Лекция 20. Становление правового государства в России: история и современность

20.1. Понятие правового государства

Правовое государство означает такой тип государства, власть которого основана на праве, им ограничивается и через него реализуется. Главными эле­ментами, составляющими основу правового государства, являются свобода человека, связанная с наиболее полным обеспечением его прав, и ограничение правом государственной власти.

В правовом государстве в отношении человека создаются условия для его юри­дической свободы, своеобразный механизм правового стимулирова­ния, в основе которого лежит принцип «разрешено все, что не запре­щено законом». Этот принцип противоположен принципу тоталитарного государства: «запрещено все, что не разрешено законом». Принципиальная разница этих принципов заключается в изначальной свободе или наоборот несвободе человека. Если первый принцип предполагает частичное ограничение прав свободной личности, то второй принцип исходит из возможности предоставления полностью зависимому от государства человеку частичных прав и свобод.

Человек как автономный субъект свободен распоряжаться своими силами, способностями, имуществом, совестью. Право же, являясь формой и мерой свободы, должно максимально раздвинуть границы возможностей личности.

Обобщенно-правовые аспекты личности воплощаются в формуле «права человека», которые являются фундаментальными, так как призваны обеспечивать первичные предпосылки до­стойного человеческого существования и лежат в основе конкретных и многообразных субъективных прав личности. Права человека являются источником постоянного воспроизводства его инициативы, предприим­чивости, инструментом саморазвития гражданского общества. В совре­менный период проблемы прав человека выходят на международный, межгосударственный уровень, что подтверждает правомерность их приоритета над проблемами государства, свидетельствует об их обще­национальном характере.

Права человека и правовое государство, несомненно, характеризу­ются общими закономерностями возникновения и функционирова­ния, ибо существовать и действовать они могут только в одной «связ­ке». Оба феномена имеют в своей основе право, хотя его роль для них неодинакова, несмотря на существующие точки соприкосновения. Это свидетельствует о том, что соединяющим звеном между человеком и государством должно выступать именно право, а отношения между ними должны быть истинно правовыми.

Сущность правового государства заклю­чается в ограничении правом государства. Право здесь выступает как антипод произвола и как барьер на его пути. Поскольку государствен­ная власть (главным образом власть исполнительная) имеет склонность вырождаться в различные злоупотребления, для нее необ­ходимы надежные правовые рамки, ограничивающие и сдерживающие подобные негативы, возводящие заслон ее необоснованному и неза­конному превышению, попранию прав человека.

Правовые ограничения необходимы для того, чтобы недостатки властной личности не превратились в пороки государственной власти. Вот почему можно сказать, что правом ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь необоснованные и противоправные ущемления ин­тересов граждан. По сути дела право, ограничивая власть, бережет ее от саморазрушения, поэтому в условиях демократии утверждается верховенство права.

Следовательно, «правовое государство - это организация политической влас­ти, создающая условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последовательного связывания с помощью права государственной власти в целях недопу­щения злоупотреблений».[1]

20.2. Реализация принципов правового государства в современной России

Из определения правового государства можно выделить два главных принципа  правового государства: наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина (содержа­тельная сторона); а также наиболее последовательное связывание с помо­щью права политической власти, формирование для государственных структур правового ограничения (формально-юридическая сторона).

Первый принцип нашел конституционное закрепление в ст.2 Конституции Российской Федерации, где сказано, что «человек, его права и свободы явля­ются высшей ценностью». Главное предназначение правового государства - гарантировать каж­дому гражданину возможность всестороннего развития личности. При этом права челове­ка и гражданина являются первичными, естественными, в то время как возможность отправления функций государственной власти является вторичной, производной.

Демократия, так же как и правовое государство, не представляется возможной без свободы человека, реализации которой служат политические институты при условии, если они не просто законны, но и легитимны. Свобода процветает только в том случае, если обществу удается создать институты, обеспечивающие ее стабильность и продолжительное существование. По мнению Ральфа Дарендорфа, «институты – это рамки, в которых мы осуществляем свой выбор, например, экономическое процветание. Институты гарантируют нам соблюдение наших прав, следовательно – социальную справедливость. Если мы хотим, чтобы как можно большее число людей имело лучшие шансы в жизни, мы должны добиваться этого через институты, не переставая оттачивать и совершенствовать эти структуры».[2]

Второй принцип реализуется с помощью следующих способов и средств.

