Лекция 26. Политические конфликты в современной России

26.1. Особенности политических конфликтов в России

Содержание политических конфликтов в отдельной стране зави­сит от структурных и функциональных характеристик политиче­ской власти, потребностей политического развития общества, состояния идеологии, традиций и опыта политической борьбы, особенностей политической культуры. Политическая конфликтность в России определяется влиянием исторических и политических традиций, господствующих норм морали и политической ментальности, привычек политического поведения граждан и стереотипов со­знания. Эта зависимость проявляется как на индивидуальном, так и на групповом уровнях.

На межличностном уровне в ряде культур акцент дела­ется на факторе соответствия другим, внимательного отношения к ним, близости и гармоничной взаимозависимости с другими. Такой тип личностного взаимоотношения присущ восточным, азиатским, латиноамериканским культурам. В отличие от них в западноевропейской и североамериканской культурах никогда не ценилось такое открытое единение с другими. В этих культурах люди стремятся поддержать свою независимость от других путем выражения своих индивидуальных особен­ностей. Политически это находит отражение в стремлении к ра­венству и справедливости коллективных форм жизнедеятельно­сти в первом случае, и в стремлении к правовой защищенности частной инициативы и индивидуальности — во втором.

Политическая конфликтность на групповом уровне определяется сложивши­мися ценностями и нормами общения, специфическими для опре­деленного этноса.

Особенности русской политической истории и национальной культуры сформировали ряд содержательных черт конфликтнос­ти, восприятия и поведения в конфликтной ситуации, присущих не только русским людям, но и представителям тех народов, ко­торые тесно связали с Россией свою историческую судьбу. Во-первых, это долготерпение, стремление как можно дольше не всту­пать в открытое столкновение. Россиянин может бесконечно долго терпеть нужду, лишения, притеснения, даже прямое насилие, хорошо осознавая их пагубное воздействие, но не считая необходимым до поры до времени вступить с ними в открытое противоборство.

Во-вторых, это крайние формы поведения в конфликте, исхо­дящие из расчета во что бы то ни стало одержать верх, добиться победы над противником. Вяло текущий конфликт, позволяющий сторонам длительное время сохранять независимость, свободу выражения и отстаивания своих позиций — большая редкость. Гораздо чаще ситуация выглядит как нежелание вступать в конфликт, долготерпение одной из сто­рон, переходящее затем в бунт, взрыв, ярко выраженное сопротивление давлению противопо­ложной стороны.

В-третьих, ментальное неприятие конфликта, подсознатель­ное отношение к нему как к тяжелейшему бремени. Атмосфера конфликта непривычна и нежелательна для русской души. В Ев­ропе и других странах, где история приучила людей к состоянию перманентного конфликта, у них сформировались устойчивые особенности индивидуализма в качестве реакции на необходи­мость сохранить себя в поле конфликтного напряжения. В отли­чие от них русский характер еще живет грезами братского единства, доверчивости, всеобщей любви, которые и по сей день пита­ют идеи соборности, особой роли и предназначения России к окончательному объединению всех народов во имя всеобщего мира и согласия на Земле.

Ряд особенностей российской конфликтности тесно связан с элементами византийского влияния, откуда берет свое начало российское само­державие как устойчивая форма ярко выраженной централизо­ванной власти. Самодержавное строение государства оказало значительное влияние на состояние конфликтности общества, так как государственный интерес стал ре­шающим образом присутствовать на любом провинциальном уровне существования конфликта.

Еще одна особенность проявляется в том, что все более или менее крупные конфликты в России с давних пор чрезмерно идео­логизированы. В борьбу, казалось бы, совершенно частных, хо­зяйственных, социальных, а то и бытовых интересов, почти впле­тается господствующая идеологическая парадигма. В свое время господствующая православная идеология присутствовала не только в спорах по вопросам религии. Затем ее функции посте­пенно перешли к коммунистической идеологии, противополож­ной по содержанию, но столь же монопольно доминирующей по существу. Сильная идеологическая составляющая российской конфликтности также убеждает в отсутствии у россиян европей­ского опыта длительного пребывания в состоянии конфликта на основе свободного противостояния сторон.

