосходства:

•  скрытое управление деятельностью органов власти государ­ства-конкурента, информационными (информационно-пси­хологическими) процессами, определяющими облик системы общественных, политических, экономических, духовных отношений государства-соперника;

   информационно-психологическая агрессия;

   информационно-психологическая война.

Основные принципы информационного противоборства:

   информационная асимметрия;

   информационное доминирование;

   скрытность    процессов    информационно-психологической борьбы;

   внезапность нападения на противника;

   принцип обеспечения стратегического баланса сил в информа­ционно-психологическом пространстве, рассмотрение страте­гического баланса в качестве основной формы мирного сосу­ществования конкурирующих субъектов;

• использование отсутствия четких юридически закрепленных в международных и национальных правовых нормах опре­делений информационно-психологической  агрессии и  ин­формационно-психологической войны в целях развязывания вооруженной агрессии и нанесения ущерба национальным интересам противников в мирных условиях;

  ничем не ограниченное массированное использование всех имеющихся  сил  и  средств  информационно-психологичес­кого нападения («война без правил»), в том числе средств психологического   воздействия,   представляющих   особую опасность, действие которых не исчезает с прекращением агрессии;

  принцип возможности сочетания информационно-психологи­ческой борьбы, ведущейся участником борьбы в составе коа­лиции, с информационно-психологической борьбой, ведущей­ся   этим   же   членом   коалиции   против  других   ее  членов в отношении достижения тех или иных частных преимуществ.

Оружие информационное - алгоритм, позволяющий осуществлять целенаправленное управление одной информационной системой в интересах другой, реализующий процесс управления системой че­рез поступающие или обрабатываемые этой системой данные. Информационное оружие включает в себя специальные средства, технологии и информацию, позволяющие осуществить силовое воздействие на информационное пространство общества и нанести значительный ущерб политическим, оборонным, экономическим и другим жизненно важным интересам государства. Информацион­ное оружие в широком смысле традиционно определяется как средства, предназначенные для широкомасштабного воздействия на информационные системы конфликтующих сторон (противни­ка) и одновременного подавления электронных (технических) компонентов средств информации средствами радиоэлектронной борьбы, ЭМИ- и СВЧ-излучения; для внесения в компьютерные сети систем оружия, управления, телекоммуникации и связи соот­ветствующих элементов, разрушающих информацию в банках данных и программное обеспечение; для управления поведением людей путем воздействия на сознание (психику), в том числе через средства массовой информации и пропаганды.

Информационное оружие, применяемое в психологически4 операциях, воздействует на структуру рассуждений человека, являясь когнитивным. В результате у него образуется новая модель (картина) мира, как правило, выгодная для манипулятора. Инфор­мационное оружие использует идею трансформации коммуника­тивной среды, окружающей объект, для того, чтобы перепрограм­мировать его поведение. В качестве информационного оружия в этом аспекте возможно введение следующих типов информации:

   введение новой, неизвестной объекту воздействия инфор­мации;

   введение искаженной информации;

   введение новых правил обработки информации (с помощью
порождения сомнения в верности старых правил).

Информационное оружие для информационной войны против социальных систем представляет собой средства, предназначен­ные для оказания информационного (информационно-психо­логического) воздействия на отдельных людей и социальные сис­темы через индивидуальное и массовое сознание (психику) людей по каналам распространения (получения) информации.

В информационной войне в компьютерной инфосфере исполь­зуется программно-техническое информационное оружие, которое представляет собой средства уничтожения, искажения или хище­ния информационных массивов, добывания из них необходимой информации после преодоления систем защиты, ограничения или воспрещения доступа к ним законных пользователей, дезорганиза­ции работы технических средств, вывода из строя телекоммуника­ционных сетей, компьютерных систем объекта воздействия.

Информационное оружие не разрушает информационное про­странство, а опирается на него. Информационное оружие само формирует (трансформирует) информационное пространство под себя, поскольку по сути своей информационное оружие и является средством интенсивного введения тех или иных сегментов нового информационного пространства. Информационное оружие должно учитывать особенности конкретного информационного простран­ства. По этой причине в стандарты психологических операций все­гда входит определение точек уязвимости, на которые и будет в дальнейшем направлена коммуникация. Информационное оружие соответствует нормам данного информационного пространства, чем достигается незаметность его применения (использования). Применение информационного оружия - такой подбор входных данных для системы, который активизирует в ней определенные алгоритмы, а в случае их отсутствия - активизирует алгоритмы генерации этих алгоритмов. Степень поражения информационным оружием измеряется информационной емкостью той части структуры пораженной системы, которая либо погибла, либо работает на цели, чуждые для собственной системы.

По используемым принципам информационное оружие под. разделяется:

   на программное - средства ведения информационной войны в компьютерной инфосфере;

   психологическое - средства, использующие для воздействия на психику и сознание (подсознание) человека приемы про­паганды и дезинформации, психологические техники (в том числе суггестии, кодирования, зомбирования и т. д.), поли­тические и социальные технологии и т. п.;

   химическое,  биологическое и биохимическое (наркотиче­ские и психотропные препараты, средства

   воздействия на генетический код и т. п.);

   электромагнитное (в том числе ЭМИ, СВЧ, лазерное и др.);

   инфразвуковое;

   психофизическое - средства воздействия (как правило, на человека, реже на технические устройства), использующие непознанные или необъясненные до конца традиционной наукой (так называемые экстрасенсорные, паранормальные) физические и психические (духовные) принципы.

Особенности информационного оружия, отражающие его от­личие от привычных видов вооружений:

   асимметрия, благодаря которой отдельный элемент может оказаться сильнее всей системы;

   мимикрия, в соответствии с которой информационное ору­жие повторяет по форме типичный элемент данной системы,
но несет при этом иное содержание;

   адаптация, что  позволяет изменять среду в  соответствии с требованиями вводимого содержания.

Следствием асимметрии становится неожиданность. Инфор­мационное оружие находит незащищенные места чужой системы. Следствием мимикрии является скрытность, информационное оружие слабо распознается, поскольку по форме оно повторяет те элементы, которые всегда обрабатывает данная система. Следст­вием адаптации является трансформация среды.

Операция информационная - комплекс согласованных и взаимосвя­занных мероприятий по манипулированию информацией, осуще­ствляемых по общему плану с целью достижения и удержания превосходства через воздействия на информационные процессы в системах противника.

Под информационной операцией также понимается использо­вание сложной совокупности согласованных, скоординированных и взаимоувязанных по целям, задачам, месту и времени, объектам и процедурам видов, форм, способов и приемов информационного воздействия (и иных форм силового воздействия на объект атаки. применение которых взаимоувязано с общим замыслом операции), реализуемых в виде совокупности разовых акций информацион­ной агрессии.

В октябре 1998 г. Министерство обороны США ввело в дейст­вие «Объединенную доктрину информационных операций» (Join Pub 3-13 «Information Operations», DOD US, December 1998). В не»

определение термина «информационная операция» было сформу­лировано следующим образом: «информационная операция - это действия, предпринимаемые с целью затруднить сбор, обработку, передачу и хранение информации информационными системами противника при защите собственной информации и информацион­ных систем».

В руководящих документах НАТО, принятых в 1999 г., ин­формационная операция определяется как «действия, предприни­маемые с целью оказания влияния на принятие решений в под­держку собственных политических и военных целей путем воздей­ствия на информацию, информационные процессы и системы управления противника, при одновременной защите собственной информации и информационных систем».

Главными разновидностями информационных операций в за­висимости от объекта атаки (человеческое сообщество или ма­шинная система) являются информационно-психологические опе­рации и кибератаки, которые составляют основу информационной войны в целом. [28]

Операция психологическая (информационно-психологическая опе­рация, англ. - Psychological Operations, PSYOP) - разновидность информационных операций. Психологические операции (ПсО) -главный элемент содержания психологической войны. Их прове­дение предполагает использование на практике сложной совокуп­ности согласованных, скоординированных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени, объектам и процедурам видов, форм, способов и приемов психологического воздействия. ПсО состоят из политических, военных, экономических, дипломатиче­ских и собственно информационно-психологических меропри­ятий, направленных на конкретные группы людей (на противника) с целью внедрения в их среду чуждых идеологических и социаль­ных установок, формирования ложных стереотипов поведения, трансформации в нужном направлении их настроений, чувств, во­ли. В психологических и информационных операциях речь идет об определенной структуре навязывания картины (модели) мира, ко­торая призвана обеспечить желаемые типы поведения.

Главная цель информационно-пропагандистских акций в процессе проведения ПсО - это дестабилизация общественной жизни разложение изнутри, подготавливающее почву для успешного осуществления политических, экономических и военных действий Ввиду того, что объектом информационно-психологического воз­действия являются люди, главная задача информационно-пропагандистских акций в процессе проведения ПсО заключается в том, чтобы повлиять на духовную сферу - общественное мнение и настроение, ценностные ориентации, взгляды, социально-психологический климат, посеять страх и неуверенность перед бу­дущим, вызвать недоверие к деятельности органов власти и госу­дарственного управления, создать атмосферу недовольства, трево­ги, содействовать возникновению оппозиционных групп и сти­муляции антиправительственной деятельности и т. п.

В частности, в соответствии с уставами и наставлениями воо­руженных сил США под ПсО понимаются мероприятия по воз­действию на определенные группы людей и отдельные лица с по­мощью СМИ, различного рода печатной, аудио- или видеопродук­ции, а также путем личного общения, чтобы вызвать у них такое настроение или поведение, которые способствовали бы достиже­нию политических и военных целей. Главными объектами воздей­ствия считаются лидеры политических и общественных организа­ций, религиозных общин, наиболее влиятельные представители деловых кругов, военной элиты и творческой интеллигенции. Ме­роприятия могут также охватывать личный состав вооруженных сил, рабочих, крестьян, техническую интеллигенцию и государст­венных служащих.

Общее в современном понимании психологического содержа­ния, психологических механизмов, собственно психологической сущности ПсО, психологической войны, пропаганды - использо­вание специфических средств и способов для оказания воздейст­вия с целью манипулирования группами людей и отдельными ли­цами в интересах других личностей и групп людей, т. е. это про­цесс организации и осуществления специфического воздействия на людей для манипулирования ими.

Понятие «психологические операции», по взглядам американ­ских военных специалистов, имеет широкое и узкое толкование.

В широком смысле под ПсО понимается спланированное использование средств, форм и методов распространения ин­формации для оказания определенного воздействия на установ­ки и поведение человека. Такие операции состоят из политиче­ских, военных и идеологических мероприятий, цель которых -изменение поведенческих и эмоциональных установок опреде­ленных групп людей и отдельных лиц по тем или иным вопро­сам в желательном направлении. Они проводятся в русле госу­дарственной политики, а их военная сторона координируется с деятельностью соответствующих правительственных учреж­дений. В более узком плане ПсО применяются вооруженными силами для деморализации и дезориентации противника. В этом случае они рассматриваются как специфическое оружие, с по­мощью которого повышается эффективность боевых действий. Кроме того, ПсО способствуют консолидации, информацион­ному обеспечению и укреплению морального духа населения и личного состава вооруженных сил союзных и дружественных государств. Проведение ПсО может предшествовать началу ве­дения боевых действий с применением обычных сил и средств и в современном постиндустриальном обществе выступать по сути самостоятельной формой боевых действий.

