Лекция 15. Эволюция партийно-политической системы Российской Федерации

15.1. Возникновение партийной оппозиции в СССР в конце 1980-х гг.

Оппозиция в политике означает противопоставление своей политики другой политике или выступление против господствующего мнения, политического курса или позиции большинства.

Существование оппозиции является одним из неотъемлемых эле­ментов демократической системы власти. Ее деятельность благотворно влияет на функционирование власти, поскольку, оказывая воздействие на правительство в рамках легальной политической борьбы, своими альтернативными подходами к решению стоящих перед страной за­дач активизирует работу власти. В этом смысле в условиях полити­ческой конкуренции страной правит не только власть, но и оппози­ция.

Началом оформления современной политической оппозиции сле­дует считать наметившееся сначала в верхних эшелонах партийно-государственной власти, а затем и в отдельных слоях общества, про­тивостояние проводимому курсу реформ. Главными вопросами политической борьбы (с начала перестройки и по декабрь 1991 г.), на базе которых формировалась критическая масса напряжения в обществе, были изъяны существующей обществен­но-политической системы, положение и роль КПСС как ее станового хребта, а также проблемы обновления федеративного государствен­ного устройства. Поскольку перестройка планировалась как «ограни­ченная во времени, упорядоченная, проводимая под строгим партий­ным контролем операция, в ходе которой мы именно перестраиваем, улучшаем старый дом, а не возводим новый, принципиально иной конструкции», то оппонирующие новому официальному курсу по­литические силы практически с самого начала его реализации имели возможность критиковать этот центристский стратегичес­кий план как справа — с позиций либерализма — за его недостаточно радикальную либерализацию всех сфер общественной жизни и, есте­ственно, за принципиальные ошибки в разрешении проблем разгосу­дарствления, развития частной собственности на землю, монополии партии на власть и др., так и слева — с позиций ортодоксального коммунизма — за поспешную мало прогнозируемую либерализацию, способную увести общество от «социалистического выбора и комму­нистической перспективы».

То есть с начала перестройки в стане оп­позиции шло оформление двух направлений: с одной стороны — модер­низаторская оппозиция, делившаяся на радикалов, делавших ставку на либеральные ценности, гос­подствующие в большинстве развитых индустриальных и постиндус­триальных обществ, и умеренных, стремящихся для сохранения со­циалистической модели развития общества демократизировать, осов­ременить ее советскую версию; с другой стороны — консервативная оппозиция, представленная сторонниками социалистических ценнос­тей, которые ратовали за усиление авторитарных, командно-админи­стративных черт существующей системы, за придание ей, по суще­ству, неосталинских черт.

Партийно-государственная элита в ходе перестройки все больше дифференцировалась на отдельные, оппонирующие Горбачеву, группировки. Так, поддер­живая курс перестройки в целом, умеренные реформаторы (Н.И. Рыж­ков, Л.И. Абалкин и др.) стремились выработать достаточно взве­шенный и поэтапный переход к рынку, надеялись кардинально реформировать партию. Другая группа (Е.К. Лигачев, И. Полоз­ков, В.И. Чебриков, М.С. Соломенцев) также представ­ляли в высшем руководстве партии новую команду Горбачева. Одна­ко подразумевали под курсом реформ лишь фасадный ремонт существующей системы. Вскоре они оказались во главе консерватив­ного крыла в партии. Была в руководстве партии и государ­ства и третья группа политиков (А. Яковлев, Э. Шеварнадзе, Б. Ель­цин и другие), которая, проделав энергичную переоценку своих убеж­дений, оказалась готова немедленно, изменив прежним социалисти­ческим идеалам, создавать принципиально новую, основанную на либеральных ценностях общественную систему. Причем такой радикальный подход к происходящим переменам в стране встретил достаточно широкое понимание во многих слоях общества.

На волне критики всего прошлого и настоящего в жизни советского общества все шире стали тиражироваться средства­ми массовой информации либеральные ценности жизни: свобода, де­мократизм, индивидуализм, выдаваемые за единственно общечело­веческие ценности. При этом игнорировались такие исконно отече­ственные ценностные ориентиры жизни, как справедливость, коллек­тивизм, стабильность. Советский обыватель не чувствовал, как он становится объектом идеологического манипулирования. Так создавалась почва для воз­никновения критически настроенной части общества, предпосылки для перерастания идейной оппозиционности в обществе в организацион­ную.

Наиболее распространенной и массовой формой первых оппози­ционных организаций в стране стали народные фронты, большин­ство из которых было создано в течение лета и осени 1988 г. Общими идеями, консолидирующими людей вокруг данных самодеятельных общественно-политических объединений, были радикализация про­водимых в обществе реформ, развитие гражданской активности насе­ления, повышение его роли в политической жизни страны. Вместе с тем среди данных неформальных оппозиционных организаций активно действовали народные фронты союзных республик, делающие ставку на признание суверенитета своих республик и создание независимых государств, и интерфронты, которые в тех же республиках боролись против развала союзного государства, за равные права всех жителей республик.

Значительное распространение в это же время получил и такой тип самодеятельных оппозиционных организаций, как дискуссионные клубы и объединения. Для многих из них были характерны мобильность числа участников, смена названий и декларируемых программ, определенная фракционность и борьба за внутреннее лидерство. Именно из этой среды граждански активных людей формировался костяк политических объединений и групп, ко­торые стремились конституироваться в альтернативные по отноше­нию к КПСС политические партии. Возглавили этот процесс созда­ния современной российской многопартийности, с одной стороны, образованные молодые люди, ищущие возможность реализовать свою энергию и честолюбие. С другой сторо­ны, в процесс партийного строительства включилась часть бывших активных коммунистов, в том числе и высокопоставленных партий­ных функционеров, изменивших свои идеологические приоритеты.

Легализация оппозиционных структур произошла летом 1988 г. в период выборов в Верховный Совет СССР. Проведение альтернативных выборов в условиях жесткой поли­тической борьбы позволило наиболее радикальной части либераль­ной оппозиции войти в состав депутатского корпуса. Их деятельность развернулась на базе Межрегиональной депутатской группы, в состав которой вошли такие известные политические деятели, как Б. Ель­цин, А. Собчак, Ю. Афанасьев, Г. Попов, А. Сахаров и другие. Со­ставляя меньшинство среди депутатов съезда, межрегионалы выдви­нули идею «выраженной оппозиции» (Г. Попов), суть которой состо­яла не в углублении противостояния, а в организации конструктив­ной работы межрегиональной оппозиции, направленной на решение насущных социально-экономических проблем. Основой для такой конструктивной деятельности либеральная оппозиция считала ради­кальное изменение существующей системы общественных отноше­ний в стране. Так была завершена идейная трансформация большинства прежних сторонни­ков горбачевских реформ: от требований радикализировать реформи­рование страны в рамках существующей системы до отрицания са­мой системы.