26.2. Характеристика общего кризиса власти 1992-1993 гг.

Становление новой социально-экономической и общественно-по­литической системы России сопро­вождалось политическими потрясениями и кри­зисами. Общие причины этих кризисов определялись переход­ным состоянием российского общества, так как трансформационные процессы несли в себе многочисленные конфликты между новым и старым, борьбу различных социально-политических сил, отстаивающих свое ви­дение будущего страны. Переходное со­стояние представляет собой некую форму всеобщего кризиса общества, в кото­рой осуществляется трансформация общественной системы в новое качество.

Современная политология выделяет следующие виды политических кризисов: кризис власти, кризис тех или иных ветвей власти (исполнительной — правительственный кризис; представительной — парламентский кризис), кризис доверия общества к власти. В современной истории России имели место все  виды политических кризисов.

Первый и наиболее серьезный политический кризис страна перенесла в 1992—1993 гг. Это был общий кризис власти, в основе которого лежал конфликт между президентом и исполнитель­ной властью в лице правительства, с одной стороны, и Съездом народных депутатов и Верховным советом — органом представи­тельной власти — с другой. Кризис был порожден многими при­чинами. Одной из ведущих причин была острая политическая борьба за выбор оптимальной формы государственного устройст­ва страны. Политическая элита России раскололась на два лаге­ря. Одни — сторонники президента — стремились устроить Рос­сию как сильную президентскую республику. Концентрация власти в руках президента, по их мнению, должна была обеспе­чить необратимость реформ, которые предполагалось осущест­влять в России. Другие — сторонники Верховного совета — по­лагали, что Россия должна стать парламентской республикой. Сложность предстоящих реформ, по их мнению, требовала от об­щества осуществления эффективного контроля за их ходом, что предполагает концентрацию необходимых властных полномочий в структурах представительной власти.

Кризис власти в России развивался динамично, стимулируясь крайне негативными последствиями социально-экономических реформ, в основе которых лежала установка на «шоковую тера­пию», а также усиливавшимся личным соперничеством между наиболее активными политическими лидерами той и другой сто­роны.

Монетаристский подход к решению экономических проблем, который проводился правительством как Е.Гайдара в течение 1992 года, так и В.Черномырдина в 1993 году дополнялся крайне общими фразами о целях промышленной политики. Признав банкротство предшествующей экономической политики, правительство В.Черномырдина оказалось неспособным предложить сколько-нибудь убедительную альтернативу гайдаровскому курсу. Президент Б.Ельцин признавал, что «реформы потребовали высокой цены. Но это – цена реформ, а не революции в напичканной ядерным оружием многонациональной стране». Признать, что радикальные реформы возникли стихийно, определялись давлением обстоятельств, а не обоснованными расчетами и программами, президент не решился.

Б.Ельцин предложил законодательной власти сделать выбор: или заключить соглашение с исполнительной властью, дав ей возможность проводить жесткий монетаристский курс, или организовать всенародный референдум, который должен был определить форму правления в стране и соответственно - президенту или парламенту - должны быть вручены решающие властные полномочия. Референдум, проведенный 25 апреля 1993 года, принес очевидный успех президенту, упрочив его легитимность.

Сразу после референдума президент и его сторонники приступили к активной подготовке новой российской Конституции, которая призвана была утвердить президентскую республику и создать сильную исполнительную власть. Конституционное совещание, открывшееся 5 июня, закончилось скандалом, после которого парламентская и президентская стороны начали открытую психологическую войну друг против друга. Острая борьба между законодательной и исполнительной властью продолжалась все лето и парализовала деятельность обеих ветвей власти в стране. Дальнейшие события приняли неконституционный оборот.

