5. Особенности политического лидерства в современной России

5.1. Характеристика политического лидерства

Механизм политического лидерства предполагает систему правил, в соответствии с которыми происходит выдвижение лидера в структурах власти и осуществление им своих властных полномочий. Осуществляется персонификация власти посредством ее слияния с индивидуальными качествами лидера.

Одним из современных вариантов интерпретаций политического лидерства, который согласуется и с тем, что было уже признано многими мыслителями прошлого, может быть предложенный Ж.Блонделем: «По сути и по форме это есть феномен власти. Лидерство - это власть, потому что оно состоит в способности одного лица (или нескольких лиц), находящегося «на вершине», заставлять других делать то позитивное или негативное, что они не делали бы или, в конечном счете, могли бы не делать вообще. Но, разумеется, лидерством является не всякий род власти. Лидерством является власть, осуществляемая «сверху вниз».[1]

Лидером можно стать либо в известной степени случайно-интуитивно угадав интересы широких слоев, совпав своим духовным складом с их потребностями, либо целенаправленно – выявив, исследовав эти интересы. Чем сложнее политическая и социальная жизнь, тем более вероятен второй путь.

Политический лидер, по мнению российского политолога Р.Мухаева, – это «личность, оказывающая постоянное и решающее воздействие на общество, государство, организацию».[2]

Политическое лидерство существует на трех социальных уровнях, где оно выполняет различные функции.

Лидерство на уровне малой группы, объединенной полити­ческими интересами. Здесь происходит интегра­ция групповой деятельности, в которой лидер направляет и орга­низует действия группы, предъявляющей к личности лидера оп­ределенные требования: способность принимать решения, брать на себя ответственность, находить оптимальный способ удовле­творения группового интереса и др.

Лидерство на уровне политических движений, связанных общностью политических интересов, основанной на одинаковом социальном статусе, а не узко групповых интересах, как в первом случае. В этом отношении лидерство представляет собой способ адекватного выражения интересов части общества, поддержи­вающего данного политика. Фигура лидера служит символом оп­ределенной социальной позиции, с ней связывают свои интересы носители обыденного сознания.

Лидерство на государственном уровне, которое можно определить как способ организации и осуществления власти в условиях демократического развития общества, дифференциации социальных слоев на основе экономического положения и соответствующего политического сознания. Политическое лидерство на этом уровне предполагает взаимное удовлетворение интересов как лидера, так и общества, поэтому ори­ентация на социальное партнерство входит в систему политиче­ских ценностей общества.

В малых группах, основанных на непосредственных контактах их членов, институциализация лидирующих позиций может не происходить. Здесь на первый план выдвигаются индивидуаль­ные качества личности, ее способность объединить и повести за собой группу.

В политических объединениях  эффективность коллек­тивных действий требует четкой функционально-роле­вой дифференциации и специализации, оперативности управле­ния и жесткости подчинения. На этом уровне, так же как и на государственном, становятся обязательными институциализация и формализа­ция (официальное закрепление) лидирующих позиций, придание им сравнительно больших властных полномочий.

Лидерство в масштабах государства предполагает определение стратегического направления развития государства, политической системы общества, выбор средств осуществления основных задач общегосударственного значения, их важнейших принципов и путей достижения.

В экстремальных условиях функционирования общества возникает необходимость в появлении политического лидера национального масштаба, обладающего качествами, которые помогут ему возглавить национальное движение.

Такими качествами могут быть:

-       умение формулировать цели, программы, идеологии в условиях, когда утеряны старые ориентиры, общество расколото, в нем царят апатия и анархия;

-       способность персонифицировать фундаментальные национальные ценности для конкретного исторического периода;

-       готовность выходить за рамки бюрократических процедур при принятии решений в экстремальной ситуации;

-       способность связать базисные национальные интересы с историей страны, традициями современного и предшествующих поколений;

-       искусство создавать принципиально новую модель поведения и мышления, которая будет распространяться от элиты на все общество;

-       умение внушить веру и оптимизм нации, помочь ей преодолеть неуверенность, комплекс вины и неполноценности.