ПсО могут проводиться в интересах высших эшелонов госу­дарственного и военного управления. Основными видами ПсО, предусмотренными в США для военного времени, являются контрпропаганда, деморализация личного состава противника и враждебно настроенного местного населения, склонение военно­служащих противника к сдаче в плен, дезинформация, поощрение деятельности на территории противника диссидентов, формирова­ние у местного населения дружеского отношения к американским войскам.

ПсО проводятся как в сфере межгосударственной борьбы, включая вооруженные конфликты, так и в сфере политической борьбы и экономической конкуренции, в том числе внутри госу­дарства. При этом могут использоваться сходные (идентичные) формы, средства и методы информационно-психологического воз-Действия и опыт проведения ПсО в других сферах (рис. 11).

ПсО, как правило, содержит три этапа, где каждый последую­щий шаг опирается на предыдущий:

1. Разрушение противодействия,  разрушение старой  модели (картины) мира, что позволяет освободить нишу для проведения следующего этапа.

2. Введение новой информации в отношении старых моделей, зачастую противоположной старой.

3. Введение информации о новых объектах.

Подобная схема позволяет перейти от введения информации к введению нового типа поведения, опирающегося на новую инфор­мацию, что оказывается возможным из-за произведенного измене­ния в модели мира у потребителя этой информации.

Американские требования к планированию ПсО включают следующие элементы:

1. Анализ ситуации.

2. Концепцию операции.

3. Формулировку целей по отношению к конкретной аудитории.

4.         Руководство по использованию тем, с особым вниманием к темам, которых следует избегать.

5. Четкие требования к подразделениям по ПсО и необходимой технике.

6. Координацию.

7. Логистику и финансирование.

8. Расписание операций.

Информационно-психологические операции в политической борьбе структурно могут быть представлены как состоящие из трех основных компонентов:

   информационно-рекламной   и/или   информационно-пропа­гандистской деятельности;

   демонстрационных действий;

   организационно-практической деятельности.

Информационно-пропагандистская (информационно-реклам­ная) деятельность осуществляется в виде кампаний, акций и от­дельных мероприятий с использованием средств массовой комму­никации, а также прямых контактов с различными аудиториями с применением соответствующих приемов и эффектов воздействия на психику людей.

Демонстрационные действия представляют собой акции и ме­роприятия, основное отличие которых от реальных практических действий заключается в ориентации в первую очередь не на их ре­зультат, а на использование как средства психологического воз­действия на людей. В качестве таких действий могут выступать:

   угроза применения каких-либо санкций и мер по отноше­нию к конкретным лицам или организациям;

   проведение благотворительных акций в период предвыбор­ной борьбы;

   выдвижение и принятие значимых социальных программ и др.

Признаками отличия демонстрационных действий от реаль­ных практических дел выступают их приуроченность к социально значимым событиям (например, выборам), сопровождение эф­фектной рекламной кампанией, а также зачастую отсроченностью планируемых основных (конечных) результатов и социально зна­чимых последствий на некий период.

Организационно-практическая деятельность реализуется в виде мероприятий и акций обеспечивающего характера, которые направ­лены на оказание психологического воздействия на определенных лиц и группы людей или создание условий, повышающих его эффек­тивность и эффективность информационно-психологических опера­ций в целом или отдельных информационно-пропагандистских ак­ций. В структуре этой деятельности выделяются три основные груп­пы организационно-практических действий:

1.Действия, направленные на организационное, финансовое материально-техническое   и   иное   обеспечение   информационно-пропагандистских (информационно-рекламных) акций с использованием средств массовой коммуникации.

2.Действия, направленные на обеспечение демонстрационных действий, различных акций поддержки, митингов, демонстраций собраний, встреч и т. п.

3.Действия по проведению различных переговоров, привле­чению влиятельных сторонников, организации финансовой и иной поддержки, проведению выгодных решений в органах исполни­тельной и законодательной власти на различных уровнях и т. п
Основные организационные формы таких действий - политиче­ские игры и лоббирование.

Общие   правила   (принципы)   информационно-пропагандист­ских акций в ПсО:

   осуществление информирования по всем возможным каналам, которые достигают объектов ПсО;

   использование в пропагандистских акциях любых, аргументов и доводов, которые могут служить достижению целей проводимых ПсО;

•          постоянное составление (формирование) и распространение сообщений с искаженной, ложной или специальным обра­зом подобранной информацией, в том числе в виде слухов;

   дифференцированный подход к объектам пропагандистских акций по возрастному, национальному, профессиональному и другим признакам;

   изменение содержания пропагандистских материалов, спо­собов и средств их подачи в зависимости от обстановки: от незаметного и скрытого манипулятивного воздействия, допрямых побудительных призывов к активным действиям:

   постоянный учет психологических особенностей и состоя­ний людей для того, чтобы расширить аудиторию объектов пропагандистских акций путем использования специальных приемов манипулятивного воздействия;

   использование в пропагандистских акциях проводимых ПсО граждан и других лиц, постоянно проживающих в странах-мишенях воздействия или выходцев из них.

Особенности организации и проведения ПсО:

   внезапность нанесения удара по противнику;

   скрытность стадии подготовки операции (в том числе воз­можность скрытного, практически не выявляемого разведкой противника маневрирования силами и средствами, а также возможность их быстрого и скрытного сосредоточе­ния вблизи границ и жизненно важных коммуникаций про­тивника для внезапного нанесения удара);

   идеальные условия для маскировки и сокрытия истинных намерений, создаваемые использованием методов психоло­гического и информационно-технического воздействия (из средств информационно-психологической войны), возмож­ность действовать под чужим флагом;

   отсутствие  материальных   следов  агрессии,   позволяющих установить истинного агрессора и привлечь его к междуна­родной ответственности;

   отсутствие необходимости физического вторжения на тер­риторию противника и оккупации этой территории для дос­тижения своих целей;

    бездействие основного вооруженного потенциала государства, ставшего жертвой информационно-психологической агрессии, фактическое бездействие или неэффективность традиционных военно-политических союзов, созданных для отражения попы­ток военного вторжения и коллективной обороны от традици­онных средств вооруженного нападения;

    хорошие возможности для нанесения жертве агрессии (в ус­ловиях мирного сосуществования) ущерба, сравнимого с ре­зультатами военных действий на его территории, без официального объявления войны или каких-либо иных изменениях дипломатических отношений;

   серьезные трудности, испытываемые жертвой агрессии при обнаружении источника информационной (психологической) агрессии, ее квалификации и определении степени опасности и агрессивности выявленных атак (нападений) на его информационные ресурсы и социальную сферу инфор­мационно-психологических отношений, а также истинных масштабов и целей агрессии, поскольку ПсО проводятся тайно, с соблюдением мер конспирации и выявить факты их проведения можно только в результате сложного процесса аналитической реконструкции (воссоздания замысла, струк­туры, установления целей, задач, сил и средств методов дос­тижения целей и многого другого) такой операции по не­многочисленным внешним проявлениям и признакам (как правило, косвенным) этой деятельности агрессора, фикси­руемым в физическом и информационно-психологическом пространстве. Такие трудности ставят жертву информационно-психологической агрессии в невыгодное положение в первую очередь на начальных стадиях конфликта, когда требуются немедленные действия для предотвращения на­носимого агрессором ущерба. Следует также отметить, что в силу латентности протекания организационной и активной стадии информационно-психологической операции жертва агрессии может обнаружить, что на нее напали, только на завершающей стадии проведения такой операции, когда ло­кализация ущерба уже вряд ли возможна;

   трудности,  испытываемые жертвой агрессии при выборе системы   мер   реагирования   на   информационно-психоло­гическую агрессию, предотвращения нанесения этим напа­дением ущерба государственным интересам и выборе адек­ватного ответа (ударом на удар). Это связано как с трудно­стями   установления   по   немногочисленным,   в   основном косвенным,   признакам   и   проявлениям   истинных   целей агрессивных   действий,   так   и   с   отсутствием   четкой общепринятой классификации (методики оценки) разновид­ностей  информационно-психологической  агрессии,  позво­ляющей однозначно отнести те или иные действия, совер­шаемые    агрессором    в    информационно-психологической сфере, к экспансии, агрессии или войне;

   отсутствие военно-политических блоков, союзов и коали­ций, призванных обеспечивать коллективную безопасность от  внешней   агрессии   в  информационно-психологической сфере,   что   оставляет   жертву   информационно-психоло­гической агрессии один на один с агрессором без какой-либо заранее подготовленной поддержки извне.

Миф - такая информация (вид информации), которая объясняет про­исхождение и дальнейшее преобразование тех или иных явлений исключительно на основе вымышленных событий.

Осмысление человеком окружающей действительности по­средством мифов базируется не на научных знаниях, а на вере и убеждениях представителей конкретной культуры, этноса, соци­альной группы. Мифы способствуют передаче общественного опыта из поколения в поколение.

Посредством последовательного изучения мифов (преданий) человек приобщался к истокам истории конкретного общества, вдохновлялся сверхъестественными деяниями своих богов и геро­ев. Таким образом подсознательно проходила и его самоиденти­фикация по отношению к семье, государству, нации. Воспитание на примерах идеальных действий мифических или мифологизиро­ванных персонажей формировало в сознании людей систему мо­ральных и этических ценностей, присущих данному социуму, чув­ство сопричастности к нему и его истории.

Принцип построения сюжета традиционного мифа - сочетание знакомых реалий жизни с фантастическими поступками героев -эмоционально усиливал восприятие информации. С развитием общественных отношений правители стали широко использовать методики мифотворчества в своих целях. Для укрепления собст­венной власти они применяли способы распространения такой информации о своей деятельности, в которой им приписывались сверхъестественные возможности, благодаря которым они побеж­дали врагов и обеспечивали благоденствие своих стран и народов. Подобная практика способствовала появлению специального способа воздействия на общественное сознание, который и был при. нят на вооружение. Мифы способны:

   Оказывать воздействие одновременно на интеллектуальную и эмоциональную сферы человеческого сознания. Это за­ставляет людей верить в реальность содержания мифа.

   Делать гиперболическое описание частного случая идеаль­ной моделью желаемого поведения. Благодаря этой особен­ности содержание мифов влияет на поведение людей.

   Опираться на конкретную традицию, существующую в об­ществе. Невозможно внедрить в массовое сознание такие ценности, которые противостоят традиционным. Новые ми­фы всегда вырастают из старых корней.

Структура мифа включает в себя следующие компоненты:

   материальную основу мифа;

   интерпретацию;

   научную основу мифа;

   умолчание мифа.

Мифы обычно делят на явные, скрытые и сословные.

