© Н.А.Баранов

Тема 2. Проблемы национальной безопасности и пути их разрешения.

1. Новые факторы обеспечения безопасности в современном мире

История свидетельствует, что всегда главный акцент нацио­нальной безопасности делается на военной составляющей. Однако в конце XX - начале XXI в. спектр угроз и опасностей суще­ственно расширился. Многие из них по своим разрушительным по­следствиям стали сравнимы, а некоторые даже превосходят воен­ные угрозы и опасности. Безусловно, наличие ядерного и других ви­дов оружия массового поражения, достаточно высокая мощность и точность поражения обычных вооружений, помноженные па стрем­ление различных социальных сил добиваться целей не без помощи оружия, обуславливают сохранение в ряду существенных военные угрозы и опасности. Однако речь идет не о возможности возникно­вения мировой войны, а скорее о военных конфликтах региональ­ного и местного уровней.

Отсюда смещение акцентов военной безопасности с глобального уровня отношений к региональному и местному. Причем наряду с существующей системой международной и региональной безопас­ности встает задача формирования такой системы безопасности, которая обеспечивала бы равную безопасность для всех государств, народов, сообществ.

Современный мир постепенно становится многослойным; вер­тикально проведенные границы, отделяющие одно государство от другого, теряют свое традиционное значение.

Напротив, приобретает особую значимость принадлежность че­ловека к одному из горизонтальных слоев, образуемых:

в экономике — транснациональными корпорациями;

в политико-правовой сфере — партиями, едиными стандарта­ми прав человека,  трансграничными элитами в самом  широком смысле.

Транснациональные корпорации становятся одной из распро­страненных областей жизни людей, принадлежащих к различным этническим группам и государствам. Например, компания «Си­менс» практически уже не немецкая компания с предприятиями и рынками сбыта за рубежом, а своего рода экономическая им­перия с собственными интересами, не обязательно совпадающи­ми с интересами Германии, и с делопроизводством не на немец­ком, а на английском языке — это черта современной эпохи. Поня­тие «корпоративная культура» это уже не просто красивый обо­рот, применяемый отделами по работе с общественным мнением, а термин, обозначающий явление, сравнимое с культурой нацио­нальной. В этой связи символично создание в крупных компаниях собственных учебных заведений, в том числе так называемых кор­поративных университетов. В европейско-американской культуре именно университеты являлись одним из основных носителей тра­диций.

Вместе с тем каждое государство, этническая группа людей, каждая нация имеют свои особые, неповторимые потребности и ин­тересы, реализация которых может вступать в противоречие с ин­тересами других социальных и институциональных образований.

Это значит, что наряду с важностью международной и регио­нальной безопасности, как никогда ранее, усиливается значение на­циональной безопасности. Именно обеспечение национальной без­опасности сохраняет индивидуальность (социальной, этнической группы, государства, нации) в единообразном мире. Поэтому важ­нейшим акцентом безопасности выступает обеспечение прежде все­го национальной безопасности.

Важно подчеркнуть тот факт, что наряду с институционали­зированным миром государства, их коалиции, надгосударственные институты власти (ЕС, ООН и др.) формируют другой мир, кото­рый получил название «сетевой».

Если в первом мире принципиальную роль играет иерархия вла­сти, где высшая власть принадлежит ООН, а ее рычаги позволя­ют справляться с угрозами и опасностями, исходящими от госу­дарств, наций, то во втором мире«сетевом» — ситуация совер­шенно иная. Отсутствует единый центр власти, она рассредоточе­на, а точнее, существует многообразие власти, ее независимость от подобной другой, а каждый участник сетевого мира — это самосто­ятельный центр силы. И если в первом мире существуют единые нормы поведения (юридические, социокультурные и др.), то во вто­ром мире нет ни единых правовых, ни социокультурных, ни иных других норм. Функционирование этого мира несет с собой огром­ные опасности и угрозы, справиться с которыми не в состоянии в условиях однополярного мира.

Поэтому важнейшим современным акцентом безопасности яв­ляется поиск возможностей и моделей эффективного противодей­ствия опасностям и угрозам, исходящим из второго мира.

На рубеже веков произошло существенное расширение спектра опасностей и угроз, которые обусловили трансформацию акцентов безопасности. Сильное воздействие на жизнедеятельность людей государств стали оказывать дестабилизирующие факторы, имею­щие самую разнообразную природу.

Так, глобализация, усиливая взаимозависимость стран и наро­дов, обусловливает возникновение негативных явлений и процессов, что детерминирует необходимость формирования системы глобаль­ной безопасности. Все участники процессов глобализации (государства, общества, не обладающие собственной государственностью, и др.) делятся на ведущие (субъекты, «глобализаторы») и ведо­мые (объекты, «глобализируемые»). До последнего времени в роли глобализаторов выступали страны европейского культурного кру­га. Процессы глобализации, таким образом, всегда носят однона­правленный характер.