Лидера, особенно на уровне малой группы, создает авторитет, он никем официально не назначается и даже не утверждается. Из всех претендентов на лидерство выбирается тот, кто выделяется большей активностью, заинтересованностью в общем деле, информированностью и эффективностью политической деятельности. Такая заданность связана с тем, что потребность в лидерах возникает тогда, когда объект ищет цели дальнейшего развития и пути их достижения или же определяет новые средства реализации ранее поставленной цели. Субъект, предлагая видение и того, и другого, сплачивает объект, обеспечивая солидарные действия. Таким образом, лидером становится не тот, кто хочет, чтобы за ним шли, а тот, за кем люди идут без принуждения. И чем в большей мере предложенная им цель совпадает с тенденцией прогресса нации, тем лидером более широких народных масс он выступает.

Различают формальное и неформальное лидерство. Формальное лидерство представляет собой приоритет­ное влияние определенного лица на членов организации, закреп­ленное в ее нормах и правилах и основывающееся на положении в общественной иерархии, месте в ролевых структурах. Нефор­мальное лидерство характеризует субъективную способность, го­товность и умение выполнять роль лидера, а также признание за ним права на руководство со стороны членов группы. Оно осно­вывается на авторитете, приобретенном в результате обладания определенными личными качествами.

В политике формальный аспект является ведущим. Поэтому наибольший удельный вес в политическом лидерстве современной России продолжает принадлежать политико-административной элите (высшему персоналу государственно-административных орга­нов).

Политическое поведение лидера является целенаправленным и мотивированным. Исследователи отмечают множество различных личных потребностей, связанных с политической деятельностью, среди которых основными являются следующие:

-       Потребность во власти, т.е. достижение высшей ценности, которой является власть (Г.Лассуэлл, А.Джордж);

-       Потребность в контроле над событиями и людьми – это проявление в политической деятельности базовой человеческой потребности в контроле над внешними силами и событиями, влияющими на нашу жизнь;

-       Потребность в достижении, которая проявляется в заботе о совершенстве, мастерстве, поведении, направленном на достижение успехов;

-       Потребность в аффилиации, т.е. принадлежности к группе и получении одобрения, которая проявляется в заботе политического лидера о близких отношениях с другими людьми.[3]

5.2. Типы и функции политического лидерства в современной России

Исследование феномена политического лидерства может быть успешным, если учитывать его составляющие, а именно: наличие потребности в политическом лидерстве; саму политическую систему, в которой это лидерство функционирует; личные характеристики лидера; ситуацию, с которой он сталкивается; влияние окружения; наличие последователей. Этой цели в значительной мере служат классификации политического лидерства.

В политической науке достаточно распространены дихотомические классификации лидерства, основанные на противопоставлении двух типов лидеров: «львы» и «лисы» (Н.Макиавелли), «реальные» лидеры – менеджеры (Р.Такер), «лидеры-преобразователи» и «лидеры-дельцы» (Дж.Мак Грегор Бернс).

Достаточно распространена классификация лидерства на основе имиджевых характеристик (визуальная привлекательность личности), которую предложила М.Херманн. Она выделяет следующие образы лидера: «знаменосец», «служитель», «торговец» и «пожарник». Лидера-знаменосца (В.И.Ленин) отличает собственное видение действитель­ности, привлекательный идеал, способный увлечь массы. Лидер-служитель (Л.И.Брежнев) всегда стремится выступать в роли выразителя инте­ресов своих приверженцев и избирателей, ориентируется на их мнение и действует от их имени. Для лидера-торговца (В.В.Жириновский, Б.Е.Немцов, Г.А.Явлинский, другие лидеры современных политических партий) характерна способность привлекательно преподнести свои идеи и планы, убедить граждан в их преимуществе, заставить «купить» эти идеи, привлечь массы к их осуществлению. Лидер-пожарный (Б.Н.Ельцин, В.В.Путин) ори­ентируется на самые актуальные общественные проблемы, на­сущные требования момента. Его действия определяются кон­кретной ситуацией. К этим образам лидеров можно еще добавить лидера-марионетку (К.У.Черненко), полностью зависящего от воли и интересов своего ближайшего окружения. В реальной жизни в чистом виде эти образы лидерства не встречаются, а сочетаются у политических деяте­лей в различных пропорциях.

В настоящее время в России все чаще встречаются лидеры преобразую­щие, а не компромиссные. Компромиссный лидер осуществляет действия без изменения основ общества. Преобразующий лидер всегда нацелен на некую перемену формы организации общества; он предвосхищает, посредничает и подчиняет опыт средствам во­ображения и рассудка, пытается утвердить «моральное лидерст­во», которое всегда исходит из фундаментальных желаний, стремлений и ценностей последователей.