Явный миф (фольклорные истории и персонажи, популяр­ные сюжеты и герои произведений литературы и кино) всегда широко применялся в психологической войне. Успех примене­ния явного мифа определяется правильной интерпретацией со­бытий, описанных в нем. Для этого нужно хорошо знать исто­рию и культуру конкретной страны или этноса, четко понимать, в каких условиях данный миф применим, а в каких его упоми­нание принесет лишь вред.

Скрытый миф - это специфическая часть системы субъектив­ных представлений общества об окружающем мире и других общ­ностях. Скрытые мифы обычно существуют в форме идеологиче­ских, религиозных, политических, бытовых установок, предрас­судков, убеждений представителей конкретных социальных общностей.

Сословные мифы обслуживают представления о близости или, наоборот, удаленности определенных групп людей друг от др>та по социальному, профессиональному, национальному, религиоз­ному признаку. Они действуют по простой схеме «свой-чужой».

Особую роль играют социальные мифы, являющиеся преуве­личенными или искаженными представлениями о действительности, сознательно внедряемыми в общественное сознание людей с целью формирования нужных социальных реакций. Они обычно воспринимаются обществом не как вымысел, а как естественное положение вещей. Под воздействием социальных мифов история возникновения и развития государств и наций, как правило, иска­жается и мифологизируется настолько, что ее объективный анализ теоретически может быть осуществлен только при критическом сопоставлении различных источников. Однако в большинстве слу­чаев сделать это нельзя практически из-за пристрастности, субъек­тивности или ангажированности исторических или других источ­ников информации. По сути дела, вся мировая история стала объ­ектом постоянных манипуляций.

Миф политический (метод политических мифов) - основан на изме­нении основы ориентации человека, в качестве которой служит складывающаяся в мозгу определенная картина мира, с которой сравниваются явления, наблюдаемые в окружающей среде. Несо­ответствие ее реальности ведет к неадекватному поведению и, с какой-то степенью вероятности, к гибели организма. Изменение картины мира может происходить внедрением в сознание полити­ческих мифов, позволяющих заменить целостное мировоззрение фрагментарным.

Совокупности мифов, входя в мировоззрение, изменяют объ­ективную картину мира, приводя к неадекватному, искаженному пониманию реальности, своего рода психическим сдвигам. Миф для управления большими массами людей использует силу вооб­ражения. Миф нечувствителен к рациональным аргументам, его нельзя отрицать с помощью силлогизмов.

Для любого воздействия в существующих условиях необхо­димо присутствие правды и ее определенная дозированность. На этом фоне могут поступать и необходимые порции ложных дан­ных. Но наиболее эффективный метод заключается в расчленении явления, выделении истинных, но единичных фактов, и отождест­влении их с самим явлением. Или в более общей постановке вопроса - создании на основе истинных фактов ложной информа­ционной структуры. Сложные образования такого типа носят название политических мифов. Политический миф создается в со­ответствии с планом. Новые политические мифы не возникают спонтанно, а представляют собой искусственные творения специа­листов в сфере политических и социальных технологий. Мифы могут создаваться точно так же и в соответствии с теми же прави­лами, как и любое другое современное оружие. Благодаря СМИ процесс создания мифов резко ускорился. В настоящее время миф - это один из центральных пунктов психологической войны. Кар­тина мира, т. е. то, с чем человек сравнивает реальность, из цело­стной и взаимосогласованной становится фрагментарной, мозаич­ной, состоящей из набора мифов. Мифы, нарушая целостное ми­ровоззрение, создают мозаичное, распадающееся мышление, формируют ложную картину мира. Люди как бы управляются ми­фами, которые внедряются через СМИ в их сознание. Эти мифы дают ложную искаженную картину мира и заставляют людей дей­ствовать против своих интересов.

В процессе «мифологизации» исчезают реальные человече­ские черты и на сцене общественной жизни появляются герои, по­беждающие не политических противников или соперников в кон­курентной борьбе, а «чудовищ». Для создания и закрепления ми­фологических образов используются разработки из области психолингвистики, суггестивной лингвистики, нейролингвистического программирования, эриксонианского гипноза, психологии восприятия. Все они отличаются высокой эффективностью воз­действия. Свою основную задачу многие политические имид­жмейкеры понимают как подбор, исходя из предпочтений электо­рата, мифологического персонажа для клиента и подгонку его «деяния» к соответствующим мифологическим подвигам.

Пропаганда (от лат. propaganda - подлежащее распространению) - деятельность - устная или с помощью СМИ, осуществляющая по­пуляризацию и распространение идей в массовом сознании.

Под политической пропагандой понимается систематически осуществляемые усилия повлиять на сознание индивидов, групп, общества для достижения определенного, заранее намеченного ре­зультата в области политического действия.

В понятие «пропаганда» в большинстве случаев вкладывается негативный смысл. Многие зарубежные специалисты признают, что пропаганда является средством обмана, информационно-психологического насилия над личностью и контроля ее поведе­ния. Наиболее характерным и отражающим сущность пропаганды является определение английского теоретика Л. Фрезера, который полагает, что «пропаганду можно определить как искусство при­нуждения людей делать то, чего бы они не делали, если бы распо­лагали всеми относящимися к ситуации данными». Известный американский исследователь СМИ Лассуэл подчеркивал, что не Цель, а метод отличает управление людьми с помощью пропаганды от управления ими при помощи насилия, бойкота, подкупа пли других средств социального контроля.

Сущность пропаганды, по мнению американских психологов состоит в том, что под ее влиянием каждый индивид ведет себя так, как если бы его поведение вытекало из его собственных ре­шений. Точно так же можно манипулировать поведением группы людей, причем каждый член такой группы будет считать, что по­ступает по собственному разумению.

Пропаганда воздействует на чувства больше, чем на разум. Пропаганда прямо или косвенно играет на всех человеческих эмо­циях - на простых эмоциях вроде страха, на сложных, таких, как гордость или любовь к приключениям, на недостойных эмоциях вроде жадности или на добрых, таких, как сочувствие или само­уважение, на эгоистических эмоциях вроде честолюбия или на эмоциях, обращенных к другим, таких, как любовь к семье. Все человеческие эмоции и инстинкты в то или иное время давали пропагандистам средства влиять или пытаться влиять на поведе­ние тех, кто служит для них мишенью.

Пропаганда условно подразделяется на «белую», «серую» и «черную».

«Белая» пропаганда обычно ведется от имени официального источника или одного из его органов. Она является открытой, ис­пользует проверенные данные и не маскирует свои цели.

«Серая» пропаганда уже не указывает определенного источ­ника информации, использует непроверенные сведения, стремится ввести людей в заблуждение.

«Черная» пропаганда всегда скрывает свой подлинный источ­ник, основывается на самом настоящем обмане.

Применение «серой» и особенно «черной» пропаганды в раз­витых демократических государствах запрещено законом и пре­следуется им. Тем не менее оно возможно и используется нечис­топлотными СМИ в своих целях.

Выделяют следующие семь основных приемов информацион­но-психологического воздействия при ведении пропаганды, из­вестных как «азбука пропаганды»:

1. «Приклеивание, или навешивание, ярлыков» (name calling).

2. «Сияющие  обобщения»  или  «блистательная  неопределен­ность» (glittering generality).

4. «Перенос», или «трансфер» (transfer).

5. «Ссылка на авторитеты», «по рекомендации», «свидетель­ства» или «освидетельствование» (testimonial);

6. «Свои ребята», или «игра в простонародность» (plain Folks);

7. «Перетасовка», или «подтасовка карт» (card stacking);

8. «Общий вагон», «общая платформа», или «фургон с оркест­ром» (band wagon).

Эти приемы пропаганды в систематизированном виде были сформулированы в США в конце 1930-х гг. в Институте анализа пропаганды.

Этапы воздействия пропагандистского сообщения:

   привлечение внимания и возбуждение интереса;

   эмоциональная стимуляция;

   демонстрация того, как созданное напряжение может быть разрешено следованием совету коммуникатора.

Основные принципы ведения пропаганды:

   пропаганда должна быть замаскирована, ее нельзя называть своим именем, иначе она потерпит неудачу;

   пропаганда   должна   основываться   на   разведывательной информации, на знании политических, духовных, военных, экономических, бытовых особенностей стран и народов, для которых она предназначена;

   она не должна сочинять темы для обсуждения, а исходить из вопросов и проблем, имеющихся в действительности;

   должна быть гибкой и динамичной, постоянно приспосаб­ливаться к событиям дня и быть всегда готовой изменить свою интерпретацию конкретного явления, чтобы более эф­фективно его использовать при изменившейся обстановке;

   нельзя руководить пропагандой издали; хотя директивы и инструкции могут поступать из центра, конкретная обработ­ка материалов должна оставаться на усмотрение людей, за­нимающихся ее распространением;

   необходимо использовать все существующие возможности для распространения пропаганды, и особенно использовать граждан тех стран, которые являются ее объектом, превра­щая их в невольных распространителей.

Пространство информационное - многомерная сеть, построенная из сложнопереплетенных прямых и обратных связей субъектов ин­формационных взаимодействий (единиц и областей). Информационное пространство - открытая самоорганизующаяся система включающая в себя огромное разнообразие информационных по­токов и информационных полей, находящихся во взаимодействии (рис. 15). Информационное пространство в принципе разрешает существование любого типа информации, в чем реализуются его отличия от пространства физического плана.

Информационное пространство является сферой деятельности отдельных людей, профессиональных групп, субъектов государст­венного управления, экономических и политических отношении и т. п., т. е. фактически любого субъекта деятельности, осуществ­ляющего таковую целиком или частично с использованием воз­можностей современных информационных технологии.

В организационно-техническом аспекте информационное про­странство составляет совокупность баз и банков данных, техноло­гий их ведения и использования, информационно-телекоммуникационных систем, сетей, приложений и организационных структур, функционирующих на основе определенных принципов и по уста­новленным правилам, обеспечивающим информационное взаимо­действие пользователей, а также удовлетворение их информаци­онных потребностей.

В состав технологических и организационных компонентов информационного пространства в обобщенном варианте входят:

1. Информационно-телекоммуникационная инфраструктура - территориально распределенные в стране (странах, мире) компью­теры, связанные между собой в сети средствами связи и телеком­муникации.

2. Информационные ресурсы на машинных носителях, прежде всего специализированные информационные массивы в виде ав­томатизированных баз данных, а также информационные ресурсы, распределенные по Web-сайтам в сети Internet.

3. Методы и средства прикладной математики – алгоритмы и программные средства (комплексы), обеспечивающие функцио­нирование аппаратных платформ (систем).

4. Организационные меры, обеспечивающие функционирова­ние компонентов информационного пространства (конференции, деятельность рабочих групп специалистов и др.).

5. Правовые меры (нормы) — информационное законодатель­ство, международные соглашения и договоры, другие националь­ные и международные нормативные правовые акты.

6. Рынок информационных технологий, средств связи, информа­тизации и телекоммуникаций, информационных продуктов и услуг.