Движущей силой глобализации является стремление развитых стран к неэквивалентному обмену. Соотношение добровольности и принудительности такого обмена в отношении глобализируемых различно, принуждение могут принимать различные формы — от политического до военного и идеологического.

Обязательное условие глобализации — неравномерность разви­тия какой-либо сферы в разных странах. Если эта неравномерность носит технический характер, то существует стремление к установ­лению свободы торговли; если технические неравномерности ниве­лируются, государства пытаются создать различия искусственно, как правило, с помощью необходимой для этого внешнеторговой политики.

Источником национального богатства выступает как труд соб­ственных жителей, так и успешно осуществляемый экономический обмен с зарубежными экономическими партнерами (или, если оста­ваться на позициях трудовых теорий стоимости, труд жителей дру­гих стран, результаты которого обмениваются на результаты мень­ших трудовых усилий собственных жителей).

Важно отметить, что развитие процессов на международном и региональном уровнях, процессов глобализации и других стало воз­можным благодаря стремительному развитию структуры коммуни­каций, информационно-телекоммуникационного пространства, со­временных информационных технологий, что предопределяет бес­прецедентное усиление роли информации в жизни людей, госу­дарств, функционировании различных систем безопасности.

Однако информационное развитие таит в себе неизвестные ра­нее опасности и угрозы. Поэтому в обеспечении безопасности ак­цент делается на информационной составляющей.

В современном мире существуют две на первый взгляд проти­воположные тенденции. С одной стороны, происходит очередной этап отчуждения политических и экономических полномочий от­дельных государств и их обобществления на более высоком уровне, с другой — можно постоянно наблюдать всплески национализма, се­паратизма.

Усиление этнорелигиозного сознания народов, особенно наибо­лее активной и агрессивной их части, становится причиной нового применения принуждения для достижения своих целей.

Среди всех способов принуждения особое место стал занимать терроризм. Причем сам терроризм — явление достаточно известное, его использовали и ранее. Однако современной особенностью тер­роризма, является то, что он приобрел международный характер и не имеет государственной принадлежности. Борьба с международ­ным терроризмом — это новый акцент безопасности в XXI в.

Таким образом, изменения в жизни людей, государств и наций, произошедшие на рубеже веков, обусловили трансформацию акцен­тов безопасности на глобальном, международном, региональном и национальном уровнях.

При всей важности объединения усилий государств в решении общих проблем безопасности ключевой задачей любой страны яв­ляется обеспечение национальной безопасности. Смена акцентов безопасности на национальном уровне определяется состоянием и приоритетом развития конкретного общества.

Начало XXI в. характеризуется появлением новых вызовов наряду с традиционно существующими. Серьезные изменения в структуре геополитических сил, наличие ОМП, расширение гло­бализации, новый уровень информационных технологий снижают вероятность непосредственного военного столкновения между ве­дущими державами мира.

Вместе с тем на повестку дня встают новые проблемы. Они обусловлены переходом человечества к информационной цивили­зации, нарастанием борьбы за энергоресурсы, обострением сепара­тистских тенденций, религиозного экстремизма, усилением между­народного терроризма и гонки вооружений.

По существу новые вызовы объединены тем, что они не зна­ют государственных, административных границ, они могут воздей­ствовать на любое государство мира, на конкретного человека. В их структуре особое значение приобретают информационные вызовы и терроризм.

2. Экологическая, демографическая, энергетическая безопасность.

Обострение глобальных проблем во второй половине XX в. привело к возникновению нового, более многогранного измерения национальной безопасности. Важными ее составными частями стали экологическая, демографическая, энергетическая, продовольственная и другие виды безопасности. В этой связи все большее значение приобретают такие факторы, как качество окружающей среды и эффективность экологической политики, динамика изменения народонаселения и его качественный состав, устойчивость снабжения продуктами питания населения, обеспечение промышленности сырьем, стабильный и достаточный характер доступа к источникам энергии и т.п.

Экологическая политика — система мер, осуществляемых государством для сохранения окружающей среды и защиты природы. Важной задачей экологической политики является оптимизация отношений между обществом и природой, т.е. поиск и реализация наиболее приемлемых вариантов осуществления хозяйственной деятельности, при которой не допускалось бы нанесение ущерба природе. Экологическая политика основывается на природоохранном законодательстве и во многом определяется уровнем его разработанности. Важным направлением экологической политики является внедрение новых природосберегающих технологий, основанных на достижениях научно-технической революции, и модернизация уже существующих производств. Серьезной проблемой является финансирование природоохранных мероприятий, обеспечение которого требует во многих случаях политических решений на государственном уровне.

С обострением глобальной экологической проблемы во второй половине XX в. охрана природы стала важнейшим направлением международного сотрудничества. Во-первых, для решения глобальной экологической проблемы требуются согласованные усилия большинства членов мирового сообщества; во-вторых, серьезную политическую проблему в межгосударственных отношениях представляют так называемые «трансграничные загрязнения», когда вредные выбросы, внесенные в атмосферу или гидросферу на территории одного государства, пагубно воздействуют на природу другой страны.