15.2. Распад КПСС и возникновение многопартийности

В первой половине 1990 г. происходит углубление политического размежевания на сторонников и противников курса Горбачева внутри КПСС. Сторонники консервативной оппозиции выступали за «сплочение КПСС на ленинских основах», сохранение классового подхода вместо обще­человеческих ценностей, уничтожение частной собственности на ос­нове общего владения средствами производства.

Одновременно в лагере либеральной оппозиции возникло демок­ратическое движение коммунистов, которое предполагало достичь обновления общества посредством «преобразования КПСС из госструк­туры в современную левую политическую партию». Именно на базе этих пред­ставлений в январе 1990 г. в партии была создана «Демократическая платформа в КПСС».

И консервативная, и либеральная оппозиция в КПСС была пред­ставлена на Учредительном съезде КП РСФСР, состоявшемся в июне 1990 г. И хотя в резолюции съезда была подтверждена «верность со­циалистическому выбору», наличие различных идейно-политических платформ свидетельствовало об отсутствии единства в создаваемой РКП.

Сто­ронники Демплатформы рассматривали КПСС как силу, которая сама должна отказаться от монополии на власть, преобразуясь из «тотали­тарной в парламентскую структуру». Истоки общественного кризиса Демплат­форма усматривала в коммунистической идеологии, тогда как умеренная оппозиция в КПСС считала причиной кризиса деформации идей социализма. Впоследствии  большинство лидеров и активных сторонников Демплат­формы вышли из КПСС и встали на путь организационного оформления новых альтерна­тивных партий.

Первой политической партией, основанной оппозицией, стал в мае 1988 г Демократичес­кий Союз (В.Новодворская). В программном доку­менте Союза было зафик­сировано, что ДС — политическая партия, оппозиционная тоталитар­ному государственному строю СССР, ставит своей целью ненасиль­ственное его изменение и построение правового государства на нача­лах гуманизма, демократии и плюрализма. Однако действия первой политической партии, формировавшейся в качестве активной оппозиционной силы существующему порядку, не были вос­приняты обществом в качестве серьезной политической силы, исходящей из реальной политической ситуации и претендующей на поддержку широких масс населения.

Другой активной оппозиционной силой в обществе с момента образования стала Демократическая партия России (Н. Травкин). В программных документах подчеркивалось, что ДПР создана для активного противодействия попыткам «реставрации прежних поряд­ков». Вместе с тем, прогнозируя социальные преобразования в обще­стве, партия ориентировала своих членов на обеспечение ненасиль­ственного процесса модернизации России.

В стране было воз­рождено Конституционно-демократическое движение. В октябре 1989 г. был создан Союз конституцион­ных демократов, провозгласивший себя политической организацией граждан, «объединенных стремлением продолжать и развивать луч­шие демократические традиции отечественного либерализма». В при­нятой политической декларации СКД определял свою роль в совре­менной политической жизни как оппозиции существующей власти, готовой к конструктивному сотрудничеству с правящей КПСС и со всеми политическими силами, признающими самоценность челове­ческой личности.

Образование политических партий посредством раскола организации бывших единомышленников и со­ратников явилось характерной тенденцией для периода конца 1980-х — начала 1990-х гг. Такая тенденция была вызвана как объективными причинами: размытостью социальной базы создавае­мых партий, стремлением четче определить свои программные и орга­низационные принципы деятельности, так и субъективными мотива­ми: имели место попытки удовлетворить невостребованные полити­ческие амбиции новоявленными лидерами.

В целом, в условиях России личностный фактор в процессе ста­новления плюралистической политической системы сыграл огромную роль. Было создано множество партий и движений, общественно-по­литическое лицо которых определял тот или иной лидер. Так, широ­кую популярность в России получили партии Травкина, Шахрая, Гайдара, Жириновского и др.

Партия Жириновского была создана как оппозиционная офици­альным властям в конце 1989 г. За первые два года ее трижды прове­ряли правоохранительные органы, дважды запрещали. Однако партия продолжала существовать, более того, продолжала множить своих сторонников. Ее лидер баллотировался на первых выборах во время избрания Президента России и получил поддержку более 6 % росси­ян. Тогда в мае-июне 1991 г., как и на декабрьских 1993 г. выборах в Государственную Думу, ЛДПР достигла значительного успеха, кото­рый все средства массовой информации связывали с так называемым «феноменом» Жириновского. Лидер ЛДПР сделал ставку на маргинализированный электорат, в чем он сам без колебания признался в беседе с известным американским профессором Яновым.

Среди оппозиционных по отношению к КПСС выделялись христианско-демократические партии. Первой такой организацией стал Христианско-демократический союз России, возникший в августе 1989 г. Согласно программным документам ХДСР, противостояние КПСС должно было осуществляться исключительно мирными конституционными сред­ствами политической борьбы, включая обращение к гражданам через средства массовой информации, мирные демонстрации, митинги, кам­пании гражданского неповиновения.

В конце 1989 — начале 1990 гг., помимо уже перечисленных партийных объединений, были созданы Демократи­ческая партия (ноябрь 1989 г.), Крестьянская партия России (сен­тябрь 1990 г.), Республиканская партия Российской Федерации (но­ябрь 1990 г.), Партия свободного труда (декабрь 1990 г.) и ряд дру­гих оппозиционных по отношению к КПСС политических партий. Всех их объединяло стремление создать в России обще­ство, основанное на отечественных и западных либеральных тради­циях, т.е. общество с развитой системой частного предпринима­тельства, многопартийной политической системой, признающее при­оритеты прав личности по отношению к правам социальных групп или государства в целом и иметь своей опорой еще не созданный средний класс.

У либералов были существенные различия в определении методов создания рыночной экономики. Условно (в конце 80-х — начале 90-х гг.) либеральные партии и движения можно было разделить на классических либералов западного толка, либерал-ап­паратчиков и либерал-популистов.

Либерал-популисты (ЛДПР, ДС, НПР и др.) призывали к «мир­ной революции снизу», включая в отдельных случаях в свой арсенал борьбы акты гражданского неповиновения, забастовки, создание па­раллельных структур власти. Они убеждали своих сторонников, что только решительный демонтаж старой общественной системы и энер­гичное создание нового демократического общества способно создать достойные для человека условия жизни и решить назревшие пробле­мы развития страны.