Информационное пространство социальных систем включает в себя:

1. Единицы информационного пространства, генерирующие информацию:

   в   СМИ   -   групповые   коммуникаторы   (редакции   СМИ) и ключевые коммуникаторы (коммуникаторы, непосредст­венно включенные в редакции СМИ, персонифицирующие информацию данного СМИ);

   ньюсмейкеры (от англ.  newsmaker - букв,  «творец ново­стей») - лидеры общественного мнения (политики, лидеры экономики, представители культурной элиты и др/);

   эксперты (интерпретаторы) - специалисты, активно и профес­сионально работающие с информацией, от их комментариев(интерпретации) зависит характер и форма информационных потоков (политологи, экономисты, социологи и др.);

   лидеры мнений - достаточно активные люди, в отличие от вышеперечисленных  категорий  не  завязанные  на определенные каналы распространения информации, имеющие совокупную   потребность   в   распространении   информации (в малых и средних социальных группах);

   производители специальной информации (театр, кино, реклама во всех ее проявлениях вне СМИ, мода, товары, деньги (в массовых коммуникациях), архитектура и т. п.).

2.         Каналы коммуникаций:

   формируемые средства массовой информации и массовой коммуникации (печатные, электронные и иные носители);

   каналы    межличностных    коммуникаций    (межличностное общение);

   специализированные -  направленные  на узкие  группы - профессиональные, элитарные и т. п. (специализированные профессиональные издания, частично Internet);

   остальные (товарно-денежные каналы).

3.         Области - в социальных системах формируются по опреде­ленным    социально-психологическим    принципам,    включаются в определенную сеть (информационные каналы). Области, вклю­ченные в определенные каналы в данный момент времени, могут пересекаться;   различают также  области,  не  включенные  в канал(ы), но находящиеся под влиянием контекста, общего ритма информационных  процессов и синхронизирующиеся через вто­ричные воздействия.

По отношению к информации области (в социальных систе­мах) делятся:

   на генераторы информации (суперноваторы) - 3 %;

   новаторы (быстро воспринимают новое от генераторов - 15 %;

   центр (умеренные новаторы/умеренные консерваторы) - 30 %;

   суперконсерваторы (практически не воспринимают изменении за счет жестких внутренних барьеров на все новое) - 15%;

Переход от информационного пространства к реальному пространству (или наоборот) опирается на ряд закономерностей функционирования объектов в информационном пространстве Происходят определенные трансформации объекта при его смещении из одного типа пространства в другое.

Свойства информационного пространства:

1. Информационное пространство является базовым для поня­тий информационной войны и информационного оружия. Инфор­мационную войну можно определить как несанкционированную работу в чужом информационном пространстве.

2. Информационное пространство динамично. В нем не бывает завершенного состояния. Физические объекты, как правило, име­ют строго определенные физические пределы. Отсюда возможно следующее  следствие:  достаточно  трудно достичь  постоянного информационного   доминирования,   хотя   возможно   достижение временного информационного превосходства.

3. Информационное пространство структурировано. Оно не­однородно,   в   нем   есть   аттракторы,   привлекающие   внимание, и барьеры, отталкивающие внимание потребителя от данной точки информационного пространства.

4.         Информационное пространство  всегда защищено,  в нем есть места, сознательно защищаемые от чужого вхождения. Защи­та одновременно предполагает наличие «слабых мест», служит их детектором.

5. Информационное  пространство универсально:  любая  об­ласть   человеческой   деятельности   опирается   на   него.   Отсюда и возникают уникальные возможности для воздействия в любой профессиональной области.

6. Информационное пространство не связано напрямую с ре­альным пространством из-за его частично нематериальной приро­ды, а также возможности использовать гражданские информаци­онные инфраструктуры, которые достигают любой точки земного шара, тогда как привычные военные методы требуют своих собст­венных средств.

7. Информационное    пространство    обладает    национально-специфичными способами построения, обработки и распростране­ния информации.

Уровень развития информационного пространства решающим образом влияет на основные сферы общества - социально-политическую, экономическую. От этого уровня сильно зависят поведение людей, формирование общественно-политических движений, социальная безопасность. Связав и интегрировав (в раз­личной степени) практически все страны мира, имеющие доста­точно развитую инфраструктуру систем связи и телекоммуника­ций, информационное пространство фактически стерло границы между странами, что является одним из главных стимулов глоба­лизации и одновременно результатом этого процесса. С развитием технических каналов связи и телекоммуникаций информационное пространство приобретает в информационном обществе глобализующегося мира качество трансграничности (а возможно, и фак­тической безграничности) в силу отсутствия или неэффективности в информационном пространстве большинства традиционных ог­раничений, налагаемых разнесенностью различных субъектов это­го пространства в реальном пространстве земного шара и сущест­вованием природных и институциональных преград (океанов, гор, государственных границ и т. п.). В результате информационное пространство социальных систем, включая и компоненты, напря­мую не отраженные в киберпространстве, также становится транс­граничным, что вводит в информационные процессы ранее отно­сительно замкнутых систем новых субъектов, которые могут оказывать через информационное пространство влияние на «внут­ренние» процессы этих систем, сравнимое с влиянием традицион­ных «игроков».

В геополитическом аспекте информационное пространство может рассматриваться как формально выделяемое по ряду при­знаков пространство, являющееся жизненным пространством для множества современных человеческих сообществ (сетевых социу­мов, онлайновых сообществ и др.), в том числе за счет содержа­щихся в нем жизненно важных ресурсов (интеллектуальных и технологических центров, информации/знаний, территориально распределенных систем обработки и передачи информации). Глав­ным отличием информационного пространства от традиционных геополитических пространств (суши, моря и пр.) является инте­гральный характер его координатной системы, которая включает в себя и объединяет как географически детерминированные ком­поненты - распределенные по определенным территориям отдельные ЭВМ, банки данных, вычислительные системы и телекомму­никационные сети, так и компоненты, существующие в виртуаль­ной реальности.

Противоборство информационное - соперничество социальных систем в информационно-психологической сфере по поводу влияния на те или иные сферы социальных отношений и установления контроля над источниками стратегических ресурсов, в результате которого од­ни участники соперничества получают преимущества, необходимые им для дачьнейшего развития, а другие их утрачивают.

Цель информационного противоборства - обеспечение нацио­нальных интересов в информационно-психологической сфере. Од­ним из важнейших национальных интересов является обеспечение информационно-психологической безопасности государства.

Основные способы достижения целей информационного про­тивоборства:

   информационно-психологическое   превосходство   (домини­рование);

   асимметричный ответ на внешние воздействия более силь­ных субъектов информационного противоборства.

Основные способы достижения информационно-психологи­ческого превосходства:

•  скрытое управление деятельностью органов власти государ­ства-конкурента,  информационными (информационно-пси­хологическими) процессами, определяющими облик системы общественных, политических, экономических, духовных отношений государства-соперника:

   информационно-психологическая агрессия;

   информационно-психологическая война.

Основные принципы информационного противоборства:

   информационная асимметрия;

   информационное доминирование;

   скрытность    процессов    информационно-психологической  борьбы;

   внезапность нападения на противника;

   принцип обеспечения стратегического баланса сил в информационно-психологическом пространстве, рассмотрение страте­гического баланса в качестве основной формы мирного сосу­ществования конкурирующих субъектов;

• использование отсутствия четких юридически закрепленных в международных и национальных правовых нормах опре­делений информационно-психологической агрессии и ин­формационно-психологической войны в целях развязывания вооруженной агрессии и нанесения ущерба национальным интересам противников в мирных условиях;

• ничем не ограниченное массированное использование всех имеющихся  сил и  средств  информационно-психологического нападения («война без правил»), в том числе средств психологического воздействия, представляющих особую опасность, действие которых не исчезает с прекращением агрессии;

• принцип возможности сочетания информационно-психологи­ческой борьбы, ведущейся участником борьбы в составе коалиции, с информационно-психологической борьбой, ведущей­ся   этим   же   членом   коалиции   против   других   ее   членов в отношении достижения тех или иных частных преимуществ.

Противодействие акциям информационно-психологической агрессии (операциям информационно-психологической войны) - система мер, предназначенных для своевременного выявления угроз инфор­мационно-психологической безопасности, вскрытия планов и замы­слов противника по осуществлению информационно-психологичес­кой агрессии (психологической войны), обнаружения факта начала

им информационно-психологической операции (войны), оказания противодействия агрессии, нейтрализации источника угроз, а также локализации и ликвидации нанесенного противником ущерба с ис­пользованием соответствующих сил и средств.

В силу повышенной опасности поражающей способности ар­сенала сил, средств и методов информационной войны для госу­дарства, общества и граждан акции информационно-психологи­ческой агрессии и операции информационно-психологической войны необходимо выявлять и пресекать на ранних стадиях подго­товки условий для реализации агрессии и развертывания сил и средств информационно-психологического нападения государ­ства-агрессора, к которым в первую очередь относятся специаль­ные силы информационно-психологических операций его воору­женных сил и спецслужб и находящиеся в их распоряжении сред­ства информационного нападения.

В период относительного спада активности таких сил и под­разделений важное место в системе информационно-психоло­гической борьбы занимает система мер предупреждения и профи­лактики информационно-психологической агрессии. В случае от­ражения агрессии в действие должна вступать программа локализации нанесенного агрессией ущерба, восстановления на­ступательного и оборонительного потенциала государственной системы информационного противоборства, восполнения потерь в силах и средствах и перегруппировки национальных сил посто­янной готовности в соответствии с новыми выявленными направ­лениями возможной агрессии.

Система мер противодействия акциям информационно-психо­логической агрессии и операций информационно-психологической войны на ранних стадиях можно условно разделить на три состав­ляющие:

1.  Предупреждение   акций   информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны.

2.  Выявление акций информационно-психологической агрес­сии и операций информационно-психологической войны.

3.  Пресечение акций информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны.