В последние десятилетия в качестве важного инструмента обеспечения национальной безопасности стала рассматриваться и демографическая политика как комплекс мероприятий, проводимых правительствами современных государств с целью регулирования репродуктивного поведения населения, упрочения института семьи.

Демографическая ситуация в современном мире отличается большим разнообразием. В целом на планете наблюдается значительный рост народонаселения, который получил название «демографический взрыв». Так, в 1800 г. на Земле жило около 1 млрд. человек; для удвоения численности человечества с 1 до 2 млрд. потребовалось 130 лет (в 1930 г.), а для последующего удвоения — всего 45 лет (4 млрд. человек — в 1975 г.) Пятимиллиардный землянин появился в 1987 г. На рубеже XX и XXI вв. число жителей нашей планеты достигнет 6 млрд.

Однако «демографический взрыв» в наше время происходит не во всем мировом сообществе, а прежде всего в странах Азии, Африки и частично Латинской Америки. Например, в Индии каждый день появляется на свет 56 тыс. новых жителей, и, по прогнозам, к 2016 г. по численности народонаселения Индия выйдет на первое место в мире. Такое стремительное увеличение населения ведет к обострению социальных, экономических, экологических и других проблем (рост числа безграмотных, людей, живущих за чертой бедности, и т.д.). Во многих развитых странах, наоборот, наблюдается «нулевой рост» населения, когда число рождений примерно равно числу смертей, или «отрицательный рост», при котором смертность превышает рождаемость. Таким образом, разные государства в современном мире ставят разные цели перед своей демографической политикой. Одни страны стремятся ограничить рост населения или даже сократить его численность, другие, напротив, стараются увеличить число своих жителей, третьи считают естественный прирост удовлетворительным и принимают меры для сохранения его на том же уровне.

 

Методы проведения демографической политики принято подразделять на три группы:

-        экономические, которые связаны с учетом числа детей при налогообложении, денежными пособиями, сплачиваемыми отпусками и разного рода льготами, преимуществами при приобретении жилой площади, содержанием или поддержкой государством различных детских учреждений;

-        административно-юридические, которые реализуются при принятии различных законодательных актов с целью оказания влияния на ход демографических процессов;

-        социально-психологические, которые направлены на формирование демографических идеалов, отвечающих интересам развития народонаселения страны и соответствующим этическим принципам и традициям, существующим в обществе.

Проблема энергетической безопасности. Согласно имеющимся прогнозам, мировое энергопотребление может возрасти на треть за ближайшие 15 лет, и примерно на 45% - в предстоящем двадцатилетии. Мировой спрос на нефть, по тем же оценкам, сможет возрасти к 2025 г. на 35 млн. баррелей в день (42%); газа – на 1,7 трлн. куб. м в год (60%).

Ситуация на мировом рынке характеризуется следующими четырьмя важнейшими обстоятельствами:

-        резкий рост потребности развивающихся азиатских стран в энергоресурсах (до 45% перспективного прироста мирового спроса на нефть);

-        увеличение разрыва между объемами потребления и объемами производства газа в развитых экономических странах (так, к 2020 г. от 60% до 70% газоснабжения Европы будет обеспечиваться за счет импорта);

-        недостаток нефтеперерабатывающих и транспортных мощностей и ограниченность дополнительных мощностей по добыче нефти;

-        недостаточная информационная транспарентность мировой торговли нефтью.

Все эти обстоятельства выдвинули на передний план проблему энергетической безопасности. В свою очередь, процессы глобализации, с которыми мировое сообщество столкнулось еще в XX веке, непосредственно затрагивают сферу мировой энергетики.

Россия, с учетом собственного конкурентного позиционирования на глобальном рынке, понимает проблему энергетической безопасности как, в первую очередь, надежность обеспечения всех стран и всего населения планеты энергоресурсами.

Достижению глобальной энергетической безопасности будет способствовать реализация всем мировым сообществом системы мер по трем основным направлениям:

-        надежное обеспечение мировой экономики традиционными видами энергоресурсов;

-        рост эффективности использования энергетических ресурсов и защита окружающей среды;

-        разработка и использование новых источников энергии.

Свой вклад в решение проблемы глобальной энергетической безопасности Россия вносит как непосредственно в процессе развития топливно-энергетического комплекса страны, так и в ходе расширяющегося международного сотрудничества.

Несмотря на всю разницу в подходах ведущих государств, существуют и очевидные точки сближения в понимании энергетической безопасности. По сути, можно выделить основные принципы, которые в той или иной степени разделяют все государства.

Во-первых, энергетическая безопасность – это взаимная ответственность потребителя и поставщика энергетических ресурсов. Это признают все, однако проблемы начинаются там, где потребитель и поставщик начинают требовать друг от друга гарантий поставок или оплаты этих поставок. К примеру, в умеренном варианте, требование гарантий поставок может приводить к требованию потребителя допустить представляющие его экономические интересы компании к разработке и транспортировке энергетических ресурсов на территории страны-поставщика.