Различают также стили политического лидерства, которые могут классифицироваться по технологии выработки и принятия лидером решений. Так, различаются авторитарный стиль лидерства, ориентиро­ванный на единоличное принятие решений, и демократичес­кий, опирающийся на инициирование активности своих сто­ронников, их участие в процессе управления.

Функции лидеров различны в зависимости от особенностей и характера развития конкретного общества, его политической, экономической, социальной и культурной сфер, а также от индивидуальных качеств самого лидера. В современное время сокращается возможность доступа к позициям лидера непрофессиональным политикам, что является характерным для тра­диционных и переходных обществ.

Среди общезначимых функций лидеров в современной России выделяются следующие:

интегративная - объединение и согласование различных групп интересов на основе базовых ценностей и идеалов, при­знанных всем обществом;

ориентационная - выработка политического курса, отражаю­щего тенденции прогресса и потребности групп населения;

инструментальная - определение способов и методов решения поставленных перед обществом задач;

мобилизационная - инициирование необходимых измене­ний с помощью создания развитых стимулов для населения;

коммуникативная - обеспечение устойчивых форм полити­ческой самоорганизации на основе тесных контактов с общест­венностью, различными организациями, группами и слоями;

функцию гаранта справедливости, законности и порядка (от произвола бюрократии, беззакония, нарушения прав и свобод личности).[4]

5.3. Основные тенденции в политическом лидерстве современной России

В современной России отчетливо проявляются две главные тенденции, во многом изменяющие представления о лидерстве - институциализация и профессионализация.

Институциализация лидерства сегодня проявляется, прежде всего, в том, что процесс рекрутирования, подготовки, движения к власти, деятельность политических руководителей осуществля­ется в рамках определенных норм и организаций. Функции лиде­ров определены разделением власти на законодательную, испол­нительную, судебную, ограничены Конституцией и другими законодательными актами. Кроме того, лидеры отбираются и под­держиваются собственными политическими партиями, контроли­руются ими, а также оппозицией и общественностью. Все это значительно ограничивает их власть и возможности маневра, по­вышает влияние среды на принятие решений. Современные лиде­ры больше, чем прежде, подчинены решению обыденных, повсе­дневных, созидательных задач.

С этим связана вторая тенденция в развитии лидерства - профессионализация. Политическое лидерство сегодня - это особого рода предпринимательство, осуществляемое на специфическом рынке, при котором политические предприниматели в конкурентной борьбе обменивают свои программы решения общественных задач и предполагаемые способы их реализации на руководящие должности. При этом специфика политического предпринима­тельства состоит в персонализации «политического товара», его отождествлении с личностью потенциального лидера, а также в рекламировании этого «товара» как общего блага.

Политика превратилась в «предприятие», ко­торому требуются навыки в борьбе за власть и знание ее методов, созданных современной многопартийной системой. В нынешних ус­ловиях усложнения общественной организации и взаимодействия государственных органов с партиями, широкой общественностью важнейшей функцией политических лидеров стало преобразование общественных ожиданий и проблем в политические решения.

Политик фактически превратился в специалиста в области об­щественных коммуникаций, предполагающих обеспечение чет­кой формулировки требований населения, налаживание необхо­димых для принятия коллективных решений и их реализации контактов с парламентскими и правительственными органами, средствами массовой информации, общественными организация­ми. Таким образом, политические лидеры сегодня выступают ре­альным воплощением, материализацией механизма власти в об­ществе.

5.4. Особенности российского политического лидерства

Главная особенность в процессе формирования современного поли­тического лидерства в России заключается в том, что оно, с одной стороны, приобрело некоторые черты, характерные политическим лидерам демократических государств, а с другой - унаследовало черты, свойственные лидерам номенклатурной системы.

Номенклатурное прошлое, усугубляемое отсут­ствием социального контроля, ярко проявляется у посткоммуни­стических российских лидеров, которые воспроизводят некото­рые формы и методы деятельности номенклатурной системы. В этом отношении российские политические лидеры ближе к но­менклатурному, чем к западному типу лидерства.