21 сентября 1993 года Президент России издал Указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», которым он вводил временное президентское правление, что приводило к радикальной ломке всего государственно-политического и конституционного строя. Кризис предполагалось ликвидировать в течение двух с половиной месяцев, а главным средством его преодоления объявлялось народное волеизъявление. На 11-12 декабря 1993 года назначались выборы в Государственную думу, которая должна была стать образцом российского парламентаризма и представлять новый корпус депутатов. К этому же сроку должна была быть завершена работа по подготовке новой российской Конституции. До начала работы нового российского парламента страна должна была жить по указам президента и постановлениям правительства.

Драматическая развязка конфликта между исполнительной и законодательной властью сопровождалась активными шагами российского президента по закреплению своей победы. Серией указов президент России фактически повсеместно прекратил де­ятельность органов советской власти. Через два года после роспу­ска КПСС была ликвидирована вторая политическая основа советского социалистического строя. Место прежней государст­венности должна была занять новая система, принципы которой закреплялись в проекте российской Конституции, доработанной президентской партией в течение октября—ноября.

Верховный совет отказался подчиниться указу президента и приравнял его к государственному перевороту. Пиком кризиса стали события октября 1993 года, когда кон­фликт между сторонами приобрел насильственный характер. Си­ловой разгон Съезда народных депутатов и Верховного совета, предпринятый Президентом России, склонил чашу весов в его пользу. Следствием разрешения кризиса стало: принятие новой Консти­туции, которая зафиксировала ликвидацию со­ветской политической системы и придала государственному уст­ройству России форму президентской республики. Ликвидация двоевластия, возникшего в России в 1992 г., способ­ствовала стабилизации обстановки в стране и формированию нового общественно-политического режима.

24.3. Правительственные кризисы в современной России

Экономические реформы, осуществляемые в России, сопро­вождались растущим и нередко обостряющимся недовольством широких слоев населения, их социальными издержками. Это пе­риодически приводило к правительственным кризисам. Первый такой кризис возник в конце 1992 года и разрешился сменой главы Правительства России, которое возглавил В. Черномырдин, пред­ставитель так называемого директорского корпуса (хозяйствен­ная элита, сложившаяся еще в экономических недрах советской системы). Он сменил Е. Гайдара, возглавлявшего Правительство страны на раннем этапе реформ. Эта смена, как и многие после­дующие перестановки в Правительстве, отражали временные компромиссы между старой номенклатурой, вовлекавшейся в процесс реформ, и представителями радикально либеральной части новой элиты России, стремившейся утвердить себя в качестве идеологов и практических политиков, руководящих процессом формирования в России новой социально-экономической и обще­ственно-политической системы. В дальнейшем разногласия меж­ду этими силами нивелировались, и на смену им пришли проти­воречия между социально-политическими силами, возникшими в процессе самих реформ.

В 1996 году начал развиваться конфликт между собственниками крупных финансовых капиталов (в политической публицистике их стали называть «олигархами») и представителями государст­венной бюрократии. В основе этого конфликта лежал передел го­сударственной собственности. Щедрое финансирование со сторо­ны «олигархов» президентской избирательной кампании 1996 года, казалось, позволяло им предписывать правительству «правила игры» в процессе приватизации государственной собственности. Сложность ситуации определялась и тем, что государственная бюрократия и прежде всего ее элита, представленная правитель­ством, фактически отстаивали в этой борьбе не интересы общест­ва, а интересы тех или иных групп финансовой олигархии, остро
конкурировавших между собой в процессе передела собственно­сти. Эта борьба фактически парализовала деятельность правительства в конце 1997 — начале 1998 гг. Следствием этого стала отставка всего кабинета В. Черномырдина и острый кризис правительства, усиленный конфликтом между президентом и Государственной думой по вопросу о персональном составе правительства и его главе.