Во-вторых, несмотря на ограниченное число стран, выступающих в качестве поставщиков энергетических ресурсов, развитие событий показывает, что между ними существует конкуренция, более того, сама ограниченность числа поставщиков порой может ужесточать эту конкуренцию. Одним из примеров является ситуация, складывающаяся на постсоветском пространстве.

Причем фактором, который стимулирует конкуренцию поставщиков, является согласие потребителей вокруг еще одного принципа энергетической безопасности, который они формулируют как диверсификация поставок. В то же время, следует отметить, что данный принцип также не может быть чужд и странам-поставщикам. На самом деле, на данный момент в мировом сообществе существует понимание того, что углеводородные ресурсы, являющиеся на данный момент базовыми, могут быть исчерпаны через определенное время. Соответственно страны-поставщики, так же, как и все остальные, будут постепенно приходить к необходимости изменения структуры своего топливно-энергетического баланса, уделяя все большее внимание альтернативным источникам энергии.

Тем не менее, на данный момент существует конкуренция между поставщиками энергетических ресурсов и она также должна быть встроена в систему глобальной энергетической безопасности. Важнейшим условием для этого является деполитизация энергетической безопасности. В самом деле, конкуренция, построенная на экономических принципах, конкуренция за потребителя является логичным и понятным явлением. Однако любое использование энергетических ресурсов в политических целях в сложившейся ситуации опережающего спроса ведет к конфликтам, развитие которых может быть непредсказуемым. Сама попытка сделать из энергетики, как необходимого условия экономического роста, предмет политического противостояния является вызовом глобальной системе энергетической безопасности.

Можно выделить еще два принципа энергетической безопасности: глобальность и социальная направленность. В целом же, эти принципы включают в себя ответственность взаимозависимости, диверсификацию поставок и источников энергетических ресурсов, деполитизацию, честную конкуренцию, глобальность, социальную направленность.

3. Информационная безопасность.

Объективно категория «информационная безопасность» возникла с появлением средств информационных коммуникаций между людьми, а также с осознанием человеком наличия у людей и их сообществ интересов, которым может быть нанесен ущерб путём воздействия на средства информационных коммуникаций, наличие и развитие которых обеспечивает информационный обмен между всеми элементами социума.

Информационная безопасность - защищенность информации и поддерживающей инфраструктуры от случайных или преднамеренных воздействий естественного или искусственного характера, которые могут нанести неприемлемый ущерб субъектам информационных отношений. Поддерживающая инфраструктура - системы электро-, тепло-, водо-, газоснабжения, системы кондиционирования и т.д., а также обслуживающий персонал. Неприемлемый ущерб - ущерб, которым нельзя пренебречь.

В то время как информационная безопасность — это состояние защищённости информационной среды, защита информации представляет собой деятельность по предотвращению утечки защищаемой информации, несанкционированных и непреднамеренных воздействий на защищаемую информацию, то есть процесс, направленный на достижение этого состояния.

Информационная безопасность организации — состояние защищённости информационной среды организации, обеспечивающее её формирование, использование и развитие.

Информационная безопасность государства — состояние сохранности информационных ресурсов государства и защищенности законных прав личности и общества в информационной сфере.

В современном социуме информационная сфера имеет две составляющие: информационно-техническую (искусственно созданный человеком мир техники, технологий и т. п.) и информационно-психологическую (естественный мир живой природы, включающий и самого человека).

Информационная безопасность — защита конфиденциальности, целостности и доступности информации.

1.      Конфиденциальность: свойство информационных ресурсов, в том числе информации, связанное с тем, что они не станут доступными и не будут раскрыты для неуполномоченных лиц.

2.      Целостность: свойство информационных ресурсов, в том числе информации, определяющее их точность и полноту.

3.      Доступность: свойство информационных ресурсов, в том числе информации, определяющее возможность их получения и использования по требованию уполномоченных лиц.

Системный подход к описанию информационной безопасности предлагает выделить следующие составляющие информационной безопасности:

1.      Законодательная, нормативно-правовая и научная база.

2.      Структура и задачи органов (подразделений), обеспечивающих безопасность ИТ.

3.      Организационно-технические и режимные меры и методы (Политика информационной безопасности).

4.      Программно-технические способы и средства обеспечения информационной безопасности.

Учитывая влияние на трансформацию идей информационной безопасности, в развитии средств информационных коммуникаций можно выделить несколько этапов:

Ø      I этап — до 1816 года — характеризуется использованием естественно возникавших средств информационных коммуникаций. В этот период основная задача информационной безопасности заключалась в защите сведений о событиях, фактах, имуществе, местонахождении и других данных, имеющих для человека лично или сообщества, к которому он принадлежал, жизненное значение.

Ø      II этап — начиная с 1816 года — связан с началом использования искусственно создаваемых технических средств электро- и радиосвязи. Для обеспечения скрытности и помехозащищенности радиосвязи необходимо было использовать опыт первого периода информационной безопасности на более высоком технологическом уровне, а именно применение помехоустойчивого кодирования сообщения (сигнала) с последующим декодированием принятого сообщения (сигнала).