Особенностью современных российских лидеров является и то, что они зачастую совмещают роль владельца средств произ­водства, выполняющего функции организатора производства, и роль политика, выполняющего функции организатора политиче­ской жизни. Согласно региональному законодательству, запрет на совмещение депутатского мандата с предпринимательской деятельностью распространяется только на депутатов, работающих на постоянной основе, чем активно пользуются представители крупного бизнеса. Стоит отметить, что в странах Западной Европы большинство политических лидеров являются профессиональными политика­ми, а в США политические лидеры зачастую совмещают роль соб­ственника и политика.

Как отмечает О.Крыштановская, «российские реалии сделали актуальным даже такую постановку вопроса: какая из двух социальных групп - политики или бизнесмены – обладает большим влиянием на политический процесс…».[5] Российские экономически господствующие политические ли­деры располагают специфическими средствами политического влияния, богатством, позволяющим ставить политиков в зависи­мость от своей воли, а также неформальные связи. Решающую роль здесь играют одинаковый или близкий жизненный уклад, а зачастую и просто личные связи. В середине 1990-х гг. несколько предпринимателей (Б.Березовский, Р.Вяхирев, В.Гусинский, В.Потанин) входили в десятку самых влиятельных политиков страны.

Еще одна особенность заключается в том, что децентрализация государственной власти, перенос центра по­литического, экономического и культурного влияния в горизон­тальные структуры регионов способствовало значительному воз­растанию роли региональных политических лидеров. Реги­ональные лидеры до 2005 г. выдвигались населени­ем, поэтому старались завоевать их доверие. Так, к концу правления Б.Ельцина региональные политические лидеры ощущали себя полновластными хозяевами «своих» субъектов федерации. Как отмечает М.Урнов, эффективное вмешательство федерального центра «в дела регионов было практически невозможным. Регионы спокойно издавали законы, противоречащие Конституции РФ; губернаторы устанавливали контроль над «лакомыми кусками» региональной экономики…; «душили» политическую оппозицию и независимые региональные СМИ и пр.».[6]

Политические реформы В.В.Путина способствовали ослаблению негативного влияния региональных политических лидеров на экономическую и политическую ситуацию в стране, поставили их в зависимость от федерального центра.

Р.Т.Мухаев отмечает следующие особенности политического лидерства в современной России: лидеры не выполняют свои обязанности, т.к. не разработана стратегия развития, не происходит интеграции масс вокруг общих целей и ценностей, общество не защищено от беззакония и самоуправства бюрократии; политические лидеры посткоммунистического типа приспосабливаются к новым условиям деятельности, формируются «политические мутанты», соединяющие в себе черты различных стилей; политико-культурная ориентация лидеров на власть характеризует их как эгоцентричных политиков, что проявляется в приоритетном удовлетворении личных потребностей.[7]

Одной из проблем российского общества является выявление номинального и фактического политического лидерства. Значительную роль и при демократических режимах в формировании государственной политики нередко играют неофи­циальные советники высших должностных лиц, которых часто называют «серыми кардиналами». Среди них люди, не занимаю­щие официальных постов, но имеющие доступ к ключевым поли­тическим фигурам; а также действительные политические лиде­ры, которые по своему влиянию могут превосходить иных мини­стров и других официальных лиц. Поэтому при выделении из среды политических деятелей тех, кого можно считать полити­ческими лидерами, необходимо, в первую очередь, учитывать степень их реального воздействия на политику. Эта степень дале­ко не во всех случаях соответствует должностному положению того или иного человека, хотя, конечно, от уровня должности в государственном аппарате или партийном руководстве прямо за­висит тот или иной объем властных полномочий. Вместе с тем расстановка сил в правящих кругах может сложиться таким об­разом, что даже глава государства в значительной мере оказывается номинальным политическим лидером (как это было с Б.Ельциным во второй половине 1990-х гг), а фактическая власть сосредоточивается в руках других политических лиц.

В российском обществе в настоящее время складывается новая политическая ситуация. С одной стороны, продолжа­ют существовать немало руководителей, не обладающих ка­чествами политических лидеров. Часть из них была «рекру­тирована» еще в дореформенное время, часть позднее, по старой технологии. Сосредоточив в своих руках власть на разных уровнях, эти люди не пользуются у граждан полити­ческим авторитетом. С другой стороны, в руководстве на пер­вые позиции выдвинулись люди, обладающие качествами ли­деров. Наконец, демократизация общества привела к появлению новой плеяды политических лидеров, вышедших на арену политической борьбы иными методами (альтернатив­ные выборы, участие в массовых демократических движениях, митингах). Особенность этого процесса состоит в том, что он позволил выйти на политическую сцену лидерам-ин­теллектуалам, а не аппаратчикам.