Кризис разрешился в апреле - мае 1998 года, когда у России появилось новое правительство, возглавляемое С. Кириенко. Президентская сторона оценивала отставку прежнего правительства и создание нового как своего рода «антиолигархическую peволюцию». Однако августовские события 1998 года вскоре привели к отставке и этого правительства. 17 августа 1998 года правительство выступило с заявлением о введении экстренных мер по нормализации финансовой и бюджетной политики, возможность которых прежде решительно отвергалась. Фактически правительство в одностороннем порядке замораживало выплату внутреннего и внешнего долга. Общество отреагировало паническими настроениями,  заговорили о фактическом финансовом банкротстве государства, о неизбежном дефолте – отказе государства от долговых обязательств. Все это привело к финансовому хаосу: невозможности возвращения вкладов граждан, снижению жизненного уровня населения, сопоставимого с аналогичным снижением начала 1992 года.

После упорного противостояния Президента России, дважды выдвигавшего на пост премьера В.С.Черномырдина, и депутатов Государственной думы, не пожелавших вновь утверждать опального премьера, была найдена альтернатива, устроившая всех - Е.М.Примаков. Новый курс правительства основывался на поддержке отечественной промышленности и сельского хозяйства. Отвергался монетаристский подход в экономике, которая становилась социально ориентированной. Рыночные отношения, как и приватизацию государство брало «под свой контроль», путем разработки правовой базы реформ. Создавались основы правового государства и ослаблялся произвол чиновников. Прежняя приватизация признавалась нечестной, но результаты пересмотру не подлежали в связи с возможными социальными катаклизмами. Была предпринята попытка оттеснения от государственной власти влиятельных бизнесменов.

Предпринятые правительством Е.Примакова меры стабилизировали обстановку в стране. Премьер-министр начал обретать самостоятельную политическую позицию, обнаружившую определенные отличия от политической линии президента. Это привело к «непредсказуемой» отставке правительства Е.Примакова по причине отсутствия «у кабинета необходимого динамизма в решении экономических проблем». Общественность восприняла отставку Е.Примакова как чисто политическое решение.

В качестве нового председателя правительства был утвержден С.Степашин, занимавший прежде должности руководителя силовых структур в правительствах В.Черномырдина и Е.Примакова. Экономическая программа нового правительства была похожа на основные положения предыдущего правительства. Это подтверждало тот факт, что смещение Е.Примакова носило личностный характер и было обусловлено политическими расчетами и интересами президентского окружения.  Мнение общественности об усилении роли «семьи» подтверждалось новыми назначениями в верхних эшелонах власти (А.Волошин, Н.Аксененко).  Эти факты послужили СМИ основанием для новой кампании критики олигархического перерождения Б.Ельцина.

С.Степашин продержался в кресле премьера менее двух месяцев. Его смещение в начале августа не вызвало прежнего шока в обществе, примирившегося с тем, что, пока Б.Ельцин остается у власти, непредсказуемые и труднообъяснимые смещения руководителей правительства неизбежны. В.Путина, нового председателя правительства, занимавшего должность руководителя ФСБ, восприняли как преходящую политическую фигуру, а его правительство как «техническое».

Назначая В.Путина премьер-министром Б.Ельцин объявил о том, что видит в нем своего преемника. Российская общественность, отнесшаяся к этому высказыванию с недоверием, к концу года поняла, что новый премьер пришел всерьез и надолго.

Огромное значение для будущего России имеет еще один кри­зис, развивавшийся в вялотекущей форме, но способный обостриться с катастрофическими последствиями для страны. Это кризис российского федерализма. Формирование обновлен­ной Федерации, осуществляемое в сложной ситуации социально-экономического кризиса, переживаемого Россией, породило немало острых проблем. В их основе поиск оптимизации экономи­ческих и политических отношений между федеральным центром, национальными республиками и регионами России. Острые фор­мы этот кризис приобрел в отношениях между федеральным центром и Чеченской республикой, сопровождаясь кровопролит­ным вооруженным конфликтом. От разрешения этого кризиса зависит государственная целостность России. Окончательный выход из этого кризиса возможен только на основе развития того федерализма, который обеспечивает оптимальное сочетание общих интересов страны и ее регионов.

Таким образом, Россия не вышла еще из периода «родовых мук» нового общества, ее политическое развитие несет в себе потенциал конфликтности. Крайне важно, чтобы разрешение каждого политического кризиса работало на стабилизацию госу­дарственности России, ее политической системы, не вело к на­растанию социально-политической энтропии.