Ø      III этап — начиная с 1935 года — связан с появлением радиолокационных и гидроакустических средств. Основным способом обеспечения информационной безопасности в этот период было сочетание организационных и технических мер, направленных на повышение защищенности радиолокационных средств от воздействия на их приемные устройства активными маскирующими и пассивными имитирующими радиоэлектронными помехами.

Ø      IV этап — начиная с 1946 года — связан с изобретением и внедрением в практическую деятельность электронно-вычислительных машин (компьютеров). Задачи информационной безопасности решались, в основном, методами и способами ограничения физического доступа к оборудованию средств добывания, переработки и передачи информации.

Ø      V этап — начиная с 1965 года — обусловлен созданием и развитием локальных информационно-коммуникационных сетей. Задачи информационной безопасности также решались, в основном, методами и способами физической защиты средств добывания, переработки и передачи информации, объединённых в локальную сеть путём администрирования и управления доступом к сетевым ресурсам.

Ø      VI этапначиная с 1973 года — связан с использованием сверхмобильных коммуникационных устройств с широким спектром задач. Угрозы информационной безопасности стали гораздо серьёзнее. Для обеспечения информационной безопасности в компьютерных системах с беспроводными сетями передачи данных потребовалась разработка новых критериев безопасности. Образовались сообщества людей — хакеров, ставящих своей целью нанесение ущерба информационной безопасности отдельных пользователей, организаций и целых стран. Информационный ресурс стал важнейшим ресурсом государства, а обеспечение его безопасности — важнейшей и обязательной составляющей национальной безопасности. Формируется информационное право — новая отрасль международной правовой системы.

Ø      VII этап — начиная с 1985 года — связан с созданием и развитием глобальных информационно-коммуникационных сетей с использованием космических средств обеспечения. Можно предположить что очередной этап развития информационной безопасности, очевидно, будет связан с широким использованием сверхмобильных коммуникационных устройств с широким спектром задач и глобальным охватом в пространстве и времени, обеспечиваемым космическими информационно-коммуникационными системами. Для решения задач информационной безопасности на этом этапе необходимо создание макросистемы информационной безопасности человечества под эгидой ведущих международных форумов.

4. Проблемы безопасности в этнической сфере.

Властные институты и этнический активизм в большинстве стран мира находятся в сложной системе взаимовлияния. Если в середине текущего века наиболее жгучими проблемами были деколонизация, сопряженная с выходом на международную арену новых национальных групп, а также сохранившиеся во многих государствах элементы апартеида, расовой сегрегации и дискриминации на этнической почве, то на новом историческом витке система вызовов и угроз в области этничности стала более комплексной, внушающей серьезную обеспокоенность. Достаточно сказать, что усилилась роль идеологического обоснования наиболее крайних (насильственных, террористических) форм межэтнического противостояния, неизмеримо возросли технические возможности экстремистов для запугивания большинства. Это связано с важнейшими коллизиями конца XX в., отразившимися в своеобразной форме и в межэтнических отношениях.

Государственность и этнические общности представляют собой два смежных, конкурирующих уровня организации социальной жизни. Этнический активизм претендует на государственный статус, точно также как государство стремится к контролю в области культурного развития общества. Исследователи констатируют, что "культура теперь - это необходимая общая среда..., только внутри которой члены общества могут дышать, говорить и творить; значит это должна быть единая культура" [Геллнер]. Развивается противостояние между идущими процессами глобализации и желанием групп сохранить свою самобытность, а иногда и возродить общественные отношения предшествующего исторического этапа.

Очевидно стремление современных государств к преобразованию в "национальную" (то есть монокультурную) форму. Так, только за последнее десятилетие, в результате этнической мобилизации, на свои национальные составляющие распалось несколько полиэтнических государств, а в некоторых других до сих пор распространены межэтнические конфликты под лозунгами сепаратизма или ирредентизма. Существует прогноз о расширении подобного рода взаимодействий уже на религиозно-цивилизационной основе [Хантингтон, 1994]. Испытанию на прочность подвергаются многие федеративные страны, особенно те, где в основе федеративной структуры лежит этнический компонент; ряд других, унитарных государств (например, Бельгия, Великобритания, Испания) вынуждены все более присматриваться к федералистским или автономистским моделям.

Усилились миграционные потоки, пересекающие национально-государственные границы. Тем самым усложнилась этническая структура многих стран и регионов, распространились такие явления, как "культурный шок" в среде мигрантов, ксенофобия, национальный фундаментализм, переходящий в шовинизм - среди "принимающих" групп населения. В результате миграций увеличилась также социальная напряженность, в первую очередь на рынке труда.

Больше внимания стало уделяться вопросам, связанным со статусом этнических и прочих меньшинств. Причем разрешение проблем в этой области и удовлетворение прав меньшинств возлагается обычно на центральные правительства.