1. В рамках правового государства особое место принадлежит конституционализму, который является стабилизирующим фактором, обеспечивает предсказуемость осуществляемой политики. Исходным началом конституционности является признание приоритетности принципа права, а не фактора силы. Закон становится основным инструментом, регулирующим различные стороны общественной жизни, определяющим границу власти. Верховенство закона является необходимым условием для нормальной жизнедеятельности каждого человека и всего общества. Режим законности, торжество права в неразрывном единстве с приоритетом человека – самое главное в понимании природы правового государства.

В правовом госу­дарстве закон, принятый верховным органом власти при строгом со­блюдении всех конституционных процедур, не может быть отменен, изменен или приостановлен актами исполнительной власти. Закон принимается либо народом, либо депутатами, которые являются пред­ставителями народа и выражают соответственно общественные инте­ресы в отличие от инструкций и приказов, принимающихся министер­ствами и ведомствами в своих узко отраслевых или корпоративных интересах. Поэтому при расхождении ведомственных распоряжений с законом в России действует последний, как обладающий высшей юридической силой.

2. Ограничение государственной власти через реализацию прав и свобод че­ловека и гражданина, т.е. реальное осуществление первого принципа. Права человека положены в основу системы «сдержек и противове­сов», правового ограничения для государства, не допуская тем самым излишнего регулирующего вторжения последнего в частную жизнь.

Так как государство само себя никогда не ограничит, то ограничение его  власти возможно только посредством другой власти, с которой государство не может не считаться. В качестве такой власти выступают пра­ва человека и гражданина, которые являются своеобразным про­явлением власти личности, волей гражданского общества. Только осознание необходимости инициативного поведения граждан смо­жет стать гарантией приоритета прав человека и граждани­на как высшей ценности над правами государства.

3. Правовое государство опирается на принцип разделения властей, который в современной интерпретации имеет три акцента: социальный, политический и юридический. С точки зрения социальной, разделение властей обусловливается разделением общественно необходимого труда по осуществлению властных функций, его специализации и профессионализации. Политический смысл разделения властей заключается в демонополизации власти, рассредоточении ее по различным участкам и рациональной организации. Юридический аспект разделения властей реализуется через конституционное закрепление важнейших положений самой идеи, конституционное разграничение ветвей власти.

Главное требование, выдвинутое Д.Локком и Ш.Монтескье, заключа­лось в том, что для утверждения политической свободы, обеспечения законности и устранения злоупотреблений властью со стороны какой-либо социальной группы, учреждения или отдельного лица необходи­мо разделить государственную власть на законодательную (избранную народом и призванную вырабатывать стратегию развития общества путем принятия законов), исполнительную (назначаемую представи­тельным органом и занимающуюся реализацией данных законов и оперативно-хозяйственной деятельностью) и судебную (выступающую гарантом восстановления нарушенных прав, справедливого наказания виновных).

Система «сдержек и противовесов», установленная в российской Конституции, законах, представляет собой совокупность правовых ограничений в отношении конкретной государственной власти: законодательной, ис­полнительной, судебной.

Так, применительно к законодательной власти используется до­вольно жесткая юридическая процедура законодательного процесса, которая регламентирует основные его стадии, порядок осуществления: законодательную инициативу, обсуждение законопроекта, принятие закона, его опубликование. В системе противовесов важную роль при­зван играть президент, который имеет право применить отлагательное вето при поспешных решениях законодателя, назначить при необхо­димости досрочные выборы. Деятельность Конституционного Суда тоже можно рассматривать в качестве правосдерживающей, ибо он имеет право блокировать все антиконституционные акты. Законода­тель в своих действиях ограничивается временными рамками, самими принципами права, конституцией, другими юридическими и демокра­тическими нормами и институтами.

В отношении исполнительной власти используются ограничения ведомственного нормотворчества и делегированного законодательст­ва. Сюда же можно отнести установленные в законе определенные сроки президентской власти, вотум недоверия правительству, импич­мент, запрет ответственным работникам исполнительных органов из­бираться в состав законодательных структур, заниматься коммерчес­кой деятельностью. Важным средством контроля правительства является принятие бюджета и контроль со стороны парламента за его выполнением.