«Классические либералы западного толка» (РПРФ, ПЭС, ПСТ и др.) также делали ставку на либерально-демократические ценности, но, ориентируясь, в основном, на городскую научно-техническую и производственную интеллигенцию, высококвалифицированных рабо­чих, они рассчитывали создать рыночную экономику путем немед­ленного превращения всех граждан России в полноправных собствен­ников посредством перераспределения госсобственности.

«Либерал-аппаратчики» (РДДР, РДПП, «Обновление» и др.) считали, что система рыночной экономики могла быть воссоздана только по плану, благо­даря государственной политике.

Таким образом, имея единую направленность в программах ли­беральных преобразований в России, перечисленные партии пред­усматривали различные пути их реализации.

История возникновения левых партий, так же как и либераль­ных, была тесно связана с оформлением оппозиционных сил, в пер­вую очередь в самой КПСС. Так, образованию партий крайне левого толка непосредственно предшествовали процессы идейного, а затем и организационного размежевания членов КПСС, которая в конце 80-х гг. объединяла в рамках, казалось бы, общей доктрины людей неоднозначных политических взглядов и настроений.

На базе консервативно-сталинского крыла в КПСС организационно оформились две партийные структуры, объя­вившие себя самостоятельными, но в составе КПСС. Это были Мар­ксистская рабочая партия — партия диктатуры пролетариата и Российская коммунистическая партия. Первая — видела в КПСС идеоло­гического противника ввиду ее усиливавшейся социал-демократиза­ции. Вторая — заняла еще более консервативные пози­ции, выступая против многопартийности, развития рыночных отно­шений, за сохранение партии коммунистов как государственного ме­ханизма управления.

На базе «Большевистской платформы в КПСС» была оформлена ВКПБ, которая ставила задачу воссоздания социализма, восстановлении Союза ССР посредством возрождения в новых условиях государства рабочего класса. Возвращение к диктату­ре пролетариата ВКПБ, как и РКП, связывали с развитием неостали­низма и непримиримостью к оппортунизму, под которым подразумевались все прокоммунистические и социалистические партии России.

Российская коммунистическая рабочая партия (РКРП - В. Тюлькин, В.И. Анпилов) была уч­реждена 23 ноября 1991 г. В ее программе были сформулированы лозунги борьбы с капи­тализацией общества и за восстановление СССР, возвращение к со­циалистическим ценностям и идеалам.

В феврале 1993 г. состоялся II Чрезвычайный съезд КПРФ, которым была завершена восстановительно-объединительная работа группы Г.А. Зю­ганова – В.А.Купцова.

Еще более центристских, по существу, социал-демократических позиций придерживалась созданная в октябре 1991 г. Социалис­тическая партия трудящихся (председатель Л. Вартозарова) и тесно связанная с крупней­шими профсоюзными организациями России, в частности, с ФНПР «Партия труда».

Увлеченность многих фракций и групп в КПСС социал-демократическими ценностями привело к созданию Социал-демократической ассоциации (СДА). Своей целью ассоциация провозгласила борьбу за «утверждение политической, экономической и социальной демократии», при этом духовной основой СДА объявлялись «идеи демократического социа­лизма, наследия российской социал-демократии». Вскоре теоретическая целевая установка на «демократический социализм» сме­нилась на «общество социальной демократии», что свидетельствовало о стремлении отечественных социал-демократов еще больше дистанцироваться от преж­ней коммунистической фразеологии. Эта тенденция в оформлении программных позиций проявилась практически у всех левоцентристских партий и движений, которые во множестве создавались в начале 90-х гг. Так, к лету 1991 г. активные сторонники Горбачева образова­ли «Движение демократических реформ» (ДДР).

Итак, формирование современной отечественной оппозиции в конце 1980-х — начале 1990-х гг. происходило на двух уровнях: идеологическая и практико-политическая оппозиционность, которые, развиваясь параллель­но, привели к становлению двух оппозиционных лагерей — модерни­заторов и консерваторов.

Консерваторы выступали защитниками традиционных ценностей государственного социализма: плановой экономики, целостности еди­ного союзного государства, руководящей роли КПСС. К этому лаге­рю оппозиции относились: консервативная часть аппарата КПСС (часть Политбюро и ЦК КПСС), руководство профсоюзов, генералитет, ди­ректорат ВПК и других отраслей промышленности, часть Верховного Совета СССР и некоторых союзных властных структур, а также леворадикальные политические партии и движения, возникшие в процес­се становления российской многопартийности.

Оппозиционный лагерь модернизаторов оформлялся в несколь­ких направлениях.

Первое объединяло умеренных реформаторов, которые выступали за постепенное, поэтапное реформирование страны. Эта линия проводилась правительством СССР во главе с Н. Рыжковым, а также частью аппарата КПСС. К ним примыкали левое крыло КП РСФСР, а также вновь созданные социалистические и социал-демократические партии и орга­низации (СП, СДА, СДПРФ и др.).

Второе направление оппозиционного лагеря модернизаторов имело национальную специфику и было представлено народными фронта­ми республик СССР, на базе которых сформировались национальные партии и движения. Их основными требованиями были признание суверенитета своих республик и создание независимых государств. То есть процесс модернизации связывался этими силами оппозиции с идеями национального возрождения и очень часто приобретал ха­рактер национал-сепаратистской борьбы между республиканскими партийно-государственными номенклатурами и союзными структу­рами власти.

Третье направление оппозиционного лагеря модернизаторов носило радикально-либеральный характер. Оно было сформировано, в свою очередь, двумя потоками. С одной стороны, это была демокра­тическая оппозиция, рожденная в недрах самой КПСС (МДГ, Демплатформа), а с другой — многочисленные политические партии и движения либерального толка (РПРФ, ПЭС, РХДС, ДПР, ЛДПР и др.). Именно к этой части политической оппозиции было обращено в ос­новном внимание «партии власти». Это привело, в конечном итоге, к общей недооценке КПСС формирующейся оппозиционной массы на левом и левоцентристском фланге, т.е. оппозиционно настроен­ных сторонников «социалистического выбора», из числа которых в августе 1991 года было создано ГКЧП.  Но решитель­ную победу не только над КПСС, но и всем левым флангом оппози­ции одержало ее праволиберальное крыло. Эта победа привела ради­кал-либералов к власти, что вызвало изменения в расстановке поли­тических сил в стане оппозиции и усиление противоборства в обще­стве.

15.3. Партийно-политическая система в конце 1991-1993 гг.

Центр тяжести в политическом противостоянии переместился с борьбы против КПСС к вопросу выбора конкретной модели модерни­зации российского общества. Политическая оппозиция и в новых ус­ловиях по-прежнему представляла собой весьма неоднородную поли­тическую силу, представленную несколькими направлениями.