Предупреждение акций информационно-психологической аг­рессии и операций информационно-психологической войны вклю­чает в себя:

• склонение возможных противников к отказу от реализации собственных агрессивных планов и намерений в отношении государства с помощью арсенала сил и средств информа­ционно-психологической войны;

  дискредитацию в глазах потенциальных противников наи­более опасных для безопасности государства направлений информационно-психологической агрессии;

  непрерывный поиск и устранение уязвимостей в государствен­ной системе информационного противоборства и обеспечения информационно-психологической   безопасности   (мониторинг состояния информационно-психологической безопасности);

  выявление   и   ликвидацию   условий,   благоприятных   для реализации   иностранными   государствами   своих   агрес­сивных намерений в форме развязывания информационно-психологической агрессии (войны);

  непрерывный поиск новых очагов информационно-психоло­гической напряженности, отслеживание перемещения и раз­растания (уменьшения) уже обнаруженных зон информаци­онно-психологических конфликтов (мониторинг распреде­ления конфликтогенного потенциала в информационной сфере), а также их зон влияния и оценку угроз безопасности государства, связанных с возможным вовлечением в один из таких конфликтов;

  мониторинг процессов укрупнения геополитических субъ­ектов, создания новых союзов и коалиций у границ государ­ства, в которых основной связующей целью объединения субъектов геополитической конкуренции является совмест­ная конкурентная борьба за право преимущественного влияния на определенные части информационно-психоло­гического пространства и протекающие в них процессы; оп­ределение истинных целей создания таких коалиции и при­чин, побудивших разнородных геополитических субъектов к такому объединению;

  мониторинг пространственного распределения и положения очагов сосредоточения сил и средств потенциальных про­тивников (соперников) из числа иностранных государств и иных субъектов геополитической конкуренции вблизи жиз­ненно важных объектов информационно-психологической инфраструктуры государства;

  выявление и пресечение условий для возникновения внутри государства и на его границах новых квазисамостоятельных субъектов геополитической конкуренции, способных «само­стоятельно» выходить с «собственными» инициативами на международный уровень, процессов инициирования и под­держки извне информационно-психологического и геополи­тического сепаратизма;

   оценку и анализ уровня присутствия и- финансового, тех­нологического, информационного, идеологического - ино­странных структур влияния их на национальные открытые телекоммуникационные сети и средства массовой информа­ции и массовой коммуникации, целью которого может быть установление полного или частичного внешнего контроля над национальными информационными ресурсами и психо­логической сферой общества;

   поиск    и    пресечение    попыток    создания    негативного психологического   фона   в   отношении   деятельности   (или отдельных ее направлений) системы органов государствен­ной власти и местного самоуправления;

   выявление попыток установления информационной (инфор­мационно-психологической) блокады;

   демонстрацию    (пропаганду)    собственной    силы    (мощи) государства     в     информационно-психологическом     про­странстве     (в виде,     например,     оперативно-тактических учений сил специальных информационно-психологических операций  с  использованием  информационного  оружия) в целях сдерживания потенциальных агрессоров;

   сосредоточение сил быстрого реагирования (постоянной го­товности)   в   областях   информационно-психологического пространства, ставших объектом внимания сил информаци­онно-психологических операций  вооруженных сил, спец­служб и иных организаций иностранных государств, участ­вующих в информационном противоборстве; маневрирова­ние силами и средствами, предназначенными для отражения
внешней информационно-психологической агрессии, в со­ответствии с выявленными угрозами и наиболее опасными для информационно-психологических атак противника на­ правлениями ударов;

   противодействие   разведывательной   и   иной  деятельности иностранных спецслужб в национальном информационно-психологическом пространстве, представляющей угрозу его безопасности;

   обеспечение собственной информационно-психологической безопасности;

   информирование высшего руководства страны и органов го­сударственной власти, уполномоченных на ведение инфор­мационного противоборства, о выявленных угрозах развя­зывания   информационно-психологической   агрессии   (ин­формационно-психологической   войны)   и  степени  угрозы безопасности государства.

Выявление   акций   информационно-психологической   агрессии и операций информационно-психологической войны включает в себя:

   непрерывный поиск (мониторинг) внешних угроз информа­ционно-психологической   безопасности   государства,   воз­можных признаков, следов и внешних проявлений осущест­вления   акций   информационно-психологической   агрессии или операций информационно-психологической войны;

   выявление направлений экспансии иностранных государств в информационной (информационно-психологической) сфе­ре,   противодействие   попыткам   иностранных   государств с помощью    информационно-психологической    экспансии создать условия для организации скрытого управления со­циальными и политическими процессами государства извне;

   выявление иных попыток создания условий для организации скрытого управления системой социальных, экономических, политических отношений государства, системой государствен­ной власти и местного самоуправления - к таким попыткам, например, может относиться создание условий для побужде­ния государственной власти к совершению тех или иных дей­ствий не столько в собственных, сколько в чужих интересах, а также информационно-психологические провокации;

   аналитическую реконструкцию (по выявленным признакам, следам, внешним проявлениям и логико-структурным свя­зям) акций информационно-психологической агрессии или тайных операций информационно-психологической войны, определение их целей, задач, планов на стратегическом, так­тическом и оперативном уровне, последовательности реали­зации мероприятий, задействованных сил и средств, а также возможные последствия этой агрессии; как правило, дея­тельность сил  информационно-психологических  операций
или воздействие на них в той или иной форме проявляются (отражаются) в информационно-психологическом простран­стве (например, в материалах средств массовой информации и массовой коммуникации), а значит, могут быть выявлены и идентифицированы прежде всего соответствующими ана­литическими методами;

•          информирование Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и органов государствен­ной власти, уполномоченных на ведение информационного противоборства, об источниках, целях, масштабах выявлен­ной информационно-психологической агрессии (информа­ционно-психологической войны) и степени угрозы безопас­ности государства.

Пресечение акций информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны на ранних стадиях включает в себя:

   уничтожение источников информационно-психологической агрессии (войны);

   нейтрализацию источников информационно-психологичес­кой агрессии (войны);

   локализацию масштабов и степени опасности информаци­онно-психологической агрессии (войны).

Уничтожение источников информационно-психологической агрессии (поражение сил и средств информационно-психологи­ческих операций агрессора обычным и информационным оружи­ем, поражение командных пунктов и центров управления агресси­ей) может быть полным (если в результате воздействия на него источник прекращает свое существование) или частичным (если поражаются силы и средства информационно-психологической агрессии, задействованные противником в конфликте) и выра­жаться в прекращении противником информационной агрессии или войны в отношении данного государства или, в случае час­тичного поражения источников, приводить к изменению интен­сивности агрессии, активности сил и средств противника, а также планов реализации агрессивных действий на оперативном, такти­ческом и стратегическом уровнях.

Нейтрализация источников информационно-психологической агрессии может быть полной или частичной.

Полная нейтрализация источника информационно-психоло­гической агрессии (войны) включает в себя:

   парализацию источника агрессии (войны);

   побуждение противника к отказу от агрессивных действии (или ведения войны);

   скрытое управление источником агрессии (войны);

•          проникновение в кадровый состав сил и средств информа­ционно-психологических операций агрессора.

Частичная нейтрализация источника информационно-психоло­гической агрессии (войны) включает в себя:

   дестабилизацию деятельности источника агрессии (войны);

   замедление активности источника агрессии (войны);

   дезинформацию военно-политического руководства сил информационно-психологических операций агрессора;

   разложение   личного   состава   сил   информационно-психо­логических операций;

   побуждение   руководства   сил   информационно-психологи­ческих операций агрессора к изменению целей и задач аг­рессии, а также основных ее направлений;

   отвлечение сил и средств агрессора на негодный объект и т. д.

Локализация масштабов и степени опасности информационно-психологической агрессии (войны) включает в себя:

   изоляцию очага агрессии относительно не затронутых агресси­ей областей информационно-психологического пространства;

   полную или частичную изоляцию сил и средств информа­ционно-психологической   агрессии   (войны)   относительно источников   управляющего   воздействия,   информационно-телекоммуникационных линий противника, по которым эти силы обеспечиваются всем необходимым для продолжения агрессии;

   создание условий, сковывающих и затрудняющих действия сил  и  средств  информационно-психологической  агрессии (войны) противника;

   стабилизацию масштабов агрессии (недопущение разраста­ния очага агрессии, проникновения деструктивных воздей­ствий  за границы  области  информационно-психологичес­кого конфликта, втягивания в конфликт новых субъектов);

   стабилизацию   интенсивности   источника  агрессии   (меры, направленные на воспрепятствование возрастания активно­сти источника информационно-психологической агрессии);

   минимизацию наносимого агрессией ущерба.

В том случае, если выявленную акцию или операцию инфор­мационно-психологической войны невозможно ликвидировать на ранних стадиях имеющимися силами информационно-психоло­гических операций органов государственной власти, находящими­ся в постоянной готовности, в обязанность системы противодействия акциям информационно-психологической агрессии (войнп входит информирование Президента Российской Федерации, Правительство Российской Федерации и органы государственной власти, уполномоченные на ведение информационного противоборства, о выявленных угрозах информационно-психологической безо­пасности государства и локализация активности агрессора с целью получения времени для мобилизации необходимых сил и средств информационно-психологической борьбы.

Система информационная - организационно-упорядоченная совокуп­ность специалистов, информационных ресурсов (массивов докумен­тов) и информационных технологий, в том числе с использованием средств вычислительной техники и связи, реализующих информаци­онные процессы - получение входных данных; обработку этих дан­ных и/или изменение собственного внутреннего состояния (внутрен­них связей/отношений), выдачу результата либо изменение своего внешнего состояния (внешних связей/отношений).

Информационные системы условно подразделяют на простые и сложные. Простая информационная система - система, элементы которой функционируют в соответствии с правилами, порожден­ными одним и тем же взаимонепротиворечивым множеством ак­сиом. Сложная информационная система - система, которая со­держит элементы, функционирующие в соответствии с правилами, порожденными отличными друг от друга множествами аксиом. При этом допускается, что среди правил функционирования раз­личных элементов могут быть взаимопротиворечивые правила и цели. Нарушение защитных барьеров во взаимодействии эле­ментов сложной системы друг с другом приводит к перепрограм­мированию этих элементов и/или их уничтожению.

Система информационного противоборства государственная. Систе­ма органов государственной власти и управления, являясь основным фактором, регулирующим общественные отношения в информаци­онно-психологической сфере, наряду с основным и приоритетным объектом внешней агрессии является центральным звеном обеспече­ния информационно-психологической безопасности и основным ин­струментом отражения и пресечения любых посягательств иност­ранных государств на суверенитет, территориальную целостность и гражданское единство общества, на его жизненно важные интересы и перспективы развития, на психическое здоровье нации. Так как в информационно-психологическом пространстве такие посягатель­ства могут принимать формы информационной экспансии, агрессин или информационно-психологической войны, на государство в липе ее системы органов власти возлагается важнейшая обязанность свое­временного выявления угроз информационно-психологической безопасности, мобилизации сил и средств гражданского общества для за­щиты государственных интересов и противодействия агрессии в лю­бой из ее форм, а также организации противодействия акциям ин­формационной агрессии (войны) на ранних стадиях возникновения конфликта.

Основные задачи федеральных органов исполнительной вла­сти в области информационного противоборства:

   разработка предложений по определению государственной политики в области информационного противоборства, про­гнозирование, выявление и оценка источников и характера угроз применения против России средств и методов инфор­мационного противоборства;

   сбор    разведывательной    информации    об    используемых и перспективных   информационных  технологиях  объектов информационной сферы противостоящей стороны;

   защита военно-политического руководства, а также индивиду­ального, группового и массового сознания ее населения от при­менения противостоящей стороной информационно-психоло­гических средств и методов воздействия;

   организация противодействия антигосударственной пропаган­де, проводимой в том числе информационно-психологически­ми средствами и методами воздействия;

   защита    информационной    инфраструктуры    государства от применения противостоящей стороной информационно-технических средств и методов воздействия и др.;

•          разработка модели угроз государственным интересам в ин­формационно-психологической сфере, основанной на про­ведении глубоких и разносторонних научных исследований. Создание такой модели могло бы придать процессу поиска, определения  и  классификации уже существующих угроз и их  проявлений  (мониторингу угроз) целенаправленный характер, а разработка методических рекомендаций по вы­явлению угроз и отслеживанию развития угрожающих си­туаций стала бы в руках сотрудников органов исполнитель­ной власти, занимающихся обеспечением информационной безопасности,  надежным  инструментом,  многократно  по­вышающим эффективность и производительность работы;

• создание и разработка стратегии проведения тайных опера­ций   в  информационно-психологической   сфере  в  мирное время и в угрожаемый период (при различных степенях эс­калации напряженности международных отношений);

   разработка нормативной правовой базы проведения специ­альных операций в информационно-психологической сфере, применения информационного оружия и методов информа­ционной войны;

   создание системы быстрого реагирования на внезапные (не­ожиданно обнаруженные) информационные атаки, способ­ной своими действиями сковать противника, заставить его отказаться ото всех или хотя бы части своих планов, пере­хватить инициативу и создать наиболее благоприятные ус­ловия для нанесения контрудара;

   создание системы обеспечения безопасности компьютерных систем управления вооруженными силами и, в особенности, силами стратегического ядерного сдерживания.