Исследователи, основываясь на мировом опыте, полагают, что в России возможны, по крайней мере, три сценария дальнейшего развития событий.[8]

1. Вследствие ряда причин социальная база мас­совых демократических движений разрушается, поле деятельности «новых лидеров» существен­но ограничивается или же совсем пресекается. В итоге они перестают выполнять роль альтернативной демократической силы по отношению к традиционному аппарату. В этом слу­чае процесс становления демократического института лидер­ства в лучшем случае откладывается до неопределенного вре­мени.

2. Массовые демократические движения сохраняются, но их деятельность постепенно формализуется, жестко регламен­тируется и фактически огосударствляется. Они становятся колесиками и винтиками традиционной бюрократической ма­шины. Лидеры и активисты этих организаций врастают в ап­парат и на деле превращаются в чиновников. «Новые лиде­ры», работающие в представительных и исполнительных ор­ганах власти, столкнувшись с трудностями реализации своих идей, принимают традиционные правила игры и фактически перестают выполнять свои лидерские функции.

3. Процесс демократизации общества идет дальше, осу­ществляется коренная реформа политической системы. Уста­навливается устойчивый, самовоспроизводящийся институт политического лидерства: разветвленная по вертикали и горизонтали своеобразная сеть политических ли­деров различных уровней и масштабов. Соперничая и сотруд­ничая друг с другом, они способствуют осуществлению конт­роля за деятельностью всех элементов власти (в том числе и высшего), включению различных групп общества в поли­тический процесс.

Испытание властью - тяжелейшее испытание. Важно, чтобы современные политические лидеры концентрировали внимание не столько на использовании ее как таковой, сколь­ко на формировании с ее помощью мотивов активной дея­тельности людей, здоровой общественной атмосферы, направленной на раскрытие потенциала личности. Незнание или деформации содержания и методов политического руководства служат по­казателем некомпетентности лидеров.

5.5. Популизм в современной России

Характерной особенностью политического лидерства в странах, где имеет место демократическая практика, является активное использование такого метода политической деятельности, как популизм. Под популизмом понимается «политическая деятельность, основанная на манипулировании популярными  в народе ценностями и ожиданиями».[9]

В нашей стране популизм возник вследствие глубокого кризиса общества. Среди кризисных явлений в общественном сознании непосредственное отношение к возникновению популизма имеют два: острое разочарование части общества в социалистических ценностях, с одной стороны, и неприятие радикального обновления общества частью людей - с другой. Их склонность к восприятию популистских идей объясняется в значительной степени неразвитостью гражданской политической культуры общества.

Процесс демократизации советского общества позволил популизму проявится в полной мере. «Хождение в народ» инициатора политики перестройки М.С.Горбачева были поддержаны другими политическими лидерами.

Выборы народных депутатов СССР, а затем и народных депутатов РСФСР также проходили на популистской волне. Популизм этого периода был основан на критике советской номенклатуры с позиции обывателя, объявления борьбы с привилегиями. Особенно данный тезис был актуален для Б.Н.Ельцина. Через несколько лет выяснилось, что привилегии партноменклатуры – это лишь невинные шалости по сравнению с привилегиями нового класса бюрократов, пришедших на популистской волне антикоммунизма.

В связи со значительным расслоением российского общества по уровню жизни стал возможным популизм среди широких социальных групп. Произошло разрушение привычного образа жизни большинства граждан, которые не могут приспособиться к новым условиям жизни. У них возникает естественное желание побыстрее получить простые и понятные ответы на жизненно важные вопросы. Таким образом, широкая аудитория готова к восприятию популистской риторики и всех атрибутов популистского воздействия.

Поэтому популистские методы активно используют многие российские политики. Одним из наиболее ярких примеров такого популизма являет собой В.В.Жириновский, сделавший ставку на свою близость с народом. В период своей самой эффективной избирательной кампании 1993 г. он пообещал российским гражданам, что уже через день после выборов они почувствуют улучшение своего положения. И хотя никто не собирался понимать эту фразу буквально, сама уверенность, с которой она была высказана, народу понравилась. Такие предвыборные лозунги В.В.Жириновского, как «Я подниму Россию с колен!», «Мы – за бедных, мы – за русских» нашли широкий отклик у российских избирателей. Для этого политика характерны острота и злободневность поднимаемых проблем. Его ораторское искусство помогает без посредников доводить свои мысли до тех, кто их разделяет. Зачастую он говорит вслух то, о чем другие политики предпочитают умалчивать. Этот публичный политик в наиболее яркой и острой форме выразил национал-патриотическую идею. Число единомышленников В.В.Жириновского тем больше, чем напряженнее обстановка в стране.