Первое — демократическая оппозиция, партии и движения кото­рой делали ставку на западную модель модер­низации России, подразумевая под нею развитие рыночных структур и отношений, способных заменить прежнюю бюрократическую мо­дель экономического развития с нормированным распределением и потреблением. Однако, в отличие от «партии власти», либерально-демократические оппозиционные силы являли собой сторонников со­циал-ориентированных рыночных реформ. Отсюда и политика «кон­сервативного оппонирования» этой части оппозиции по отношению к власти.

Но были в демократической оппозиции и более радикально на­строенные к новой власти либеральные партии и движения. Их радикализм проявлялся в критике основных позиций курса правительства Гайдара, который, по их мнению, был не только лишен социальной компоненты, но и недопустимо игнорировал национально-государственные интересы всего россий­ского общества.

На их базе в июне 1992 г. сформировалось два блока.  Первый, правоцентристский блок «Гражданс­кий Союз», программные установки которого были основаны на приоритетах прав человека, идеях социального партнерства и созда­ния ориентированной на человека рыночной экономики.

Второй  стал называться «Российское народное собрание». Этот блок, представляя государственническое крыло праволиберальных партий, стремился найти компромисс между необходимой, по их мнению, жесткой централи­зованной властью и защитой прав и свобод граждан.

Среди партий, оппонирующих официальному монетаристскому курсу правительства, были еще две группы партий и движений цент­ристского толка. Первая объединяла политические силы, ориентиро­ванные на «критическую поддержку правительства». К ним относились партиих и движения, объединенные в блок «Новая Россия»: Крестьянская партия России (Черниченко), Народная партия России (Т. Гдляна), СДПР (И. Аверкиев), Российская социал-либеральная партия (В. Фи­лин), Социально-либеральное объединение Российской Федерации (СЛОРФ), Партия Союз Молодая Россия. Эти политические силы также придерживались курса на социальную ориентацию либераль­но-рыночных реформ. Именно на базе данной платформы «Новой России» были сформулированы главные направления совмест­ных действий российских демократов по выводу страны из кризиса и возрождению Российской Федерации: проведение скорейшей консти­туционной реформы и демократической приватизации, налаживание партнерских отношений труда, предпринимательства и государства, обеспечение необходимого прожиточного минимума, ускоренную зе­мельную реформу и поддержку фермерства, укрепление правопоряд­ка и социальную защиту военнослужащих.

Другая группа партий и организаций объединилась в левоцентристский блок «Содружество левых демократических сил». Придержи­ваясь социалистических ценностей, блок разработал собственную ан­тикризисную экономическую программу, основанную на признании необходимости развивать рыночную экономику, оставляя приоритет­ной коллективную форму собственности и стимулируя развитие мел­кого и среднего предпринимательства. Этот блок был организован руководством Социалистической партии трудящихся (Л. Вартазарова), НПСР (А. Руцкой), Партией Труда (А. Бузгалин), Российской партией коммунистов (А. Крючков), левого крыла СДПР (Оболен­ский), Федерации независимых профсоюзов России (Шмаков).

Таким, образом, после августа 1991т. и развала СССР россий­ские власти в наследство от союзного правительства получили не толь­ко груз нерешенных социально-экономических и политических про­блем, но и значительную политическую оппозицию.

Это были партии и движения умеренного толка, предлагающие корректировку избранной правительством тактики реформ, дополняя ее мерами по стабилизации отечественной экономики, восстановле­нию отдельных элементов директивного административного управ­ления, социальной защите населения. Некоторые из них делали став­ку на укрепление национально-ориентированного демократического государства.

Вместе с тем была и ради­кально настроенная оппозиция. Она была представлена, во-первых, так называемой объединенной «лево-правой» оппозицией «Фронт на­ционального спасения» (ФНС). Это объединение было создано на базе двух оппозиционных движе­ний: правого межпартийного блока государственников «Российское народное собрание» и левого национально-патриотического движения «Русский Собор». Всего в октябре 1992 г. было объединено на почве этатизма и национализма около 40 партий, движений общественных организаций и парламентских фракций. Наиболее крупными из них были объединение блока парламентских фракций «Российское един­ство», РХДД, РКРП, КДП (ПНС), РНС, РОНС, Союз офицеров, дви­жение «Трудовая Москва» и ряд других. В целом, в объединенной оппозиции доминировало национально-державное крыло (монархист Шафаревич, кадет Астафьев, христианский демократ Константинов, националист Лысенко и дру­гие). Общая программа объединения право-левых радикалов ориенти­ровала своих сторонников на проведение акций гражданского непови­новения с целью достижения отставки правительства и Президента и прихода к власти многопартийного коалиционного правительства «На­ционального спасения». Объединенная Российская оппозиция сплотилась вокруг законо­дательной ветви власти. Таким образом, как и умеренная часть оппозиции, радикалы в 1992—1993 гг. не были реставраторами в своем требовании свернуть проводимые правительством реформы. Они активно поддержали пар­ламент за иную модель модернизации страны, ориентированную не на зарубежный опыт, а на российские самобытные формы социаль­ного и политического устройства.

За возврат к прежним социалистическим ценностям, к плановой централизованной экономике, советской политической системе выс­тупали иные политические силы, так называемые «левые ортодоксы» («Союз коммунистических сил», РКРП, ВКП(Б) и др.). Однако, не создав четкой концепции вывода страны из кризиса, находясь в пле­ну политических традиций и всего исторического опыта КПСС, эти прокоммунистические партии и движения не смогли создать собствен­ной объединенной политической оппозиции.

15.4. Партийно-политическая система в декабре 1993-1996 гг.

Большего успеха в деле единения на следующем этапе полити­ческого противоборства в стране достигли политические силы, при­держивающиеся левоцентристских позиций. Так, Коммунистическая партия Российской Федерации была на выборах в Государственную Думу 1993 г. третьей, а на выборах в 1995 г. — первой по числу поданных за нее голосов. Это позволило ей не только значительно увеличить свою фракцию в нижней палате парламента с 47 человек до 158, но и ввести в правительство Черно­мырдина своего представителя — А. Тулеева. Все эти факты, свиде­тельствующие о возросшем влиянии крупнейшей политической партии России, стали возможны во многом благодаря весьма своеобразной тактике поведения данной системной оппозиции. КПРФ свое участие в работе государственных органов власти рассматривает не как процесс интегрирования с существующим режимом, а как оппозиционную деятельность ради реализации четко определенных самой партией политических целей. Коммунисты объясняют свою тактику стремлением ос­лабить режим, не допустить разгрома оппозиции в стране; желанием материально и организационно укрепить саму партию; возможностью накопления государственного опыта и получения более широкого доступа к официальной информации; обеспечением для партии более широкой общественной три­буны и возможностью участвовать в собствен­но законотворческой деятельности.