Государственная система информационного противоборства -система согласованной, целенаправленной, управляемой из едино­го центра деятельности органов государственной власти и местно­го самоуправления, направленная на защиту государственных ин­тересов и обеспечение информационно-психологической безопас­ности личности, общества и государства в информационно-психологической сфере в условиях реальной опасности развязыва­ния участниками информационного противоборства информаци­онно-психологической войны.

Государственная система информационного противоборства состоит из следующих основных составляющих:

1. Системы   противодействия    информационно-психологиче­ской агрессии (войны) на ранних стадиях.

2. Системы быстрого реагирования на внезапно выявленные акции (мероприятия) информационно-психологической агрессии.

3. Системы сил и средств информационно-психологической войны;

4.         Государственной  информационной  политики  в  условиях информационно-психологической войны.

Слухи - специфический вид информации, появляющейся спонтанно в силу информационного вакуума среди определенных слоев насе­ления либо специально кем-то распространяемой для воздействия на общественное сознание. Использование слухов в интересах психологической войны - это распространение информации, вы­годной источнику. Слухи могут возникать и спонтанно, вследст­вие неправильно восприятия информации, распространяемой за­интересованной стороной.

Социальными причинами, порождающими слухи, в первую очередь является отсутствие или дефицит информации по вол­нующим людей проблемам или событиям, а также недостаточная оперативность, запаздывание информации.

По происхождению или источнику возникновения слухи мо­гут быть стихийными или умышленно фабрикуемыми и распро­страняемыми.

Специалисты обычно классифицируют слухи по трем пара­метрам:

   экспрессивному - в  соответствии с эмоциональными  со­стояниями, выраженными в содержании слуха и особенно­стями эмоциональных реакций на него (эта характеристика определяет общий тип эмоциональной реакции, на которую рассчитан и которую вызывает слух);

   информационному    (данная    характеристика    определяет собой объективную степень достоверности);

   по степени влияния на психику людей.

По экспрессивной характеристике выделяют:

1. Слухи-желания. Распространяемая в них информация имеет целью вызвать разочарование по поводу несбывшихся ожиданий и деморализовать объект воздействия.

2. Слухи-пугала. Распространяемая в них информация ставит цель инициировать у объекта воздействия состояние тревоги, не­уверенности.

3. Разобщающие агрессивные слухи.  Распространяемая с их помощью информация имеет целью вызвать разлад во взаимоот­ношениях в среде противника, нарушить социальные связи.

По информационной характеристике выделяют:

1. Абсолютно недостоверные слухи.

2. Недостоверные слухи с элементами правдоподобия.

3. Правдоподобные слухи.

4. Достоверные слухи с элементами неправдоподобия.

По степени влияния на психику людей слухи делят:

1. На будоражащие общественное мнение, но не вызывающие явно выраженного антиобщественного поведения отдельных лиц или целых групп.

2. Вызывающие антиобщественное поведение среди некото­рой части определенных социальных групп.

3. Нарушающие социальные связи и организационно-управ­ленческие отношения между людьми, вызывающие массовые бес­порядки, панику и т. д.

Для того чтобы какая-то информация стала слухом, необходи­мо чтобы:

   информация    была   значимой   для   объекта   воздействия (т. е. прямо касалась его интересов);

   информация   была   понятной   всем   участникам   процесса трансляции слуха;

   обладание информацией способствовало повышению пре­стижа транслятора слуха.

Часто отрицание фактов, сообщаемых слухом, даже из уст ком­петентного и пользующегося уважением лица, оказывается неэффек­тивным. Прежде всего такое опровержение приводит к информиро­ванию о слухе круга лиц, которые о нем раньше вообще не слышали. В результате слух просто расширяет свою аудиторию. [26, 53]

Манипулятивные политические технологии. Все политические тех­нологии манипулирования поведением человека действуют в ог­раниченном временном и функциональном диапазоне. Степень их эффективности определяется духовной зрелостью людей, их го­товностью обманываться. Глубинной основой политических ма-нипулятивных технологий является конструирование мифов, об­ращение не к разуму человека, а к глубинам подсознания. Люди позволяют собой манипулировать, сбрасывая ответственность за свои поступки на так называемых манипуляторов. Любой человек даже чисто интуитивно, бессознательно всегда чувствует, что им манипулируют, но позволяет себе быть манипулируемым, по­скольку именно эта манипуляция позволяет ему делать то, что он очень хотел бы сделать, но почему-то до сих пор себе не разрешал. В этой сфере в разном порядке используются одни и те же схемы, как, например, устройство грандиозных концертных или театрали­зованных шоу с миллионными вложениями или проведение не­больших манифестаций с привлечением к ним внимания СМИ, ор­ганизация небольших драк и погромов с искусственным раздува­нием их значимости для получения несоизмеримого с масштабами происшествия психологического эффекта.

Проблемы манипулирования не исчерпываются политическим маркетингом, включая в том числе акции ориентированного мани­пулирования, связанные с интересами различных финансово-промышленных групп.

Технологии манипулятивные. В современных условиях в информа­ционно-коммуникативных процессах используются не просто от­дельные   приемы,   а специальные   манипулятивные   технологии.

Манипулятивные технологии входят в общую группу гуманитар­ных технологий, таких, как социальная технология, гуманитарная технология, историческая технология, психотехнология, психоло­гическая и психофизиологическая технология и т. д. Социальная технология рассматривается как родовое понятие, а все остальные выступают как се специфические разновидности, или виды.

Манипулятивная технология представляет собой совокупность приемов, методов и средств манипуляции сознанием и информа­ционно-психологического воздействия, используемых для дости­жения целей манипулятора.

Манипулятивные технологии складываются из определенных сочетаний конкретных структурных элементов, по своим специ­фическим закономерностям. Могут быть различные сочетания этих элементов, оригинальные решения последовательности и час­тоты их применения в конкретных информационно-коммуника­тивных ситуациях.

Как показывает анализ применения манипулятивного воздей­ствия в различных информационно-коммуникативных ситуациях, многие структурные элементы повторяются и носят достаточно общий, универсальный характер, другие более специфичны и имеют более локальную сферу применения.

В большинстве манипулятивных технологий используются как структурные «технологические» элементы определенные ма­нипулятивные приемы.

Эти манипулятивные приемы, которые выступают как струк­турные элементы манипулятивных технологий, одновременно для объекта воздействия - человека, прошедшего определенную под­готовку по специальной методике, являются индикаторами мани­пулятивного воздействия, направленного на него или окружающих людей и соответственно сигнализируют об опасности и необходи­мости использования специальных защитных процедур в данной информационно-коммуникативной ситуации. Они носят вербаль­ный и невербальный характер.

Применение манипулятивных технологий в качестве способа управления поведением людей и влияния на их индивидуальное и массовое сознание осуществляется на нескольких уровнях.

Первый - это организованное влияние и психологические опе­рации, осуществляемые в ходе реализации межгосударственной политики.

Второй — использования различных средств и технологий манипулятивного характера во внутриполитической борьбе, эконо­мической конкуренции и деятельности организаций, находящихся в состоянии конфликтного противоборства.

Третий - манипулирование людей друг другом  в процессе межличностного взаимодействия. [26]

Технологии манипуляции в СМИ опросами общественного мне­ния. Входят в состав технологий для воздействия на общественное сознание через органы СМИ. Основаны на демонстрации в СМИ некорректных результатов опросов, которая может деформировать не только мнение личности, но и общественное мнение. Последо­вательность и форма вопросов, которые зачастую составляют не социологи, а журналисты, могут стимулировать ответ. Нередко характер ответов зависит не столько от оценки конкретной ситуа­ции, сколько от общего отношения к происходящему вокруг, от предрассудков, бытующих в массовом сознании, от «протестных» стереотипов. Опросы, являясь по существу средством зондирова­ния состояния общества, в принципе позволяют манипулировать общественным мнением.

Убеждение (убеждающее воздействие, метод убеждения) - метод воз­действия на сознание людей, обращенный к их собственному кри­тическому восприятию.

Убеждение - это коммуникационный метод воздействия на сознание личности через обращение к ее собственному критиче­скому суждению.

Убедить - значит добиться с помощью логического обоснова­ния предлагаемого суждения согласия индивида или группы с оп­ределенной точкой зрения и такого изменения по сравнению с прежним сознания тех, кто убежден, чтобы они были готовы за­щищать эту точку зрения и действовать в соответствии с ней.

Основу метода убеждения составляет отбор, логическое упо­рядочение фактов и выводов.

Убеждение часто осложнено рядом причин, которые крайне необходимо учитывать для обеспечения эффективности воздейст­вия. Этими причинами могут быть приемлемость аргументов для аудитории, их уместность для доказательства конкретного тезиса и обстоятельства, в которых осуществляется воздействие.

Метод убеждения предполагает логически аргументированное воздействие на рациональную сферу сознания людей. Убеждение прежде всего ориентировано на интеллектуально-познавательную сферу психики людей и их групп. Его суть в том, чтобы с помо­щью логических аргументов сначала добиться от человека внут­реннего согласия с определенными умозаключениями, а затем на этой основе сформировать и закрепить новые установки (или трансформировать старые), соответствующие поставленной цели.

Целью убеждения является создание, усиление или изменение взглядов, мнений, оценок, установок у объекта воздействия с тем, чтобы последний принял точку зрения убеждающего и следовал ей в своей деятельности и поведении.

Важной особенностью убеждения является то, что степень убеждающего воздействия в значительной мере зависит от степени заинтересованности в этом человека или группы, на которых оно направлено. Иными словами, убедить людей в чем-либо можно лишь в том случае, если они стремятся понять и осознать адресуе­мую им информацию, взвесить и оценить соответствие аргументов выводам, а выводов - своему жизненному опыту, и при достаточ­ном или очевидном их соответствии согласиться с ними.

Процесс убеждения может быть упрощенно разбит на вер­бальную коммуникацию (причину, или стимул) и связанное с ней изменение в отношении (эффект, или отклик). Анализ показал се­рию последовательных этапов, через которые проходит индивид, подвергающийся убеждению: человек обращает внимание на представленное сообщение и понимает его значение (включая ис­ходную посылку и, возможно, подтверждающие ее доводы). Что­бы дальнейшее убеждение имело место, нужно, чтобы объект убеждения принял или согласился с исходным положением и, за исключением случаев преходящего интереса, сохранял вновь об­ретенное мнение достаточно долго, для того чтобы иметь случай действовать нужным образом. Наконец, если процесс убеждения был вполне успешен, поведение индивида должно прийти в соот­ветствие с его вновь сложившимися взглядами.