Неудачи экономического курса, нестабильная политическая обстановка породили всеобщее разочарование людей во многих политических деятелях демократического толка, в лице которых они не видят тех политиков, которые могут навести элементарный порядок в стране. На этом фоне выигрышно выглядят те политики, которые решительны, тверды, уверены в себе, могут коротко и доходчиво довести до избирателей свои программы. К разряду таких политиков относился А.И.Лебедь, который обладал мощным популистским потенциалом.

Вместе с тем, одновременно с нормализацией экономической, социально-политической обстановки, в стране сокращается социальная база для лидеров популистского толка с неприкрытыми авторитарными устремлениями.

Президентские выборы в России 1996 г. продемонстрировали неиссякаемый популизм Б.Н.Ельцина, который, благодаря как личным политическим качествам, так и эффективной деятельности своей предвыборной команды, в течение нескольких недель повысил свой рейтинг буквально с нулевой отметки до уровня, необходимого для победы на выборах. Политический стиль Б.Ельцина во время всего президентства был сильно окрашен популизмом. Характерными особенностями ельцинского популизма являются создание культа вождя, его легкомысленные посулы народу, за которые он никогда не отвечал,  фабрикация образа врага, конструирование биполярного мира, равнодушие к нуждам народа и его обращения к тому же народу за поддержкой каждый раз, когда его власти угрожала опасность.

В условиях открытой политической борьбы успех претендента на выборную должность в значительной степени зависит от способности самого политического деятеля на основе знания требований и настроений избирателей предложить понятную для большинства населения политическую программу, доходчиво донести ее содержание до сознания различных социальных групп, заставить поверить людей в свои планы, выдвинуть лозунги, способные привести электорат в день выборов на избирательные участки.

Общеизвестен негативный опыт лидера движения «Демократический выбор России» Е.Гайдара, который свою предвыборную кампанию 1993 г. построил на апелляции к интеллекту электората, не разъясняя людям в доступной для них форме свои позиции и цели, и, являясь фаворитом предвыборной гонки, в результате проиграл партийные выборы в Государственную Думу Либерально-демократической партии В.Жириновского.

Популизм в современной России имеет также различные оттенки. Правого популизма придерживаются такие радикалы, как российские фашисты и националисты. Решение социальных проблем они видят в изгнании из своих регионов лиц отдельных национальностей, формировании руководства регионов и страны по национальному признаку. Умеренные правые популисты решение российских проблем сводят к приведению макроэкономических показателей к среднемировым, игнорируя специфику России и условия проведения реформ.

Для умеренных левых популистов характерны уравнительные настроения, для радикальных – возврат к распределительному прошлому, восстановление разрушенного Союза ССР и советского строя.

В последние годы среди политиков стал моден популизм патриотического содержания, которому подвержены политические лидеры как правого, так и левого направлений политического спектра.

Глубокая социально-культурная дифференциация, имеющая место в современной России, является основной причиной распространенности обвинений в популизме представителей как законодательной, так и исполнительной власти. По объективным российским причинам в большей степени подвержены популизму именно представительные органы власти в силу конституционной ограниченности их полномочий. Самым распространенным популистским приемом законодателей является принятие социальных законов, не обеспеченных финансами, а также принятие громких постановлений и обращений к избирателям, парламентам и т.д. по социальным, экономическим или политическим вопросам, не имеющих никакой юридической силы.

С другой стороны, исполнительные органы власти зачастую свои просчеты относят к отсутствию соответствующих законов и низкой эффективности работы представительных органов власти.