26.4. Причины перманентного конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти

Характерной особенностью современной политической истории России является перманентный конфликт между законодательной властью в лице Государст­венной думы и исполнительной вла­стью — Правительством России и главой государства Президентом Российской Федерации.

В течение 1990-х гг. противостояние выражалось во взаимных обвинениях и по­пытках одной ветви власти реализовать свои цели за счет ослаб­ления другой. Президент России время от времени угрожал Думе роспуском. Государственная дума, в свою очередь, пыталась объявить президенту им­пичмент (в мае 1999 года). Кроме того, фракции левого толка в Государственной думе постоянно требовали отставки Правительства Российской Феде­рации (Е. Гайдара, В. Черномырдина, С. Кириенко) и изменения курса реформ.

Противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти отрицательно влияет на управление страной, подрывает легитимность государственной власти в России в целом. Одной из причин перманентного конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти является неразвитость демокра­тии в России. Реформаторы в России позаимствовали демократический ин­ститут разделения властей на Западе, перенеся его в социокультурную среду, отягощенную тоталитарным прошлым. Идеологам и политикам казалось, что принятие Конституции, создание новых органов государственной власти приведет к развитию демократии в стране. Однако на практике этого не произошло, поскольку в России отсутствует необходимый минимальный уро­вень демократической культуры. Поэтому Правительство России вынуждено в процессе реформирования прибегать к насильственно-государственному внедрению новых политических институ­тов.

В России реформирование не пошло по пути предвари­тельной интеллектуальной проработки политических инноваций, которые смогли бы минимизировать социальную цену реформ. Система власти восприняла советский алгоритм аппаратно-бюрократического управления: методом проб и ошибок определяется такая политическая институционализация, которая позволяет ре­ализовывать интересы властвующей элиты.

Такая форма власти в России осуществляет свою деятель­ность за счет народа, который соответствующим образом реагирует на власть. В стране сложилась ситуация неадекват­ности, нетождественности власти и народа. Власть стре­мится выйти из-под контроля и переложить ответственность за результат собственной несостоятельности на кого угодно. В то же время эта общая ситуация модифицируется в институтах за­конодательной и исполнительной власти.

Так, основная задача исполнительной власти России заключа­ется в организации общесоциального воспроизводства. Страна должна функционировать в геополитическом пространстве, вы­полнять свои международные обязательства, охранять себя от внешней угрозы, сохранять свою целостность, обеспечить жизне­деятельность институтов, накормить и обеспечить «жизнь наро­да», охранить свою власть от посягательств претендентов на нее и т.д. Причем эти функции исполнительной власти необходимо выполнять в любом случае, независимо от состояния законода­тельной, судебной ветвей власти и иных обстоятельств. Чем хуже ситуация в стране, тем больше социальной энергии тратится на самосохранение власти в ущерб всем остальным жизненным об­стоятельствам. В конечном итоге исполнительная власть отвеча­ет за жизнь страны, поэтому она себя осознает основным субъектом управления и, соответствен­но, ждет понимания и помощи от законодателей.

Законодательная власть в России имеет иную специфику. Ее основная задача — создать правовое пространство, достаточное для осуществления реформ, и возможность для правовой реали­зации исполнительной власти при легитимном взаимодействии с народом. Однако в России законодатели работают на свой страх и риск, издают законы, которые, как правило, не в состоянии при­вести общество к целям, которые ставятся законодателями, ис­полнителями и народом. Сложившаяся ситуация в стране не вполне осознается зако­нодателями, они не берут на себя ответственность за собствен­ную деятельность, перекладывая ответственность и вину за со­здавшееся положение в России на президента и его команду, ис­полнительную власть, «происки Запада».

Следует отметить также, что российские законодатели не столько выражают интересы избирателей, сколько в качестве действующей оппозиции преследуют цель доступа к исполни­тельной власти, включая и борьбу за пост президента. В таких условиях конфликт между законодательной и исполнительной ветвями власти в России может время от времени приобретать острый характер.