Решая эти задачи, КПРФ, начи­ная с декабря 1993 г., по существу, активно сотрудничая с правящим режимом, но официально заявляя о себе как о единственной общена­циональной оппозиционной силе по отношению к президенту, неуклонно вела поиски возможных союзников. Первым этапом по пути оформления коммунистами ши­рокой, так называемой «объединенной оппозиции» было создание новой левоцентристской коалиции «Согласие во имя России» в начале 1994 г. Провозглашенные коалицией лозунги предотвращения распада России и восстановления силы российской государственности, сохранение научно-технического по­тенциала страны и прекращение проведения в стране реформ во имя реформ, во время президентской предвыборной кампа­нии, легли в основу идейной платформы созданного коммунистами Народно-патриотического союза России. Данный единый оппозици­онный блок, собрав во время выборов в президенты голоса 30 милли­онов избирателей, проголосовавших за кандидатуру Г.А. Зюганова, провел свой Учредительный съезд уже после выборов — в августе 1996 г. Его лидером (председателем Координационного Совета) на съезде был избран Зюганов, сопредседателями КС — С. Говорухин, М. Лапшин, А. Подберезкин, А. Руцкой, А. Тулеев. Так, после по­лугодичного становления НПСР, завершился второй этап складыва­ния объединенной оппозиции. Формально движение было объявлено левоцентристским и народно-патриоти­ческим. Основным предназначением нового оппозиционного блока учредители считали «изменение антинародного курса нынешнего ре­жима конституционным путем», при этом полагали возможным «от­казаться от огульной критики и заняться конструктивным воздействи­ем на власть». Таким образом, после президентских выборов (с середины 1996 г.) объединенная оппозиция строила свои взаимоотношения с властью, не только обновив свой идеологический багаж — разработана так на­зываемая «новая теория государственного патриотизма», но и суще­ственным образом откорректировав, в сторону большей лояльности к власти, свою политическую тактику.

К июню 1996 г. демократическую оппозицию представляли правые и правоцентристские силы от ушед­шего в 1994 г. в демоппозицию ДВР до целого ряда новых социал-либеральных политических партий и движений. Прежние крупней­шие политические блоки демократической оппозиции в период с 1994 г. по 1996 г. либо распались, либо, признав провал «западнической концепции реформ», вынуждены были как РДДР (Г. Попова) заняться «поисками новой «третьей модели раз­вития России».

Серьезными конкурентами в борьбе за электорат этим правоцентристским блокам стали новые социал-либеральные и неоконсервативные организации. Созданные в преддверии избирательных кампаний 1993, 1995 гг., эти, сначала предвы­борные блоки, а затем зарегистрированные в Минюсте общественно-политические движения и партии («Яблоко», «Конгресс русских об­щин», Партия самоуправления трудящихся, ПРЕС, «Вперед, Россия!»), стали претендовать на новый политический центр. Как и среди пре­жней демократической оппозиции, среди них были «государственни­ки» — КРО (Ю. Скоков, С. Глазьев, К. Затулин, С. Бурков, Д. Рого­зин), ПРЕС (С. Шахрай), — делающие ставку на проведение протек­ционистской экономической политики, укрепление российской госу­дарственности, развитие федеративных начал в государственном стро­ительстве. В целом же, все партии и движения, объединенные еди­ным стремлением осуществить социальную корректировку официаль­ного курса реформ, предлагали различные способы для проведения в жизнь этой установки (от всемерного развития коллективной формы собственности — ПСТ — до ужесточения государственного контроля над экономикой — КРО).

Итак, взаимодействие политических партий и общественно-по­литических движений с властью, пройдя через горнило парламентско-президентской борьбы (1992—1993 гг.), приобрело в период с 1994 по 1996 г. достаточно стабильный характер и демократические формы. Более того, возможность соблюдения демократических проце­дур во взаимоотношениях власти и российской многопартийности (вы­боры 1993, 1995, 1996 гг.) доказывают, что демократизация российской об­щественно-политической жизни является необходимым инструмен­том, с помощью которого россияне желают изменять свою жизнь и определять свое будущее.

По мере своего развития политическая борьба в российском об­ществе, все более утрачивая свою идеологическую окраску, превра­щается в столкновение личных и узкогрупповых интересов. При этом постоянный состав лиц, участвующих то во власти, то в оппозиции, перемещающихся из властных структур в бизнес и обратно, свиде­тельствует о завершении процесса формирования новой российской политической элиты и о возможностях ее дальнейшей консолида­ции и структурирования. Конкурентная борьба между отдельными группами политической элиты, в ходе которой определяется офици­альный правительственный курс, происходит в условиях конверта­ции статуса власти в право собственности. Это делает привлекатель­ным для оппозиционных политических сил их соучастие во власти. Вместе с тем увеличивающиеся негативные последствия социально-экономического реформирования России заставляют оппозицию ди­станцироваться от официального правительственного курса, а власти брать на вооружение многое из программ и лозунгов своих политических оппонентов. В целом и партия вла­сти, и политическая оппозиция идут по пути инфляции в глазах об­щества своих ценностных ориентиров и потери собственной значи­мости для демократического политического процесса в стране.

15.5. Функционирование партийной системы России

Решающее значение для становления политических партий и формирования партийной системы имеет опыт участия в выборах. Современная партийная система выдержала четыре избирательные кампании, трансформируясь каждый раз  в определенный формат, демонстрирующий место и статус каждой партии и соотношение партийно-политических сил. Итак, после периодов зарождения протопартий (1987–1989), распада КПСС и формирования политических партий (1990-1991), становления партийной системы (1991-1993) партийная система современной России в 1993 г. вступила в период функционирования, который ознаменовался участием партий в выборах и естественной (то есть в зависимости от воли избирателей) реструктуризацией партийной системы. На этом этапе российские политические партии четырежды подвергались испытаниям выборов в Думу (1993, 1995, 1999, 2003) и трижды (1996, 2000, 2004) - выборов президента.

Выборы 1993 г. проходили в обстановке высокой активности избирателей и жесткого противостояния трех партийных коалиций:

1. Пропрезидентского блока в составе партий: «Яблоко», ПРЕС (Партия российского единства и согласия), «Выбор России», РДДР (Российское движение демократических реформ), поддерживавшего курс реформ президента Б.Н.Ельцина;

2. Блока конструктивной оппозиции, состоявшего из Гражданского союза и ДПР (Демократической партии России), служившего опорой вице-президенту А.Н.Руцкому;

3. Контрпрезидентского блока, состоявшего из КПРФ и АПР, находившегося в непримиримой оппозиции правительственной политике.