В большинстве стран мира, считающих себя "цивилизованными", возрастает активность государства по урегулированию межэтнических, межобщинных и межрелигиозных отношений в рамках новой идеологии (например, мультикультурализма). Более того, противодействие негативным тенденциям в сфере этничности, таким, как дискриминация, апартеид, сегрегация, этнические чистки, геноцид и т.д., все более переходит с национального на межнациональный уровень (включая и различного рода миротворчество).

Углубляется противоречие между международно-правовыми нормами, устанавливающими рамки государственного суверенитета, и процессами глобализации, создающими основу для вмешательства во внутригосударственные дела со стороны международных и региональных организаций, в том числе и по поводу межэтнических конфликтов.

Существующая композиция латентных и явных проблем означает, что задача обеспечения безопасности в сфере этничности - одна из наиболее актуальных в настоящее время.

К процессам, в результате протекания которых вызовы и угрозы для этнокультурной безопасности приобретают наибольшую актуальность, можно отнести следующие.

1. Демографические процессы. Сравнительное соотношение рождаемости и смертности основных этнических групп страны или региона, ведущее к относительно быстрому изменению баланса в рамках устоявшейся этнической структуры, может формировать систему вызовов и угроз в сфере этнокультурной безопасности. Применительно к современности, если использовать терминологию демографии, следует говорить о народах, подошедших к стадии демографической революции (резкое повышение рождаемости и "выживаемости" детей за счет роста качества жизни), и о народах, находящихся в ситуации демографического перехода (невысокая рождаемость, сопряженная с качественным скачком в воспитании и образовании нового поколения, с ростом средней продолжительности жизни)

2. Миграционные процессы. Они способны привнести в социальную жизнь тот же набор опасностей и угроз, что и этнодемографическая динамика. Однако они формируются в предельно сжатое время, что значительно понижает адаптивный социально-психологический потенциал взаимодействующих этнических групп. Кроме того, формируются новые угрозы, связанные с усилением нагрузки на рынки труда, а также с появлением "нетрадиционных" для страны этнических групп. Последнее повышает степень отчужденности между людьми на этнокультурной почве (чаще всего это - результат внешних миграций). Процесс экстремально быстрой смены этнического состава территории в результате миграции называется сукцессией.

3. Социально-экономические процессы также могут порождать разнообразные угрозы в этнокультурной сфере. Так, в результате промышленного освоения территории может нарушаться ее экологический баланс, что особенно негативно сказывается на культуре "аборигенных" этнических групп (типа малых народов Севера). Ускоренная промышленная модернизация, способствуя отмиранию старых и возникновению новых отраслей хозяйства, зачастую ведет к маргинализации части населения, вырванного из традиционного культурного контекста и не сумевшего приспособиться к новому образу жизни.

В этих условиях может возникать так называемое "культурное разделение труда" (занятость представителей различных народов в разных профессиях или производственных отраслях). Подобная система, возводя новые социальные межэтнические границы, провоцирует развитие этнической замкнутости, отчужденности, формирование фобий и негативных этнических стереотипов. Зачастую ускоренное экономическое развитие искусственно стимулирует массовые миграции, о возможном негативном потенциале которых говорилось выше. Итак, социально-экономическое развитие территории вполне сопрягается с угрозами в этнокультурной сфере.

4. Их можно отнести к наиболее непредсказуемым и неожиданным в той совокупности процессов, которая формирует систему угроз в сфере этнокультурной безопасности. Примеры успешной идеологической переориентации властных структур в этой области весьма немногочисленны. Так, за почти 30 лет - с 1930-х до 1950-х гг. - политологическая мысль США сумела переориентироваться с интеграционистской идеи "плавильного котла" на концепцию "этнического салата", предполагающую сохранение этнокультурной самобытности. Это было вызвано, как представляется, обнаружением феномена "третьего поколения", то есть возвращения собственной этничности внуками переселенцев. В результате была сформулирована концепция многокультурности, лежащая в основе национальной политики США и ряда других стран. Столь высокая концептуальная мобильность встречается нечасто, особенно в условиях политической стабильности.

5. Культурно-языковые процессы. Они не только отражают влияние вызовов и угроз в области этнокультурной безопасности, но и могут восприниматься в качестве факторов, формирующих эти угрозы. Довольно трудно различить результаты естественного этнокультурного развития, связанные с введением инноваций в культуру социума, и начальный этап этнокультурной ассимиляции. На наш взгляд, даже переход этнической группы на другой язык, особенно если он происходит в течение длительного времени, не обязательно ведет к этнокультурной ассимиляции. Так, преимущественно англоязычные шотландцы сохранились как отдельный народ, претендующий к тому же на автономию в рамках Великобритании.

Представляется, что вывод о развивающемся процессе этнокультурной деградации должен базироваться на более широкой системе социокультурных критериев: сохранении родного языка, доле в социуме маргинальных групп, распространении "социальных болезней" (алкоголизм, наркомания, преступность), продолжительности жизни, среднем уровне образования, устойчивости семейных отношений и т.д.