Демократический характер судебной власти реализуется через общественный контроль, характерной особенностью которого является гласное судопроизводство. Объективно-критический взгляд общественности – это эффективная форма демократического контроля. Суд обязан исходить не из принципа целесообразности, а из неукоснительного приоритета закона. Для демократического суда характерны следующие правила, общепринятые в практике судопроизводства: презумпция невиновности, необратимость закона, сомнения – в пользу обвиняемого, добровольное признание вины нуждается в доказательствах, один свидетель – не свидетель, нельзя быть судьей в собственном доме. Важной предпосылкой торжества законности является право граждан на судебную защиту. Каждый гражданин имеет право рассчитывать на помощь суда в деле защиты своих прав, чести и достоинства. Неправомерные действия властей могут быть обжалованы в судебном порядке.

4. Способствовать ограничению государственной власти может также федерализм. Федерация дополняет горизонтальное разделение власти вертикальным и тем самым становится средством ограни­чения государственной власти, системой сдержек и противовесов. При реально действующих федеративных отношениях различные государственные структуры и ветви власти будут контроли­ровать друг друга, уменьшать вероятность злоупотреблений и произво­ла в отношении личности. Вместе с тем в условиях сепаратизма, ложно понятой идеи суверенизации, в рамках неустойчивых федеративных отношений федерализм может легко превратиться в «двойную опасность» для свободы личности, когда и со стороны центра, и со стороны субъектов федерации происходит покушение на права человека и гражданина.

5. Взаимная ответственность государства и личности - еще один способ ограничения политической власти. В условиях правового государства личность и властвующий субъект должны выступать в качестве равно­правных партнеров, заключивших своеобразное соглашение о сотруд­ничестве и ответственности.

Это своеобразный способ ограничения политической власти, кото­рый выражает нравственно-юридические начала в отношениях между государством как носителем политической власти и гражданином как участником ее осуществления. Устанавливая в законодательной форме свободу общества и личности, само государство не свободно от огра­ничений в собственных решениях и действиях. Посредством закона оно должно брать на себя обязательства, обеспечивающие справедли­вость и равенство в своих отношениях с гражданином, общественными организациями, другими государствами. «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и граж­данина - обязанность государства», — закреплено в ст. 2 Конститу­ции Российской Федерации. Формами контроля со стороны общественности за выполнением обязательств государственных структур могут стать референдумы, отчеты депутатов перед избирателями и т. д.

На тех же правовых началах строится и ответственность личности перед государством. Личность соглашается на определенные ограниче­ния и обязуется подчиняться общим установлениям государства. При­менение государственного принуждения должно носить правовой ха­рактер, не нарушать меру свободы личности, соответствовать тяжести совершенного правонарушения.

Таким образом, отношения между государством и личностью долж­ны осуществляться на основе взаимной ответственности.

Можно выделить и другие принципы, которые в той или иной мере вытекают из вышеприведенных и создают для них обеспечивающий фон. Это - высокий уровень правосознания и пра­вовой культуры, наличие гражданского общества и осуществление контроля с его стороны за выполнением законов всеми субъектами права и некоторые другие. По своей сути все принципы правового государства являются такими ограничениями, которые укрепляют позицию законной и легитимной власти.

Суть правового государства заключается в разрушении монопо­лии государства на власть с одновременным изменением соотношения свободы государства и общества в пользу последнего и отдельной лич­ности. Подлинное правовое государство создает условия для того, чтобы граждане воспринимали себя активными участника­ми политического процесса, усиливали позитивные и снижали негативные свойства го­сударственности.

20.3. История развития правового государства в России

Развитие элементов правового государства в истории России про­слеживалось на протяжении тысячи лет, но не привело к формирова­нию законченной и оформленной системы.

Процесс формирования ранней государственности на Руси был долгим и противоречивым. Здесь наивысшего расцвета достигла «военная демократия» - предгосударственное об­щественное устройство ряда европейских и азиатских народов. Она обеспечивала участие всех взрослых мужчин - членов общины в ре­шении важнейших вопросов ее жизни, контроль вольных общинни­ков за деятельностью племенной верхушки, всеобщее вооружение соплеменников, гласное назначение военачальников и других лиц, выполнявших общественно значимые функции. Высшим органом власти, опиравшейся на силу обычая и нравственных норм, было народное собрание, созывавшееся как племенной верхушкой (старей­шинами), так и рядовыми соплеменниками.