Реакция слушателя на убеждение зависит частично от его со­держания и в значительной мере от того, как оно воспринимается и интерпретируется. Текст газетного объявления может иметь раз-личную степень убедительности в зависимости от того, напечатан ли он черной или красной краской. Теоретики восприятия рас­сматривают результат убеждения как изменение восприятия инди­видом объекта его отношения.

Убеждающее воздействие строится по определенной структу­ре, которая представляет собой сложное сочетание усилий, пред­принимаемых для его осуществления, и условий, в которых оно ведется. Структура убеждающего воздействия обычно включает:

   воздействие источника информации;

   воздействие     содержания     информации     (убеждающего
воздействия);

   воздействие    ситуации    информирования    (убеждающего
воздействия).

Источник информации. Практика психологического воздейст­вия свидетельствует о том, что эффективность убеждения зависит от того, как его объект относится к источнику информации. В роли источников информации могут выступать правительство, офици­альные органы, СМИ, а также лица, пользующиеся доверием у объектов убеждающего воздействия. Чем авторитетнее источник информации, тем легче воспринимаются сведения, навязываемые от его имени. К числу приемов достижения доверия к источнику информации в настоящее время относят:

   создание имиджа «особой осведомленности» о событиях, которые могут замалчиваться официальными источниками информации в силу различных причин, что достигается пе­редачей достоверных сведений, точность которых известна или может быть легко проверена;

   формирование    имиджа    «объективности,    независимости и альтернативности», что достигается цитированием доку­ментов, оценок экспертов, мнений очевидцев событий и т. д.

Требования к содержанию информации (убеждающего воз­действия). Действенность содержания убеждающего воздействия зависит от многих факторов.

Во-первых, она во многом определяется степенью доказатель­ности и убедительности преподносимой информации. Доказатель­ность основывается на логичности, научности, правдивости и не­противоречивости изложенного материала. Убедительность зави­сит в большей степени от учета присущих объекту воздействия установок, убеждений интересов и потребностей, его образа мышления и своеобразия языка. Доказательность не предполагает ав­томатическую убедительность. Только правильно выбранное ло­гическое, эмоциональное и психологическое соотношение между ними может гарантировать эффективность воздействия того или иного информационного материала или всей пропаганды в целом. Ценность доказательности и убедительности измеряется тем, как изложенное содержание убеждающего воздействия воспринимает­ся адресатами. Оно должно быть хорошо продумано и подготов­лено логически, в соответствии с законами диалектической и фор­мальной логики. Конкретное в содержании убеждающего воздей­ствия   усваивается   лучше,   чем   абстрактное.   Чем   динамичнее сообщение, чем ярче и убедительнее предлагаемые для восприятия мысли, чем разнообразнее и убедительнее аргументация, тем лег­че, быстрее осмысливается и запоминается содержание убеждаю­щего воздействия. Быстрее воспринимается та информация, кото­рая лучше знакома объектам психологического воздействия. Эф­фективнее воздействуют на людей тс аргументы и та информация, которые имеют для них субъективную значимость, основаны на бесспорных истинах, общем опыте и интересах. Лучше и быстрее впитывается то, что преподносится небольшими смысловыми час­тями. Эффективнее усваивается то, что эмоционально прочувство­вано людьми, вызывает у них длительные положительные пережи­вания.  Продуктивнее запоминается тот материал, который пре­подносится   и    излагается   в   соответствии   с    национальными традициями восприятия людей. При осуществлении убеждающего воздействия имеет значение даже тембр голоса, и предпочтение отдается тембру голоса средних тонов.

Во-вторых, воздействие содержания убеждающего воздейст­вия во многом зависит от того, как подобрана, построена и подана его аргументация. Убеждение ни в коем случае не может сводить­ся только к простому изложению информации и к последующему приведению доводов и доказательств в ее подтверждение, как это­го требуют правила формальной логики.

Чтобы убедить кого-то обычно используют три основные ка­тегории аргументов:

истинные факты (помещенная в содержание убеждающего воздействия неопровержимая информация либо подводит людей к правильной оценке, либо позволяют сделать такой же вывод самостоятельно);

аргументы, содержащие «позитивную» апелляцию к психологической удовлетворенности, которую дает принятие предла­гаемой информации (характерным примером могут быть, на­пример, рекламные материалы, гарантирующие качественное медицинское обслуживание и т. д.);

  аргументы,  в  которых   заключена  негативная  апелляция, привлекающая  внимание  к  отрицательным  последствиям, которые могут возникнуть у адресата из-за неприятия пред­назначаемой для него информации (например, если вас убе­ждают во вредности конкретных отрицательных привычек).

На результативность усвоения содержания убеждающего воздей­ствия немаловажное влияние оказывает очередность изложения ар­гументов. В частности, целесообразно располагать информацию, не­посредственно ориентированную на изменение установки («сильные аргументы»), перед любой другой, не связанной с решением этой за­дачи.   Наиболее   действенным   способом   является   расположение «сильных аргументов» в середине содержания убеждающего воздей­ствия (так называемая «пирамидальная модель» воздействия). А эф­фективность текстов с «сильными аргументами» в начале и в конце сообщения зависит от установок объекта психологического воздейст­вия. Если он проявляет сильный интерес к теме сообщения, т. е. у не­го имеются по этому вопросу положительные установки, то более эффективным для воздействия на него является содержание убеж­дающего воздействия, в котором «сильные аргументы» содержатся в конце сообщения (так называемая «кульминационная модель» воз­действия). Если же объект убеждающего воздействия относится к те­ме сообщения незаинтересованно, то более эффективным является расположение «сильных аргументов» в начале сообщения (так назы­ваемая «антикульминационная модель»), что обеспечивает его необ­ходимый интерес.

В-третьих, воздействие содержания убеждающего воздействия также зависит от того, какие призывы и лозунги в нем подобраны и как они подаются. Обычно используют:

• прямые призывы, которые содержат сильные прямые аргу­менты и используются, когда объекты психологического воздействия проявляют к ним интерес (прямые призывы способны эффективнее влиять на поведение людей, так как содержащиеся в них требования высказываются ясно, недвусмысленно и обычно правильно понимаются объектом

воздействия);

   косвенные   призывы,   представляющие   собой   убеждения, которые основаны на применении намеков или обещаний и которые склоняют к одобрению без раздумий (они ис­пользуются в тех случаях, когда на людей влияют случай­ ные или благоприятствующие обстановке факторы и вызы­вают лишь кратковременную симпатию и одобрение);

   призывы на основе конкретных примеров, обычно пред­ставляющие  собой  популяризацию  или  пропаганду  кон­кретных действий других людей, которые уже последовали призывам (в этом случае сам призыв скрывается за показом тех преимуществ, которые получили лица, совершившие те или иные действия);

•          неопределенные призывы, побуждающие объект убеждаю­щего воздействия самостоятельно задуматься над выводами, вытекающими из аргументации предназначенных для них информационно-пропагандистских  материалов,  хотя  в  их содержании   и   не   содержится   конкретных   предложений предпринять те или иные действия.

В-четвертых, эффективность убеждающего воздействия во многом зависит от правильно выбранной формы. Выбор послед­ней (устная, печатная, радио-, теле-, кино- и видеопропаганда) обусловливается целями и задачами психологического воздейст­вия, конкретными условиями его осуществления и некоторыми другими факторами. Теле- и радиовещание, гарантируют высокую оперативность, легкость восприятия информации, что способству­ет эффективности убеждающего воздействия, однако возможности хранения такой информации крайне ограничены и, следовательно, ее адресат не может вернуться к содержанию сообщения. Продук­цию печатной пропаганды можно хранить длительное время, не­однократно изучать (что способствует лучшему запоминанию), передавать из рук в руки. Однако она значительно уступает в опе­ративности и является недоступной для неграмотных.

Характеристика ситуации информирования (убеждающего воздействия). Под ситуацией убеждающего воздействия обычно понимаются условия, в которых оно осуществляется, а также ха­рактер реакции объекта на восприятие его содержания. Ситуацию убеждающего воздействия делят на индивидуальную и массовую.

Индивидуальная ситуация складывается тогда, когда убеждаю­щее воздействие удается осуществить на какую-то конкретную ауди­торию, психологические характеристики которой удается учитывать. Наличие или создание индивидуальной ситуации убеждающего воз­действия, по мнению специалистов психологического воздействия, предполагает меньше формальностей, так как легче найти общий приемлемый стиль изложения информации, легче строить аргумента­цию, легче подобрать необходимую лексику и т. д.

Массовая ситуация имеет место тогда, когда убеждающее воз­действие осуществляется одномоментно на многочисленные и разнообразные аудитории. В этом случае достичь высокой степени адресности убеждающего воздействия очень сложно. При этом приходится принимать во внимание следующие социально-психологические закономерности восприятия:

   если ориентация слушателей совпадает с ориентацией убе­ждающего воздействия, то эффективность последнего выше; чем выше сходство позиций субъекта и объекта убеждаю­щего воздействия, тем весомее и его результаты;

   убеждающее воздействие, содержащее сильные аргументы против какого-то мнения, которого придерживается адресат, более эффективно тогда, когда внимание объекта чем-то от­влечено (иллюстрациями в листовке, музыкальным сопро­вождением и различными шумами в радиопередаче или ви­деорядом в телепрограмме);

   убеждающее  воздействие  становится  максимально  дейст­венным, если его содержание и форма соответствуют соци­альным, возрастным и национальным особенностям людей.

При этом специалисты психологического воздействия считают необходимым учитывать и своеобразие проявления эффектов «контрастной оценки далеко отстоящих позиций» и «ассимиля­тивной оценки далеко отстоящих взглядов». В первом случае если содержание убеждающего воздействия резко отличается от пози­ций его объекта, то появляются дополнительные трудности для его усвоения. Оно кажется совершенно неприемлемым для воспри­ятия. Во втором случае если содержание убеждающего воздейст­вия незначительно отличается от взглядов адресата, то последний в силу закона ассимиляции часто отождествляет собственные по­зиции с содержанием убеждающего воздействия.

Правила убеждения:

   логика убеждения должна быть доступной интеллекту объ­екта воздействия;

   убеждать надо доказательно, опираясь на факты, известные объекту;

   помимо конкретных фактов и примеров (без них нельзя убе­дить тех, кому недостает широты кругозора, развитого абст­рактного   мышления),   информация   должна   содержать   и обобщенные положения (идеи, принципы);

   убеждающая информация должна выглядеть максимально правдоподобной;

   сообщаемые факты и общие положения должны быть таки­ми, чтобы вызывать эмоциональную реакцию объекта воз­действия.

Критерием результативности убеждающего воздействия явля­ется убежденность.