5. Терроризм как угроза национальной безопасности

Под терроризмом в современной политической практике понимается применение негосударственного насилия или угрозы насилия с целью вызвать панику в обществе, ослабить и даже свергнуть правительство и вызвать политические изменения в государстве. Он направлен на дестабилизацию государственных режимов, возбуждение у населения обеспокоенности из-за своей беззащитности перед лицом насилия, смену государственной власти в стране, на осуществление иных политических, религиозных или этнических требований.

Терроризм появляется как ответная реакция на длительное затягивание решения политических проблем. Фактически терроризм вырастает на основе значимых общественных противоречий. К террористической борьбе приводят конфликты политического, социального, территориального, национального, мировоззренческого характера.

Для нагнетания страха террористы могут применять поджоги и взрывы жилых домов, магазинов, вокзалов, мест общественного пользования, штаб-квартир политических партий и т. п. В современных условиях террористы практикуют захват заложников, угоны самолетов.

Террористические действия всегда носят публичный характер и направлены на общество или на власть. Одновременно террористы быстро осознают ряд особенностей нашего времени: власть сильно зависит от выборов и, следовательно, от общественного мнения; есть мощные СМИ, падкие на "террористические сенсации" и способные мгновенно формировать массовое общественное мнение; люди в большинстве стран отвыкли от политического насилия и боятся его.

Поэтому общественный резонанс на террористический акт необходим террористам для изменения общественных настроений. Теракты воздействуют на массовую психологию. Террористические организации демонстрируют свою силу и готовность идти до конца, жертвуя как собственными жизнями, так и жизнями жертв. Террорист громогласно заявляет, что в этом обществе, в этом мире есть сила, которая ни при каких обстоятельствах не примет существующий порядок вещей и будет бороться с ним до победы, или до своего конца.

В современное время наиболее эффективным методом террора является насилие не в отношении представителей власти, а против мирных, беззащитных и, что крайне важно, не имеющих отношения к "адресату" террора людей, с обязательной демонстрацией катастрофических результатов посредством СМИ. И, наконец, - предъявление через те же СМИ обществу и лидерам мотивов террора и условий его прекращения. Главное условие такого террора - бурная реакция средств массовой информации.

Борьба с терроризмом. Для борьбы с терроризмом используются оборонительная и насту­пательная стратегии, государства действуют индивидуально и коллек­тивно. Коренной проблемой борьбы с терроризмом является то, что в данном случае речь идет не об известном на протяжении столетий про­тивостоянии государств, а о борьбе государств с  негосударственными организациями, интернациональными по составу, глобальными по гео­графии базирования, охвату проводимых ими операций, действующи­ми подпольно и использующими средства борьбы, запрещенные боль­шинством государств мира.

У террористической угрозы нет обратного географического адреса. Поэтому в борьбе с терроризмом оказывается неэффективной действовавшая веками стратегия сдерживания. Терро­ризм нельзя сдержать угрозой нанесения ответного удара по конкрет­ной территории. Террористов трудно обнаружить и разгромить с помо­щью классических методов ведения вооруженной борьбы, поскольку они прячутся за спинами гражданского населения. Именно по этой причине небольшой по составу, относительно слабо вооруженный фронт транс­национального терроризма на протяжении ряда лет успешно противо­стоит могуществу самых современных государств мира.

Одна из первоочередных задач антитеррористической борьбы — это обеспечение внутренней безопасности, т.е. охрана гражданского насе­ления, инфраструктуры, объектов, принятие законов, правил, осуществ­ление профилактических мер и процедур, призванных выявить терро­ристов и их намерения, предотвратить совершение террористических актов. В этом задействованы все структуры государственной власти, прежде всего силовые ведомства, а также гражданское общество. В то же время обеспечение внутренней безопасности не должно коренным образом менять основные принципы функционирования гражданского общества и государства, поскольку подобные изменения, наряду с про­чим, означали бы частичное поражение перед лицом терроризма. Как правило, террористам труднее всего действовать в тоталитарных или автократических странах. Но скатывание к тоталитаризму и авторита­ризму является непропорционально высокой ценой в борьбе с терроризмом, которая неприемлема для большинства стран мира. Нахожде­ние правильного баланса между ограничительными мерами безопасно­сти и сохранением завоеваний в области прав человека является труд­ной, но необходимой задачей.

В последние годы большинство стран существенно ужесточили кон­троль на границах, в аэропортах, поездах, в местах скопления большого числа людей. Больше внимания уделяется разведывательным и контр­разведывательным операциям по выявлению террористов и их пособ­ников. Существенно повышено финансирование силовых ведомств, на которые возложены эти задачи. Принято много законодательных актов, призванных усовершенствовать правовое поле борьбы с терроризмом. Идет процесс мобилизации гражданского общества на поддержку этой борьбы.