Народное собрание (вече) утверждало обязательные для всех чле­нов племени правила, которые после их идеологической легитима­ции жрецами приобретали характер категорических предписаний, ус­тановленных божественным промыслом. Эти предписания подлежа­ли безоговорочному исполнению. Другие решения (народного собра­ния, старейшин, племенного вождя) могли опротестовываться. Они, как правило, не имели принудительного характера.

С укреплением древнерусского государства стало возрастать зна­чение княжеской власти. Князь правил, опираясь на родовую аристократию и состоятельных граждан, считаясь с вечевыми традиция­ми. Однако, с Ивана III начинается история российского самовластия.

В эпоху самодержавного произвола такие принятые в Западной Европе понятия, как закон и право, в российской правовой мысли отсутствовали. Еще первый русский политический мыслитель Илларион признавал, что слово «право» в отличие от его за­падного смысла, означало справедливость, правду. Слово «закон» было синонимом слова «завет». Обозначало оно божественное или традиционное, исходящее от предков установление, с которым обязаны были считаться все, боящиеся кары за совершаемые смерт­ные грехи.

Г.Н.Селезнев обращает внимание на то, что о связи закона с обычаем писали многие исследователи. Закон - «установление, исходящее от власти, противопо­ложное обычаю». Так что если закон - это предел, установленный Богом, природой, влас­тью, то обычай - это способ взаимодействия с таким пре­делом, выработанный на опыте ряда поколений.

В эту систему правовых ценностей легко, почти органично, вклю­чается понятие «указ». Закон - это предел. Обычай - опыт взаи­модействия с таким пределом. Указ - конкретная задача, выдви­гаемая правителем и подлежащая выполнению в рамках закона с учетом накопленного опыта взаимодействия с ним. Иначе говоря, закон - фундаментальная основа любой правовой системы, обы­чай - способ его применения на разных этапах развития такой сис­темы, указ - ограниченный законом и обычаем правовой акт, вы­ражающий те или иные намерения и устремления субъекта права. Закон и обычай - объективный фундамент правовой системы, указ - ее субъективная, изменчивая часть. Потому и народ привык с большим доверием относиться к закону, нежели к меняющимся и порой непредсказуемым указам и распоряжениям начальников раз­ного уровня. Русская традиция: закон - от Бога, от разума, от воли народа; указ - от прихоти, амбиций, а то и просто дури началь­ства. [3]

К сожалению, в условиях самодержавного строя народ был ли­шен какого-либо намека на справедливое законотворчество. Иван IV положил начало традиции подмены общегосударственных законов админист­ративными предписаниями и распоряжениями верховной власти. Тер­мин «указ» (заимствование из польского) появился несколько позже, при Алексее Михайловиче. Но создатель указного права на Руси, не­сомненно, Иван Грозный. Его переписка с бежавшим в Литву А.Курб­ским ясно показывает, что российский самодержец считал себя стоящим выше закона, а свою волю - решающей для определения и настоящего и будущего государства.

При Иване IV окончательно утвердилась законодательная фор­мула: «Царь указал и бояре приговорили». Разновидностями законов были уставы, жалованные грамоты, судебники и т. д. Принимались они царем по совету с Боярской думой, ставшей официальным, но не закрепленным законом государственным институтом. Царь мог ут­вердить закон и без совета с Боярской думой.

В период царствования Ивана IV стали созываться Земские собо­ры из выборных сословных представителей. По полномочиям сословно-представительные учреждения не были официальным законодательным органом. Они передавали отноше­ние подданных к действиям царской администрации, но монарх не был связан их решениями. Они разрабатывали и одобряли проекты законодательных актов, утверждали размеры податей, обсуждали вопросы войны и мира, изменения территории и т.д. Тем не менее, в правовой сфере царил указ, принимавшийся ца­рем. Впоследствии соборы перестали играть значимую роль.

Самым выдающимся правовым актом допетровской эпохи было Соборное уложение Алексея Михайловича (1649 г.). В нем были со­браны воедино действующие царские указы и боярские приговоры (Боярская дума принимала решения, не утверждавшиеся царем, их правовая значимость была ниже значимости царских указов), а также соответствующие статьи судебников.