По результатам выборов победил пропрезидентский блок, набравший 34,2% голосов избирателей. Контрпрезидентский блок получил 20,4% голосов, Блок конструктивной оппозиции – всего 1,93%.

Среди политических партий победительницей оказалась ЛДПР, занимавшая позицию вне блоков и набравшая 22,92% голосов избирателей. Кроме ЛДПР в Думу, миновав 5% барьер, прошли следующие партии: Выбор России (15,51%), КПРФ (12,4%), Женщины России (8,13%), АПР (7,99%), Яблоко (7,86%), ПРЕС (6,73%), ДПР (5,52%).

Если все партии, участвовавшие в первых выборах по партийным спискам, можно разделить на левые (КПРФ, АПР, партия «Кедр», избирательные объединения «Достоинство и милосердие», «Гражданский союз») центристские (ДПР, ПРЕС, партии «Яблоко», «Выбор России», избирательные объединения «Женщины России», «Будущее России – новые имена») и правые (ЛДПР) силы, то победу на этих выборах одержали центристы, набравшие в сумме 49,08% голосов, левые и правые набрали соответственно 23,78 и 22,92%.

В Государственной Думе, с учетом выборов по одномандатным округам и создания на этой основе депутатских групп система парламентских партий выглядела следующим образом:

Центристские, пропрезидентские силы, сторонники реформ: фракция «Выбор России» (лидер Е.Гайдар) получила с учетом голосов, набранных в одномандатных округах 74 депутатских места, фракция ПРЕС (С.Шахрай) – 31 место,  фракция «Яблоко» - 29 мест, фракция «Женщины России» - (А.Федулова, Е.Лахова) – 23, фракция ДПР (Н.Травкин) – 15, депутатская группа «Союз 12 декабря» (Б.Федоров, И.Хакамада) - 32, депутатская группа «Новая региональная политика» (В.Медведев) - 60. 

Левые антипрезидентские силы, противники реформ: фракция КПРФ (Г.Зюганов) – 45, фракция АПР (М.Лапшин) – 55, депутатская группа «Российский путь» (С.Бабурин, А.Лукьянов) - 15;

Правые силы, критики президента, сторонники реформ: фракция ЛДПР (В.Жириновский) – 64 места.

Эти партии и силы и составили первый формат партийной системы России в 1993 -1995 гг.

Выборы в декабре 1995 г. проходили в обстановке продолжавшегося жесткого противостояния центристских и левых сил. Партии и избирательные объединения, избравшие промежуточную политическую позицию между сторонниками и противниками рыночных и либеральных реформ, такие как «Держава» (лидер А.Руцкой), Партия Святослава Федорова, Блок Ивана Рыбкина, «Женщины России» не смогли пройти 5% барьер.

Партии реформаторской ориентации набрали в общей сложности 21,63% голосов («Наш дом Россия» - 10,13%, «Яблоко» – 6,89%). Не прошли в Думу партии ПРЕС и Выбор России, которые взяли на себя ответственность за все неудачи реформ.

Коммунисты пожали плоды выгодности своего положения критики трудных и непопулярных реформ: КПРФ получила 22,3% голосов и заняла первое место в борьбе по партийным спискам, но другая антиреформаторская партия – АПР не прошла в Думу, набрав всего 3,78% голосов.

Из правых партий 5% барьер прошла лишь ЛДПР (11,18% голосов). Кроме того, уже в Думе были организованы несколько депутатских групп.

Новый, второй формат системы парламентских партий, как видим, приобрел следующую структуру:

- левые силы: фракция КПРФ (138 депутатских мест), депутатская группа «Народовластие» (38), Аграрная депутатская группа (35). Итого: 211 мест;

- центристские силы: фракция НДР (65 мест), фракция «Яблоко» (46), депутатская группа «Российские регионы» (43). Итого: 154 места;

- правые силы: фракция ЛДПР – 51 место;

- независимые депутаты – 34 места.

Следующий, третий формат партийной системы современной России образовался после очередных думских выборов 1999 г. Выборы по партийным спискам дали следующие результаты: КПРФ – 24,29% голосов, «Единство» - 23,32%, «Отечество вся Россия» (ОВР) – 13,33%, Союз правых сил (СПС) – 8,52%, Блок Жириновского (ЛДПР) – 5,98%, «Яблоко» - 5,93%

Система парламентских партий приобрела следующий вид:

- левые силы: фракция КПРФ (лидер Г.Зюганов) – 85 депутатов, Агропромышленная депутатская группа (Н.Харитонов) - 42;

- центристские силы: фракция «Единство» (В.Пехтин) – 83 депутата, фракция ОВР (Е.Примаков) - 46, фракция СПС (Б.Немцов) - 33, фракция «Яблоко» (Г.Явлинский) - 19, депутатская группа «Регионы России» (Союз независимых депутатов) (О.Морозов) - 45, депутатская группа «Народный депутат» (Г.Райков) - 60;

- правые силы: фракция ЛДПР (В.Жириновский) – 14 депутатов.

Четвертый формат второй партийной системы России оформился после думских выборов 2003 г., которые дали следующие результаты: партия «Единая Россия» - 37,57% голосов, КПРФ – 12,61%, ЛДПР – 11,45%, «Родина» - 9,02%.  Система парламентских партий после этого приобрела следующий вид:

- левые силы: фракция КПРФ (Г.Зюганов)- 47 мест; фракция «Родина» претерпела раскол на фракцию «Родина» Д.Рогозина – 33 места и фракцию «Родина» С.Бабурина – 9 мест;

- центристские силы, наоборот, объединились в одну фракцию «Единство» (Б.Грызлов, В.Володин, О.Морозов), насчитывающую 303 депутата;

- правые силы: фракция ЛДПР (В.Жириновский) – 35 мест.

Как видим, динамика партийной системы отражает социально-экономические и политические процессы, происходившие в современной России. Известно, что влияние радикалов, то есть крайне левых и крайне правых сил, возрастает с ухудшением экономического положения, снижением уровня жизни, увеличения безработицы. И, наоборот, с подъемом экономики, сокращением числа безработных, ростом жизненного уровня большинства населения влияние левых и правых сил падает. Кроме того, популярности левым и правым добавляла их «патриотическая» позиция после распада СССР, возникновение в российских регионах и по границам России этнических и национальных конфликтов. Левые силы России имели наибольшее влияние в III Думе (1995-1999), правые силы наибольших успехов добились на выборах в I (1993) и II (1995) Думы, когда трудные и непопулярные реформы совпали с экономическим спадом и снижением уровня жизни.