Чтобы быть максимально действенным, убеждение должно иметь следующие особенности:

   быть максимально объективным;

   убеждающий должен верить в истинность того, в чем убеж­дает другого;

   убеждающий   должен   стараться   не   допускать   лжи   (она отталкивает);

   содержание и форма убеждения должны отвечать уровню развития сознания личности и группы, т. е. быть доступны­ми для понимания;

   убеждение должно строиться с учетом индивидуально- и со­циально-психологических особенностей личности и группы;

   убеждать надо последовательно, логично и доказательно;
убеждения должны содержать как обобщенные положения (принципы, правила), так и конкретные факты, примеры (на фактах легче убедить, особенно тех, у кого недостает широ­кого кругозора и достаточно развитого абстрактного мыш­ления);

   при убеждении необходимо анализировать факты, извест­ные объектам воздействия;

   убеждающее   воздействие   должно    быть    эмоционально-действенным и побуждать к различным переживаниям и по­ступкам.

Убеждающее воздействие целесообразно осуществлять в сле­дующих случаях:

1. Тогда, когда объект воздействия в состоянии  воспринять полученную информацию.

2. Если объект психологически способен согласиться с навя­зываемым ему мнением. Равно важны правильный выбор объекта психологического воздействия и содержание убеждающего воз­действия.

3. Если объект способен сопоставлять различные точки зре­ния, анализировать систему аргументации. Убеждающее воздейст­вие эффективно лишь при том условии, что его объект в состоянии понять и оценить то, что ему преподносится.

4. Если логика мышления субъекта воздействия, используемая им аргументация близка особенностям мышления объекта. Важен учет национально-психологических особенностей объекта, всего комплекса   социальных,   национально-религиозных,   культурных факторов, оказывающих влияние на восприятие им содержания
пропагандистского сообщения.

5. Если есть время убеждать. Для того чтобы убедить людей в чем-то, особенно в том, что выгодно противоположной стороне, как правило, требуется время, однократные попытки в этом случае малоэффективны. Изменения в сфере рационального мышления людей происходят лишь после сопоставления и обдумывания фак­тов, что предполагает значительные временные затраты. Помимо этого, разнообразное содержание убеждающего воздействия тре­буют многократного подтверждения различными аргументами и фактами, что также растягивает процесс.

Убеждающее воздействие должно соответствовать определен­ным требованиям:

1. Быть правильно сориентированным и плановым. Убеждаю­щее воздействие надо проводить в соответствии с целями кон­кретных психологических операций на основе тщательно проду­манных планов.

2. Быть направленным на конкретный объект.  Убеждающее воздействие должно готовиться и осуществляться на определен­ные группы, с учетом их важнейших индивидуальных, социаль­ных, религиозных, национальных и культурных характеристик.

3. Быть ориентированным преимущественно  на интеллекту­ально-познавательную сферу психики объекта. Убеждающее воздействие должно строиться путем логичного изложения материа­ла, убедительной аргументации, с опорой на достоверные факты.

4. Быть направленным на инициирование определенного поведения.   Конечной   целью   убеждающего   воздействия   является провоцирование   такого   поведения   (действия   или   бездействия) объекта, которое отвечает целям психологической операции.

5. Его целесообразно использовать лишь тогда, когда люди в состоянии проанализировать полученную информацию.

6. Убеждение возможно лишь в том случае, если объект воз­действия стремится понять адресуемую ему информацию, взве­сить соответствие выводов системе аргументации и при достаточ­ном соответствии согласиться с навязываемой ему точкой зрения (важность правильного выбора объекта психологического воздей­ствия имеет первостепенную значимость - он должен быть пред­расположен к восприятию пропагандистского материала).

7. Убеждение оказывается возможным при наличии у объекта воздействия способности к сопоставлению различных точек зре­ния,   анализу  системы  аргументации   (убеждающее   воздействие эффективно лишь при условии того, что его объект обладает опре­деленным  образовательным  уровнем  и,  следовательно,  наделен
способностью объективно оценить то, что ему преподносится).

8. Убеждение осуществимо лишь при сходном понимании аргу­ментов и выводов субъектом и объектом психологического воздейст­вия (в противном случае трудно прогнозировать его результат).

9. Убеждение может применяться только тогда, когда это по­зволяют временные рамки.

Основные принципы осуществления убеждающего воздействия:

1.Принцип повторения. Многократное повторение сообщения дает такой эффект, который невозможно получить при однократ­ном воздействии. Благодаря повторению сообщения удается уве­личить количество людей, воспринявших и усвоивших содержа­щуюся в нем информацию. Однако повторение не должно быть
стереотипным, пропагандистский тезис необходимо подкреплять различными аргументами.

2.Принцип достижения первичности воздействия. Если объ­ект получил какое-то важное сообщение, то в его сознании возни­кает готовность к восприятию последующей, более детальной ин­формации, подтверждающей первое впечатление.

3. Принцип обеспечения доверия к источнику информации. В начале 40-х гг. XX в. англо-американские теоретики психологи­ческой войны разработали и применили на практике правила веде­ния пропаганды в аспекте, касающемся завоевания доверия у ау­дитории. Они сводятся к следующим четырем положениям:

а) если нет серьезных причин скрывать факты или подавать только под строго определенным углом зрения, то их следует аде­кватно сообщать аудитории;

б) кроме соображений военной тайны, серьезными причинами сокрытия или искажения фактов может быть лишь предположе­ние, что аудитория им не поверит;

в) каждый раз, когда аудитория понимает, что пропагандист лжет, опускает важные детали или прибавляет их произвольно, происходит серьезное ослабление влияния пропаганды на читате­лей (слушателей);

г) по этой причине пропаганда никогда не должна оперировать заведомо фальсифицированными данными, которые могут быть изобличены аудиторией.

Факторы   увеличения   эффективности   информационной   опера­ции - влияющие, определяющие эффективность информационной операции обстоятельства и причины. Учитываются в рекоменда­циях специалистов по проведению психологических операций. Выделяются следующие факторы:

1. Фактор эквивалентности. Страны, находящиеся на постин­дустриальном уровне развития, одинаково подвержены воздейст­вию из-за однотипной роли информационной составляющей. В то же время страны, не достигшие подобного уровня, значительно менее уязвимы в информационном плане. Однако они, в свою оче­редь, вполне могут воздействовать на равных на постиндустриаль­ные страны. Постиндустриальные общества, наиболее зависимые от информации, в информационной войне станут наиболее уязви­мыми. Сходно, например, действуют террористы, для которых взаимодействие со СМИ становится на сегодня обязательным эле­ментом стратегии.

2. Фактор социальной среды. Человек, попадающий под воз­действие информационной операции, принимает решение не сам по себе, а опираясь на свою социальную среду. Следует учитывать существующие социальные сети влияния, строя свою коммуника­цию с учетом уже имеющихся взаимоотношений.

Коммуникации носят социальный характер, что должно при­ниматься во внимание при планировании взаимодействия. Задачей является преобразование массовой коммуникации в конкретное принятие решений на индивидуальном уровне.

Образуется определенная «лестница», где имеет место пони­жение уровня. При этом решение реально принимается именно внизу, сообщение передастся в совершенно иной плоскости, т. е. имеет место определенное несоответствие.

3. Фактор    визуального    доминирования.    Информационные кампании показали важность контроля именно визуальной состав­ляющей коммуникации. Это связано с тем, что, телевидение стало доминировать по воздействию на массовое сознание среди других СМИ, а также с тем, что визуальное сообщение не только лучше воспринимается и дольше хранится в памяти, но и ощущается как истинное. В то же время вербальное сообщение необходимо про­ходит определенную проверку на степень соответствия реальности при обработке его человеком.

4. Фактор тематического доминирования. Коммуникация под­страивается под те темы, которые оказываются основными дляданного контекста. Это особенно выгодно в определенной агрес­сивной среде, под которой понимается коммуникативная среда, насыщенная сообщениями противоположной направленности. При насыщенности аргументами одной ниши происходит смещение в другую нишу, при этом в массовом сознании создается переход между двумя нишами. То есть система коммуникации оптимизи­руется: она находит свою реализацию там, где слабее позиции противника.

5. Фактор доминирования формы. В пропагандистском сооб­щении «работающими» оказываются как содержание, так и форма, в ряде случаев удачная форма сообщения становится основным фактором, поскольку на начальных этапах важным элементом яв­ляется привлечение внимания к сообщению и удержание внима­ния, включая его запоминание. Здесь прослеживается сближение с поэтическим и сакральным текстами, которые призваны воздейст­вовать самой только формой. Обычно эти тексты завораживают ритмом, звуковыми и смысловыми перекличками, странным и од­новременно точным подбором слов, метафоричностью. Поскольку этот тип воздействия эксплуатируется человечеством во все вре­мена его существования, он обязательно должен учитываться и при планировании информационных кампаний.

6. Фактор несоответствия внутренней и внешней коммуника­ции. Психологические и информационные операции могут иметь в качестве своего объекта «не свое население» - представителей со­циальных, этнических и религиозных групп, традиции и сознание которых отличаются от таковых у тех, кто планирует и проводи г психологическую операцию. В результате наблюдается несоответствие, которое не в полной мере учитывается планировщиками та­кого типа коммуникации.

7.Фактор неоднородности аудитории. Аудитория, на которую направлено информационное воздействие, только кажется одно­родной.

8.Фактор перевода в действие. По сути, речь идет о переводе коммуникативного сообщения в действие, т. е. перевода вербаль­ного сообщения в невербальное. Перевод вербального сообщения в невербальное характеризуется столкновением двух несовпадаю­щих  норм,  что непременно должно учитываться при создании пропагандистских сообщений.

9.Фактор отражения контраргументации. Пропагандистское со­общение должно быть сформулировано таким образом, чтобы пре­дотвратить, заранее предугадывая, возможные контраргументы. То есть сообщение должно содержать в себе два принципиально различ­ных пласта - аргументацию и контраргументацию. Это очень важно, поскольку данное сообщение попадает в массовое сознание в услови­ях,   когда  против   него  действует   множество  других   сообщений.
Возможность коммуникативного контакта должна быть использована максимальным образом, в том числе принимая на себя функции и второго этапа коммуникативного контакта - ответом на возможные возражения   со  стороны  аудитории.   Оба  варианта  коммуникации должны присутствовать уже в исходном пропагандистском сообще­нии, поскольку оно может оказаться единственным.

10.Фактор   детализации   контекста.   Следует   получить   как можно более подробное знание контекста, в котором протекает коммуникация и принимается решение. Для этого необходима ра­бота со всеми носителями подобной информации. Специфическая и детализированная информация необходима по целому множест­ву вопросов. В подобных списках одним из существенных пара­метров являются принятые в данном обществе коммуникативные модели. В наборе этих вопросов требуется детализация, необхо­димая для создания конкретной модели общества, где четко выде­ляются сегменты с принципиально иным поведением.

11.Фактор несовпадения визуальных и вербальных сообще­ний. Визуальные характеристики сориентированы на действие, на отражение внешности, дополнительных черт, которые не всегда получают вербальное отображение.