Петровские реформы были попыткой соединить самодержавно-крепостническое государственное устройство с некоторыми достиже­ниями Западной Европы в области развития правовой системы. Они сохраняли признание богоданности царской власти, но соединяли его с рационалистическим представлением о передаче людьми верховной власти монарху в целях самосохранения (царь — отец народа). Суть этих реформ выразил Феофан Прокопович: «Его величество есть са­мовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответ дать не должен». Особенность петровского законодательства - ори­ентация на активное усвоение западного опыта, прежде всего уста­новление четко определенного законом правового порядка, ограничи­вающего волю и произвол субъектов управления. Ведущим стал прин­цип законности, потеснивший господствовавшие до этого обычаи и традиции.

Для повышения качества законотворческой деятельности Петром I создается Правительствующий Сенат. Но разделения правовых актов на законы и указы еще не произошло. Царь издавал указы, указами же утверждал акты, являвшиеся по своему значению законами.

Екатерина II, имевшая обширную переписку с мыслителями эпо­хи Просвещения, первой задумалась о соотношении закона и воли государя. Осознание этого факта вызвало к жизни идею созыва представителей различных сословий для выра­ботки проекта оптимального политического устройства страны. В 1767 г. была образована Уложенная комиссия - прообраз российско­го парламента.

В нее вошли представители от дворян­ства, городов, правительственных учреждений, государственных кре­стьян, казачества, национальных групп, ведущих оседлый образ жиз­ни, то есть от всего населения страны (за исключением духовенства, частновладельческих крестьян, кочевников и солдат, не занимавших­ся пахотой). Но в условиях усиливающегося абсолютизма работа этой комиссии оказалась безрезультатной.

Лишь при внуке Екатерины II Александре I идея представитель­ных учреждений парламентского типа нашла воплощение в проекте М.М.Сперанского о создании законодательного собрания - Госу­дарственной думы - из представителей, выбранных через посредство волостных, окружных и губернских дум, но проект не осуществился.

После расширения законодательных функций Сената (1802 г.) в области разработки царских указов был создан в 1810 г. Государствен­ный совет, главной задачей которого стало рассмотрение законода­тельных актов. Четко определялись три вида таких актов: законы, уставы и учреждения. Таким образом, впервые закон был выде­лен из всех правовых актов как возглавлявший их иерархию юриди­ческий документ.

Дальнейшим шагом в изменении взаимоотношений закона и ука­за стали реформы, проводимые Александром II. В пореформенную эпоху это новое соотношение выразилось в значительном возрастании роли закона как основного источника права. Но законодатель­ные органы европейского типа в России XIX в. так и не были созданы. Лишь в начале XX в. страна обрела свой парламент - Государственную думу.

Проверку на прочность не выдержала и дооктябрьская государ­ственно-правовая структура: лишь только в обществе нарастала на­пряженность, самодержавная власть тут же покушалась на власть представительную в лице Думы. Так были разогнаны I и II Думы, нарушен октябрьский (1905 г.) Манифе­ст царя, согласно которому ни один закон не мог быть принят без согласия Думы. Ряд законов, в том числе об изменении избиратель­ной системы, был принят именно помимо Думы. Аналогичные явле­ния наблюдались и в период первой мировой войны, когда деятель­ность Думы была приостановлена. Фактическое прекращение царем думской деятельности осуществлялось всякий раз, как только Дума обнаруживала стремление перейти от позиции одобрения царских ука­зов к их конструктивной критике.

Так как любой закон вступал в силу только с санкции царя (пре­одолеть царское вето Дума не могла), то западноевропейская традиция верховенства закона в правовом поле России так и не утвердилась: по-прежнему в нем господствовал указ.

После ухода с политичес­кой арены династии Романовых тра­диции указного права не прекратились. Они нашли свое отражение сначала в право­вых актах Временного правительства, ставших с февраля по октябрь 1917 года главным источником так называемого революционного права, а затем в декретах Советской власти.