В условиях публичной политики необходимой предпосылкой эффективной деятельности политического лидера становится завоевание поддержки у населения. Не заручившись такой поддержкой, лидер в демократической политической среде не получит возможности проводить свою политику, какой бы прогрессивной и правильной она ни была. Так, имеющий высокий рейтинг среди населения Президент России В.В.Путин, не обладая явной харизмой, успешно овладевает техникой харизматического внушения. Его хождения в народ во время поездок по стране, общение с населением в прямом эфире в средствах массовой информации убеждают в том, что и ему не чужды популистские приемы, которыми он начинает пользоваться все чаще. Народная поддержка необходима политическому лидеру для проведения в жизнь решений, особенно непопулярных в чиновничьей среде.

При отсутствии у лидера подлинной харизмы он должен владеть техникой харизматического внушения, то есть, не высказывая никаких ясных и глубоких идей, создавать их видимость. Это возможно только в том случае, когда лидер полон уверенности в собственной принципиальности. Избиратели легко разоблачают неубедительного, неуверенного в себе политика. Рациональные циники лидерами не становятся. Они могут сделать служебную карьеру, но не политическую. Для успеха в политике необходимо добиться общественного признания. Без популизма здесь трудно обойтись.

Основные понятия: институциализация лидерства, качества политического лидера, неформальное лидерство, номинальное лидерство, особенности российского политического лидерства, политический лидер, политическое лидерство, популизм, потребности политического лидерства, профессионализация лидерства, стили политического лидерства, типы политического лидерства, фактическое лидерство, формальное лидерство, функции лидеров.

Вопросы для самоконтроля:

1.         В чем сущность интерпретации политического лидерства Ж.Блонделем?

2.         Какие отличия политического  лидерства на различных социальных уровнях?

3.         В чем заключается различие между формальным и неформальным лидерством?

4.         Назовите основные типологии политического лидерства.

5.         Какие основные функции характерны для политических лидеров современной России?

6.         В чем проявляется институциализация лидерства?

7.         Поясните сущность профессионализации политического лидерства.

8.         Каково соотношение политика и владельца средств производства для лидеров современной России?

9.         Что способствовало возрастанию роли региональных политических лидеров в 1990-х гг.?

10.     Каково соотношение между номинальным и формальным политическим лидерством?

11.     Каковы возможные сценарии дальнейшего развития политического лидерства в России?

12.     Что понимается под популизмом?

13.     Приведите примеры популистских действий известных российских политиков.

14.     Почему представительные органы власти чаще используют популистские методы, чем исполнительные?

Литература:

Баранов Н.А. Эволюция взглядов на популизм в современной политической науке. СПб., 2001.

Блондель Ж. Политическое лидерство. М., 1992.

Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996.

Кретов Б.И. Лидерство: социально-политические проблемы: Учебное пособие. М., 1996.

Милованов Ю.Е. Лидерство в малых группах управлений и политике. Рос­тов н/Д, 1996.

Мухаев Р.Т. Теория политики: учебник для студентов вузов, обучающихся по гуманитарно-социальным дисциплинам (020000) и специальности «Международные отношения» (350200). М., 2005.

Пригожий А. Патология политического лидерства в России // Общественные науки и современность. 1996. №3.

Рыскова Т.М. Политический портрет лидера: вопросы типологии // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12 Политические науки. 1997. № 3.

Урнов М., Касамара В. Современная Россия: вызовы и ответы: Сборник материалов. М., 2005.

 

[1] Blondel J. Political Leadership: Towaras General Analysis. L., 1987. P.2-3.

[2] Мухаев Р.Т. Теория политики: учебник для студентов вузов, обучающихся по гуманитарно-социальным дисциплинам (020000) и специальности «Международные отношения» (350200). М., 2005. С.343.

[3] Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996. С.241-249.

[4] Мухаев Р.Т. Теория политики: учебник для студентов вузов, обучающихся по гуманитарно-социальным дисциплинам (020000) и специальности «Международные отношения» (350200). М., 2005. С.344.

[5] Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2005. С.346.

[6] Урнов М., Касамара В. Современная Россия: вызовы и ответы: Сборник материалов. М., 2005. С.27.

[7] Мухаев Р.Т. Теория политики: учебник для студентов вузов, обучающихся по гуманитарно-социальным дисциплинам (020000) и специальности «Международные отношения» (350200). М., 2005. С.447-448.

[8] Кретов Б.И. Лидерство: социально-политические проблемы: Учебное пособие. М., 1996. С.58-59.

[9] Баранов Н.А. Эволюция взглядов на популизм в современной политической науке. СПб., 2001. С.34.

К оглавлению спецкурса

На первую страницу