Ситуация в IV Государственной думе отличается от всех предыдущих тем, что впервые за все постсоветское время исполнительная власть имеет поддержку абсолютного большинства законодателей, что может привести к созданию обстановки ответственности за принятые законодательные акты и их выполнение со стороны обеих ветвей власти.

26.5. Перспективы политического согласия в современной России

Политическое согласие - это такое состояние политической орга­низации общества, которое характеризуется балансом интересов, рациональной легитимностью политической элиты, которая в состоянии давать «ответы на вызовы времени». Согласие по-разному проявляется в различных политических структурах. Так, в активистской политической среде с высоким уровнем политического участия населения согласие свидетельству­ет об отсутствии социально-политических конфликтов. В россий­ском обществе, которое характеризуется политической индиффе­рентностью основной части населения, о согласии можно говорить лишь в том случае, если население добровольно подчиняется вла­стям. О согласии свидетельствует и компромиссный вариант вза­имодействия различных ветвей государственной власти.

Если понимать согласие как отсутствие серьезных социально-политических конфликтов, то можно кон­статировать, что в современной России политическое согласие, в общем, существует. Если проанализировать взаимоотношения между структурами власти, то они отличаются достаточной конфликтностью. Если же согласие оценивать как ситуацию с высоким политическим участием населения, то в России согласия сейчас нет. Поскольку все формы согласия и несогласия связаны друг с другом, посмотрим на проблему с тео­ретических позиций.

В условиях тоталитаризма власть добивалась обстановки согла­сия сложным насильственно-идеологическим образом. Одним из исторически сложившихся механизмов был скрытый террор. Его сущность можно определить как насильственное требование соот­ветствия условий социализации человека и его политической ло­яльности. В случае нелояльности члена социалистического общества его политической структуре он фактически изолировался и практически прекращал свое гражданское существование. Даже такие выдающиеся граждане, как А. Сахаров, при демонстрации политического несогласия изолировались на многие годы практи­чески без решения суда. Поэтому в России возникла традиция скрытого дистанцирования от политической структуры при фор­мальной демонстрации согласия, которая сохраняется до сих пор.

Говорить о реальном состоянии согласия без специальных ис­следований трудно. Если проанализировать российские источники полити­ческого согласия в России, то следует отметить, что в настоящее времени происходит переход к новой социальной структуре общества. Такая ситуация в России политического согласия дать не может. Если учесть все наследие социализма: тоталитарную политику эко­номии на оплате труда, деградацию рабочей силы и развитую систе­му ее теневого довоспроизвоства, то можно предположить, что по­литическое несогласие вытесняется в бессознательное. Пока опре­деленная часть народа находится в состоянии согласия и живет по-старому, т.е. потребляя так, как работает. Но когда ожидания превратятся в чувство глубокого разочарования, на стихийное политическое согласие уже рассчитывать будет трудно.

Некоторые исследователи считают, что со­гласие в современной России необходимо создавать специально. Основным субъектом-организатором согласия должно выступить государство, на кото­ром лежит ответственность за то, что происходит в стране, и крупные бизнесмены, которые волею судьбы получили в свои частные руки общественное богатство.

В том случае, если согласие не станет предметом деятельнос­ти субъектов-организаторов процесса новой жизни в России, то с необходимостью встанет вопрос о применении насилия для орга­низации соответствующей жизни в стране.

Литература

Запрудский Ю.Г. Традиции российской конфликтности // Политические про­цессы в России: история и современность. СПб., 1993.

Лебедева М.М. Политическое урегулирование конфликтов. М., 1997.

Политология в вопросах и ответах: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. Ю.Г.Волкова. М., 2001.

Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993.

Согрин В.В. Конфликт и консенсус в российской политике // Общественные науки и современность. 1996. № 1.

Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985-2001: от Горбачева до Путина. М., 2001.

Фельдман Д.М. Конфликты в мировой политике. М., 1997. 

К оглавлению спецкурса

На первую страницу