Начальный период деятельности Временного правительства оз­наменовался принятием ряда законодательных актов, значительно расширявших права и свободы граждан. Однако реализовать на практике появившуюся тенденцию у Временного прави­тельства не оказалось ни политической воли, ни реальной силы. К тому же и развитие событий не способствовало утверждению и уг­лублению демократических начал в переустройстве государственно-правовой системы. Июльские события и корниловский путч, привед­шие к стремительной большевизации Советов, выступавших мощ­ным конкурентом Временного правительства, сначала дезориентиро­вали это правительство, а затем и окончательно лишили его властной дееспособности.

Октябрьская революция, победившая под флагом слома старой государственной машины, ликвидировала сам принцип разделения властей. Руководствуясь противоположным принципом соединения в одном органе законодательной и исполнительной властей, то есть признанием того, что закон должны проводить в жизнь те, кто его принимает, больше­вики, проведя по разработанному Временным правительством поло­жению выборы в Учредительное собрание, тут же распустили его, убедившись, что в нем верх взяли противостоящие им политические силы. Таким образом, закону была предпочтена так называемая ре­волюционная целесообразность, которая на практике, особенно на местном уровне, зачастую оборачивалась произволом.

Вынужденная отбиваться от многочисленных внутренних и вне­шних врагов Советская власть в качестве главного источника права избрала не закон, а декрет, то есть все тот же указ. То, что в отличие от царских указов декрет выступал в виде коллек­тивной формы правотворчества (Совнаркома, ЦК или Политбюро), сути дела не меняло. Декрет широко использовался в практике рабо­ты Временного правительства, всех без исключения правительств, возникавших на территории страны во время гражданской войны и в первые годы восстановительного периода.

После разгона Учредительного собрания единственным высшим органом власти в стране стал Всероссий­ский съезд Советов. Этот орган под разными редакциями названия в качестве высшего властного органа просуществовал в СССР до де­кабря 1991 г., а в России - до октября 1993 г., когда Президентом России была приостановлена деятельность советов всех уровней.

В политической науке выделяют советский тип государственно­сти. Советское государство создавалось в конкретных исторических условиях и на основе марксистских теоретических представлений. Оно складывалось как полная противоположность государству буржуазно-правовому. Недооценивались принципы правового госу­дарства: разделение властей на законодательную, исполнительную, судебную, реальное верховенство закона над властью, контроль граж­данского общества за властными органами. По форме правления со­ветское государство было республикой. Однако особенность его со­стояла в объединении всех ветвей власти в Советах, в которых депутаты одновременно принимали законы, исполняли их и контролиро­вали их исполнение в интересах трудящихся.

Особенностью советского государства была руководящая роль Коммунистической партии. Партия осуществляла подбор кадров на все руководящие государственные должности с помощью механизма номенклатуры. Руководство партии принимало все важнейшие реше­ния, которые в форме директив передавались Советам. Советы осу­ществляли эти директивы как свои решения или совместные с парти­ей постановления, поскольку цели были общие.

Идея верховенства закона появилась лишь в условиях полного обновления законодательства с середины 1980-х - начала 1990-х гг. Закон стал приобретать значение первичного регулятора общественных отношений.

Процесс создания правового и социального государства в России займет много времени. Движение к этой цели в значительной мере будет зависеть от решения ряда первоочередных проблем: укрепле­ния государственной власти, федерализма, развития гражданского общества, соблюдения, принципов социальной справедливости.

20.4. Практика становления правового государства в современной России

В ч. 1 ст. 1 Конституции Российской Федерации закреплено, что «Российская Федера­ция - Россия есть демократическое правовое федеративное государст­во с республиканской формой правления». Несмотря на то, что в дан­ной статье прямо указывается, что правовое государство уже есть в России - это пока лишь цель, к которой необходимо стремиться.

Подлинное правовое демократическое государство означает, что граждане воспринимают себя хозяевами жизни, активными участниками управления общественными и государственными делами. Правовое государство это одна из наиболее совершенных форм взаимоотношения гражданина и государства, где последнее должно действовать в правовых рамках, управляться зако­ном, правами человека. Однако, в постсоветской России взаимоотношения между обществом и государством были неоднозначными. Вот охарактеризовал их английский политолог, специалист по России Ричард Саква: «Между гражданским обществом и государством возникла относительно автономная властная структура, режим особого типа, независимый от гражданского общества, но паразитирующий на государстве. Режим пользовался возможностями государства, но был свободен от ответственности перед народом».[4] Взаимопониманию до сих пор мешает коррумпированность власти и пассивность общества.