Центристские силы и, в первую очередь, реформаторские партии имели успех в начале реформ, на выборах в I Думу, когда ожидания избирателей были связаны именно с успешными реформами. Далее их ожидало снижение поддержки избирателями на выборах во II Думу ввиду падения уровня жизни, неэффективной работы социальной сферы, явившихся первым результатом реформ. С началом экономического роста в 1999 г., оживлением деятельности всех сфер российского общества, ростом реальных доходов населения центристские партии увеличили свое представительство в российском парламенте. Кроме того, они сумели объединиться в единую думскую фракцию и предложить обществу путь не конфронтации, а интеграции.

Критериями нашего анализа партийной системы служили социально-экономические и политические процессы в России. Существуют и другие подходы к анализу партийных систем. Если взять за основу концепцию поляризации Дж.Сартори, под которой автор понимает образование полюсов или «партийных семей» из идеологически родственных или близких партий, то можно констатировать, что в партийной системе современной России имеют место три полюса партий: левые партии, объединившиеся на базе коммунистической или прокоммунистической идеологии; правая партия (ЛДПР), образовавшая полюс на основе националистической идеологемы и центристские, в первую очередь, реформаторские партии, объединившиеся на базе либерально-демократического дискурса. Итак, в российской партиоме[1] существовали и продолжают существовать три полюса. В соответствии с теорией Сартори, такая партиома относится к системам крайней поляризации и характеризуется резким идеологическим размежеванием, противостоянием в обществе, наличием довольно сильных крайних (левых и правых) партий, которые, с одной стороны ведут между собой непримиримую борьбу и более или менее уравновешивают партийную систему, с другой – раздают явно невыполнимые популистские обещания, наперед зная, что их им не придется выполнять, ввиду нереальности их прихода к власти. Партийная система крайнего или поляризованного плюрализма по Сартори характеризуется преобладанием центростремительных тенденций над центробежными. При сокращении количества полюсов до двух партиома переходит в разряд систем умеренной поляризации, для которых  характерно не резкое идеологическое размежевание и сближение политических позиций между партиями, регулярная смена у руля власти партий то одного, то другого полюса, вообще снижение напряженности (но не прекращения) партийной борьбы. В такой партиоме уже ценростремительные тенденции преобладают над центробежными.[2] Очевидно, с точки зрения теории поляризации Сартори, партийная система современной России переходит от крайней к умеренной поляризации. Это видно из разрастания электорального поля центристских сил и сокращения числа избирателей, голосующих за крайние партии, снижения интенсивности идеологического противостояния в обществе. С другой стороны, в пользу незавершенности перехода к системе умеренного плюрализма говорит наличие, пусть более слабых, чем в 1990-е гг. но двух противостоящих крайних полюсов (КПРФ и ЛДПР), которые вместе с центристской партией Единая Россия составляют трехполюсную конструкцию, более характерную для партиомы крайнего плюрализма. Кроме того, в современной России власть еще не переходила путем выборов от партии одного полюса к партии, представляющей противостоящий полюс.

15.6. Политический плюрализм в России

Политический плюрализм как основа демократии предполагает многообразие политических взглядов и организаций, свободное участие граждан в политической жизни, конкуренцию между различными политическими силами в борьбе за доступ к власти.

Согласно Конституции, «в Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность». Это означает, что в России на определенных законом основаниях могут созда­ваться, регистрироваться и осуществлять свою деятельность раз­личные общественные политические объединения.

В Конституции Российской Федерации указано, что «общест­венные объединения равны перед законом». Равенство общест­венных объединений перед законом проявляется в равенстве требований государства к уставам общественных объединений. России, помимо равенства перед законом, закрепляется равен­ство общественных объединений между собой. Это предполагает равенство прав и обязанностей общественных объединений, как в общественной, так и в хозяйственной деятельности.

Закрепленный в Конституции России принцип многопартийности предполагает, что каждая партия как разновидность общественного объединения, выражая политическую волю своих членов, стремится к участию в формировании органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Каждая партия обладает правом принимать программные документы, публикуемые затем для всеобщего сведения, выдвигать кандидатов в депутаты и на другие выборные должности. Но участвуя в выборах, партия не может получать финансовую поддержку от иностранных государств, организаций и граждан.

Партийные полномочия должны осуществляться в соответствии с российским законодательством и уставом партии, который подлежит обязательной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации предусматривает запрет на «создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Россий­ской Федерации, подрыв безопасности государства, создание во­оруженных формирований, разжигание социальной, расовой, на­циональной и религиозной розни».

Принцип политического плюрализма обладает рядом бесспор­ных преимуществ (хотя бы потому, что он противостоит полити­ческому единообразию), но эти преимущества могут быть реали­зованы исключительно в рамках конституционности. Кроме того, конкретная реализация принципа политического плюрализма предполагает наличие особого типа правовой культуры, толе­рантной и компромиссной.

В России существует множество политических партий, обще­ственно-политических организаций и движений. Люди, социаль­ные общности имеют возможность свободно выбирать политиче­ские организации, соответствующие их ценностям, взглядам, ориентациям, отвечающие их интересам.

Политический плюрализм неразрывно связан с идеологическим. Политический плюрализм в идеологической «упаковке» отражает многообразие идей и мнений в политике, что дает воз­можность в споре, диалоге сопоставлять различные точки зрения и находить оптимальные пути решения политических проблем.

При этом в Конституции Российской Федерации подчеркива­ется, что «никакая идеология не может устанавливаться в каче­стве государственной или обязательной». В условиях идеологи­ческого многообразия отрицание государственной идеологии, возведенное в ранг правового нормативного правила, может при­вести на практике к серьезным деформациям российской государ­ственности, «освобожденной» от интегрирующего общего инте­реса и цели.

15.7. Политические партии и власть

Главной задачей любой политической партии является достиже­ние государственной исполнительной или законодательной вла­сти. В современной России партии имеют влияние только в зако­нодательной ветви власти. Наиболее значительные партии имеют фракции в Государственной Думе, в законодательных органах субъектов Федерации.

При этом сам Президент России не связан ни с одной полити­ческой партией. Правительство также формируется не по партий­ному, а по профессиональному признаку. Большинство глав адми­нистраций субъектов Федерации, мэров крупных городов также не принадлежат ни к одной партии. Выборы в органы исполнительной власти на местах проходят без определяющей роли политических партий; электорат выбирает, ориентируясь, скорее, не на про­граммы, а на личность кандидата. Этому есть свои причины.