Эти меры можно проиллюстрировать на примере мероприятий по обеспечению внутренней безопасности в Соединенных Штатах после терактов 11 сентября 2001 г. Первой реакцией было массовое проявле­ние патриотизма, объединение общества вокруг политического руковод­ства страны и демонстрация готовности поддержать борьбу с террориз­мом. Развернувшееся публичное обсуждение среди специалистов и экспертов позволило сформировать достаточно широкий консенсус от­носительно уроков этого события, нового качества как возникшей угро­зы, так и мер, призванных ей противостоять. Многие специалисты срав­нивают нападение на Международный торговый центр в Нью-Йорке по глубине воздействия на общество и государство с нападением на Перл-Харбор в 1941 г.

Учитывая, что терроризм приобрел транснациональный характер, не­избежно встала задача создания широкой международной антитеррорис­тической коалиции. Кроме того, проведенные различными государства­ми оборонительные по своему характеру мероприятия по укреплению внутренней безопасности требовалось дополнить их наступательной стратегией, направленной на искоренение террористической инфра­структуры и организаций независимо от того, где они находились. В ча­стности, это объяснялось и тем, что каждый год выживания таких сетей и организаций, сохраняющих потенциал для борьбы в будущем, по су­ществу, воспринимается как год поражения мирового сообщества в этой борьбе.

Повышенное внимание стало уделяться задаче предотвращения воз­можностей попадания в руки террористов оружия массового уничтоже­ния и средств его доставки. В апреле 2004 г. была принята и активно реализуется резолюция Совета Безопасности ООН 1540, предусматри­вающая действия на национальной и международной основе по пресе­чению распространения ОМУ, средств его доставки и связанных с ними материалов во имя главной цели — недопущения их попадания в руки негосударственных субъектов, прежде всего террористов. 14 сентября 2005 г. была открыта к подписанию Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма. Она обязывает участников одобрить за­коны, предусматривающие уголовное преследование и наказание винов­ных в совершении таких актов. Взаимодействие осуществляется как на многосторонней, так и на двусторонней основе.

Помимо разработки нормативной основы и согласования основных направлений стратегии антитеррора в рамках ООН, примером эффек­тивного многостороннего сотрудничества в этой сфере служит опера­ция по ликвидации основной базы «Аль-Каиды» в Афганистане в 2001 г. Важными инструментами многостороннего сотрудничества региональ­ного масштаба являются такие структуры, как созданный в 2000 г. Ан­титеррористический центр СНГ, системы антитеррористического взаи­модействия Организации договора о коллективной безопасности, Шанхайской организации сотрудничества.

Надо заметить, что, наряду с расширением и углублением сотруд­ничества по ряду указанных направлений, в рядах международной ан­титеррористической коалиции возникают расхождения и пряные про­тиворечия. В некоторых странах, формально присоединившихся к этой коалиции, как отмечалось, сохраняются настроения, согласно которым террористы в определенных ситуациях все еще рассматриваются как борцы за свободу. Некоторые государства не располагают достаточны­ми средствами для ведения антитеррористической борьбы на своей тер­ритории. Другие пытаются добиться негласного взаимопонимания с террористами с тем, чтобы они не осуществляли теракты на их террито­рии, объективно «канализируя» таким образом активность террористов на другие страны.

Другим серьезным расхождением в рядах антитеррористической коалиции является различное видение путей и методов конкретной борь­бы с терроризмом. Как известно, российское руководство неоднократно обвиняло некоторые западные страны в «двойных стандартах», в част­ности, при подходе к антитеррористической операции, которую РФ ве­дет в Чечне и других республиках Северного Кавказа. Прежде всего, это касается предоставления рядом западных стран террористам, их пособ­никам и спонсорам убежища на своих территориях.

При всех трудностях консолидации антитеррористической коали­ции, расхождениях и открытых разногласиях между ее участниками необходимость укрепления единства перед лицом общей угрозы все же остается преобладающей императивой. Свидетельством тому является, например, принятие 14 сентября 2005 г. Советом Безопасности, в засе­дании которого участвовали присутствующие на 60-й сессии Генераль­ной Ассамблеи ООН глав государств и правительств, резолюции, кото­рая призывает запретить законом подстрекательство к совершению террористических актов, отказывать в предоставлении убежища любым лицам, в отношении которых имеется достоверная информация, позво­ляющая считать их виновными в таком подстрекательстве.

Учитывая новое качество и глобальные масштабы современного тер­роризма, можно предположить, что это долгосрочная угроза. Она ока­зывает и будет оказывать самое серьезное влияние на различные аспек­ты формирования новой системы международной безопасности. В то же время необходимо соразмерно определять место и удельный вес уг­розы международного терроризма в комплексе других угроз междуна­родной безопасности. Несомненным успехом в борьбе с терроризмом является формирование широкой антитеррористической коалиции. Она в значительной степени сглаживает противоречия между государства­ми по ряду других конфликтных проблем международной безопаснос­ти. Правда, одновременно такие противоречия нередко ослабляют единство антитеррористической коалиции. 

К оглавлению курса

На первую страницу