Процесс становления правовой государственности занимает дли­тельное историческое время. Он совершается вместе с формированием гражданского общества и требует целенаправленных усилий. Правовое государство не вводится единовременным актом и не может стать результатом чистого законодательства. Весь процесс должен быть органически пережит обществом, если оно для этого созрело.

В России большинство населения, по­нимая необходимость неких общих правил, готовы соблюдать законы, но только при условии соблюдения законов представителями органов власти. Однако, российская практика последних лет свидетельствует о грубейших нарушениях российского законодательства чиновниками различных рангов, проявляющиеся в появлении «оборотней в погонах», коррупционных скандалов, затрагивающих все органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Специалисты различают три вида правосознания: гражданское, этатистское и собственно «правовое». По данным социологических исследований более половины граждан современной России обладают граж­данским правосознанием, около одной трети - этатистским, одна пятая - «правовым».[5]

Для гражданского правосознания характерно формальное признание принципов правового государства на фоне правового нигилизма и неправомерного общественного поведения. Это пра­восознание исходит из того, что нормы права выше закона, из которых сам закон черпает обязательную силу. Однако нормы такого положительного права помимо закона и обычая могут фор­мироваться не только законами и обычаями, но и путем общест­венного провозглашения. Такой экстраординарный источник права активизируется в нестабильных политических ситуациях, когда нормы, провозглашенные небольшой группой или даже от­дельным лидером, соответствуют общественному правосозна­нию.

Для людей с этатистским правосознанием ярко выражено стремление к патернализму, ожидание постоянной помощи со стороны государства в решении не только жизненно важных, но и приватных проблем. Они постоянно перекладывают ответст­венность за свою судьбу на государство. Этатистское правосозна­ние основано на традиционном представлении о праве, согласно которому право есть не что иное, как продукт воли государства, предписание государственной власти. Такое правосознание при­знает любой закон, изданный государством (даже если он не со­ответствует наличной системе права), в качестве обязательного для исполнения предписания.

Для людей с правовым правосознанием характерна ориентация при решении своих проблем, прежде всего на собственные силы, убеждение, что можно самому управлять своей судьбой, спокойное отноше­ние к социальной дифференциации и в целом положительное от­ношение к «новым русским». Социальная справедливость интер­претируется ими как равенство возможностей. В этом плане их правосознание ближе к западному, среди них больше всего сторонников радикальных рыночных реформ.

Необходимо коренным образом преобразовать социально-эконо­мическую и политическую системы, сократить огромный разрыв между богатыми и бедными слоями населения, минимизировать без­работицу, обеспечить выполнение социальных программ, устранить социальную почву роста преступности и нарушений законности. Но одновременно нельзя упускать из виду и обширный комплекс мер государственно-правового порядка, без которых до­стижение этих целей также не может быть обеспечено. Речь идет прежде всего об укреплении российской государственности в самом широком смысле, включая решение запутанных проблем федерализ­ма и национальных отношений, прекращение «войны законов», по­вышение профессионализма, демократизацию отношений с гражда­нами.

В правовом государстве власть рассматривается как сила, стоящая на службе у права, главной функцией которой является выполнение законов и соответственно выраженных в них общественных интересов. В сегодняшней же России системы законов как реально действующей силы еще нет. Господствует, зачастую, «указное право», что, в конечном счете, обрекает на беспомощность и унижения и простого человека, и бизнесмена, и политика. Судебная система еще не стала гарантом справедливости, о чем свидетельствует оценка ее деятельности, данная Президентом России в ежегодном послании Федеральному Собранию в 2005 г.: «если часть российского общества будет по-прежнему воспринимать судебную систему как коррумпированную – говорить об эффективном правосудии будет просто невозможно».[6]

В правовом обществе личность и государство рассматриваются как равные партнеры, в современной же России взаимная ответствен­ность пока только декларируется. «Необязательное» поведение нашего государства порождает цеп­ную реакцию. Российские граждане точно так же начинают отно­ситься и к выполнению своих обязанностей: отказываются от гражданской ответственности, от участия в выборах и референдумах, уклоняются от военной службы, от уплаты налогов, от оплаты за квартиру и за проезд в общественном транс­порте и т. д.