Во-первых, в России еще не сложилась устойчивая партийная система. Обилие партий, носящих во многом искусственный ха­рактер, обусловлено не отличием программ, а амбициями их ли­деров. Такие партии заботит больше не реализация интересов электорального слоя, а интерес власти. Во-вторых, в партийной борьбе еще не изжиты кардинальные идеологические противоречия, способные вылиться в силовое противостояние. В-третьих, становлению сильных партий не способствует и позиция верхних эшелонов власти (Президент и Правительст­во), которым выгодно иметь диалог с разрозненной оппозицией. В условиях, когда по Конституции России большинство властных полномочий сосредоточено в руках Президента и исполнительных органов власти, воздейст­вие и влияние политических партий на общенациональную политику сведено к минимуму и осуществляется в основном в рамках парламентских дебатов.

Власть политических партий в России имеет латентный ха­рактер, сводясь к деятельности их парламентских фракций. В этом случае воздействие на исполнительную власть осущест­вляется через процесс законотворчества, посредством лоббиро­вания принятия политических и социально-экономических реше­ний, торга на «рынке власти» с Правительством и Президентом (имеющего зачастую вид «схватки под ковром»).

Однако объяснить слабость политических партий в современ­ной России лишь противодействием со стороны исполнительной вертикали власти нельзя. Сами партии в своей деятельности до­пускают много просчетов и прямых нарушений действующего за­конодательства. Многие лидеры, с чьими именами связаны пар­тии в умах электората, просто скомпрометировали себя. Партии зачастую представляют не интересы населения, а свои собствен­ные властные амбиции и поэтому не имеют устойчивых связей с различными социальными слоями общества. Пока партии прояв­ляют завидную активность лишь в преддверии выборных кампа­ний. Особенно это относится к парламентским партиям, исполь­зующим предоставленные им возможности и аппарат (средства связи и коммуникации, финансирование и т.п.) часто не по пря­мому назначению.

Сильным рычагом воздействия этих партий на исполнительные органы власти в России является процесс принятия бюджета. Однако здесь узкопартийные пристрастия и ин­тересы, лоббистская деятельность, непрофессионализм и идеоло­гическая зашоренность берут зачастую верх над общенациональ­ными приоритетами. Становится очевидной необходимость по­вышения ответственности партийных фракций в Государствен­ной Думе за те решения, которые ею принимаются.

15.8. Ресурсы политических партий в современной России

Для участия в политическом процессе и достижения своих целей политические партии и общественно-политические движения в современной России должны обладать ресурсами. Главными из них являются:

наличие сильной организации, имеющей отделения в регио­нах России, обладающие реальным влиянием в них на обществен­ную жизнь и органы государственной власти и самоуправления;

устойчивая связь с обществом (аккумуляция и артикуля­ция интересов избирателей, постоянное давление на государственные структуры с целью их осуществления);

наличие политической идеологии, основные положения ко­торой интегрировали бы в себе предельно широкие обществен­ные интересы, общенациональные приоритеты и с помощью кото­рой можно было бы мобилизовать избирателей на поддержку по­литической партии или движения;

сильный политический лидер, способный вести за собой не только членов собственной организации, но и людей из различ­ных слоев общества. При этом лидер должен обладать реальным влиянием на политическую элиту общества (региональную и центральную), уметь решать сложные политические проблемы;

наличие финансовой базы: партии и движения должны об­ладать устойчивыми источниками финансовых средств, поддерж­кой со стороны крупных финансовых центров (банков, крупных фирм и предприятий) для ведения повседневной политической деятельности, для агитации, содержания центрального руковод­ства;

информационная поддержка: политические партии и дви­жения должны иметь не только собственные журналы или газе­ты, но и пользоваться поддержкой масс-медиа (в первую очередь, телевидения). Создаваемый партиями и движениями со стороны масс-медиа имидж в немалой степени способствуют их успеху или неудаче;

информационно-аналитическая база: политические партии и движения должны иметь связь с ведущими аналитическими центрами страны и свою собственную команду аналитиков. Акку­мулируя полученную информацию, они могут прогнозировать дальнейшую ситуацию в стране и в зависимости от этого коррек­тировать свою деятельность.

Основные понятия: демократическая оппозиция, консервативная оппозиция, народные фронты, партийная система, партийные противостояния (размежевания), партийные системы крайней и умеренной поляризации, партийный генезис, партиома, партия, периоды зарождения политических партий, политизированная группа, политический клуб, поляризация партийной системы, протопартия, система парламентских партий, становления и функционирования партий и партийных систем.

Вопросы для самоконтроля:

1. Перечислите и объясните основные закономерности партийного генезиса?

2. В чем суть теории С.Липсета-С.Роккана и каково ее значение для политического процесса в России?

3. Какие собственно российские факторы, по мнению К.Х.Холодковского,  влияют на российский партогенез?

4. Каковы закономерности формирования партийных систем с точки зрения теорий Дж. Брайса и М.Дюверже?

5. Как возникла демократическая, умеренная и консервативная оппозиция в СССР?

6. Расскажите, как шел процесс образования политизированных групп в конце 1980-х гг.?

7. Что такое политические клубы и как они создавались в СССР?

8. Почему процесс партиеобразования в СССР пошел по пути создания народных фронтов, а не образования на базе протопартий политических партий?

9. Расскажите, как на базе КПСС создавались политические партии? Какие идеологические течения и политические платформы сформировались в КПСС в 1990-1991 гг.?

10. Какие партии были созданы на базе КПСС?

11. Какие политические партии «вышли» из формирующегося гражданского общества?

12. Какие партии, движения и блоки сложились в партийной системе России в период ее становления?

13. Каковы результаты выборов в I IV Государственные Думы? Какие партии и политические силы в них участвовали?

14. Каким образом система парламентских партий России отражает реальные социально-экономические и политические процессы?

15. Как можно прокомментировать структуру современной российской партиомы с точки зрения теории поляризации?

           Литература:

Авакян С.А. Политический плюрализм и общественные объединения в России: конституционно-правовые основы. М., 1996.

Исаев Б.А. Зарождение, становление и функционирование партийной системы современной России. СПб., 1997.

Исаев Б.А. Теория партий и партийных систем и методология исследования российской партиомы. Петродворец, 1998.

Конституция Российской Федерации. М.,1993.

Краснов В. Система многопартийности в современной России. М., 1995.

Политические партии России. М., 1996.

Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985-2001: от Горбачева до Путина.  М., 2001.

Шмачкова Т.В. Теории коалиций и становление российской многопартийно­сти // Полис. 1996. №5.

 

[1] Термин «партиома», означающий «партийная система» введен нами специально для анализа партийных систем, когда довольно часто приходится сочетать такие понятия, как «системный подход», «политическая система», партийная система» и т.д. Термин произведен из латинского корня part – партия и суффикса oma означающего «совокупность».

[2] См. Sartori  G. Parties and Party Systems. A Framework for analysis. Vol.1. N.Y., 1976. P.120-179.

 

 К оглавлению спецкурса

На первую страницу