Для того чтобы вернуть доверие народа, власть должна доказать свою состоятельность, пойти на карди­нальные перемены. Такими шагами может стать существенное сокраще­ние громоздкого государственного аппарата и возложение на чиновников реальной ответственности за осу­ществление их функциональных обязанностей, расширение сферы гласности в деятельности государственных органов власти, учет опыта становления правового государ­ства в других странах и т. п.

Достижение целей правового государства возможно только при осознании гражданами необходимости отстаивать свои интересы, влиять на политическую власть, осуществлять контроль за ее деятельностью. Важными факторами демократического участия выступают политические условия, способствующие реализации прав и свобод; правовые и материально-экономические основы, формирующие стремление человека к достойной жизни; доступность средств массовой  информации, обеспечивающие политическую коммуникацию общества и власти.

Достаточно убедительно высказался в данном контексте известный экономист Евгений Ясин: «либо мы научимся жить в условиях демократии, то есть станем активными и ответственными гражданами, требовательными к органам государственной власти, станем обществом, способным осуществлять контроль за нею, либо нам заказан путь в мир процветающих наций».[7]

Основные понятия: взаимная ответственность государства и личности, гражданин, декрет, закон, Земские собо­ры, конституционализм, обычай, права человека, правовое государство, правосознание, принципы правового государства, разделение властей, система «сдержек и противовесов», указ, федерализм.

Вопросы для самоконтроля:

1. Какие главные элементы составляют основу правового государства?

2. В чем заключается принципиальная разница между принципами «разрешено все, что не запре­щено законом» и «запрещено все, что не разрешено законом»?

3. Для чего необходимы правовые ограничения государству?

4. Дайте определение правовому государству.

5. Перечислите основные принципы правового государства.

6. В каком документе констатируется, что «человек, его права и свободы явля­ются высшей ценностью»?

7. Каким образом в российской политической практике осуществляется связывание с помо­щью права политической власти?

8. Какие сдержки и противовесы существуют в отношении законодательной, исполнительной и судебной власти в Российской Федерации?

9. В чем заключается взаимная ответственность государства и личности и как она реализуется в России?

10. Объясните, что исторически в российской политической практике подразумевалось под понятиями «закон», «обычай» и «указ»?

11. Когда проявилось указное право в России?

12. В чем заключалась сущность сословно-представительных органов в России?

13. Каким образом осуществлялась законотворческая деятельность в советской России?

14. Почему в российской Конституции записано, что Россия является правовым государством?

15. В чем заключается особенность этатистского правосознания?

16. Какие шаги необходимо предпринять для формирования правового государства в России?

Литература:

Дарендорф Р. После 1989: Мораль, революция и гражданское общество. Размышления о революции в Европе. М., 1998.

Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1996.

Конституция Российской Федерации. М., 2003.

Лугин В.О. «Указное право» в России. М., 1996.

Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное пособие. М., 2000.

Политология в вопросах и ответах: Учебное пособие / Под ред. проф. Ю.Г.Волкова. М., 2001.

Российское народовластие: развитие, современные тенденции и противоречия. М., 2005.

Саква Р. Путин: выбор России / Пер. с англ. М., 2005.

Селезнев Г.Н. Правовое государство – история и современность // Российская историческая политология. Курс лекций: Учебное пособие / Отв. ред. С.А.Кислицын. Ростов н/Д, 1998.

 

[1] Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы. М., 2000. С.63-64.

[2] Дарендорф Р. После 1989: Мораль, революция и гражданское общество. Размышления о революции в Европе. М., 1998. С.67.

[3] Селезнев Г.Н. Правовое государство – история и современность // Российская историческая политология: Курс лекций. Ростов н/Д., 1998. С.354.

[4] Саква Р. Путин: выбор России / Пер. с англ. М., 2005. С.201.

[5] Политология в вопросах и ответах: Учебное пособие / Под ред. проф. Ю.Г.Волкова. М., 2001. С.333.

[6] Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации // URL: http://www.kremlin.ru/text/appears/2005/04/87049.shtml

[7] Российское народовластие: развитие, современные тенденции и противоречия. М., 2005. С.7.

 К оглавлению спецкурса

На первую страницу