Лекция 5. Личностно-психологические составляющие карьерного роста

1.      Параметры карьеры в контексте личностных характеристик

Со­циокультурное пространство фиксирует совокуп­ность факторов и обстоятельств, которые обуслов­ливают конкретно-исторический контекст и набор возможных форм, способов, а также мотивов ка­рьерного движения.

Личностно-психологические составляющие карьеры это те составляющие карьерного роста, кото­рые в каждом отдельном случае придают особую индивидуальную, неповторимую специфику поли­тической карьере, когда она служит своеобразным "знаком времени", "символом эпохи".

В таком случае наиболее продуктивным путем исследования представляется выявление круга про­блем карьерного движения, в которых индивиду­ально-психологическая составляющая играет наи­более значимую роль.

Если социокультурное пространство карьеры оценивается по таким "параметрам описания", как форма, дистан­ция, репрезентативность, валидность и диапазон карьеры, то нетрудно заметить, что личностно-психологическая составляющая присутствует, хотя и в разной степени, в четырех из пяти названных пара­метров.

Форма карьеры. По виду карье­ра может являть себя как номинативная, корпора­тивная, креативная и альтернативная. При этом доля специфического индивидуально-личностного нача­ла в данном перечне представлена по возрастаю­щей.

Если это начало играет вспомогательную роль в номинативном и корпоративном видах, то креативный и альтерна­тивный виды в принципе не могут состояться без соответствующих личностных характеристик субъекта карьерного роста (независимо от того, является он индивидуальным или коллективным).

Это обстоятельство связано с тем, что

в случае корпоративной карьеры от субъекта требуется играть роль организационного, а нередко и интеллектуального лидера;

в случае же альтернативных разновидностей карьеры, таких как самозванство, мессианство, фаворитизм от субъек­та требуется как минимально необходимое условие карьерного продвижения умение выступать в роли коммуникативного лидера.

Репрезентативность. Именно реп­резентативность обусловливает соот­ношение институционального, процессуального и индивидуально-личностного начал; определяет то, в какой степени в процессе карьерного роста инди­вид представляет тот или иной институт, соци­альный слой и в какой реализует себя как личность.

Именно репрезентативность фиксирует сочета­ние, своеобразный сплав личных мотивов и инте­ресов социальной группы.

Валидность. Она оп­ределяет то, в какой мере карьера в каждом дан­ном конкретном случае представляет собой обще­значимый механизм вертикальной мобильности, а в какой мере служит лишь результатом удачного стечения обстоятельств.

Диапазон. Диапазон предполагает соотношение за­кономерных и случайных факторов, определяющих весь набор возможных вариантов действий, кото­рые находятся в поле восприятия субъекта. Здесь следует сделать оговорку о том, что диапазон оп­ределяется не только объективными обстоятель­ствами, скажем, историческими условиями, но и субъективными факторами: нормативно-ценност­ными установками и предпочтениями данного кон­кретного субъекта карьеры. На практике диапазон карьерного роста в немалой степени представлен тем персональным рядом коммуникативных связей субъекта, теми людьми, благодаря которым он смог или наоборот не смог сделать карьеру.

При обращении к выше обозначенному переч­ню, в котором только дистанция карьеры не связа­на с личностно-психологическими характеристика­ми, следует напомнить, что именно в перечисленных параметрах социокультурного пространства формиру­ется сам смысл (как общественный, так и личный) карьерного роста, определяющий активность и со­держание деятельности субъекта. (Таковые - смысл, содержание деятельности, мера активности субъек­та - как представляется, следует соотносить с мо­тивацией, по крайней мере, в тех случаях, когда мы оцениваем личностно-психологический аспект ка­рьерного роста в политике).

Если на некоторое время отвлечься от понятий­ного аппарата и обратиться к эмпирическому мате­риалу, который доставляется описаниями полити­ческой карьеры конкретных исторических деятелей, то можно заметить, что наиболее типичными для любого субъекта карьеры являются проблемы адап­тации к условиям среды (выбор оптимальных форм и способов такой адаптации и составляет тактику карьерного продвижения).

В свою очередь содержание процесса адапта­ции непосредственно связано с личностно-психологическими характеристиками индивида - субъек­та карьеры. Следует оговориться, что, когда речь идет о данном аспекте исследования карьерного продвижения, мы имеем в виду не столько особен­ности психической конституции индивидов сами по себе, сколько тот синтетический пласт явлений, в котором такие особенности образуют так назы­ваемую когнитивно-перцептивную призму, то есть типические структуры сознания, посредством ко­торых воспринимается мир данной категорией лиц.

В этом случае принципиальное значение име­ют мировоззренческие представления индивида, его аксиологические и деонтические[1] установки (упро­щенно говоря, они определяют, что с точки зрения данного лица "хорошо" и "плохо", а также пред­ставление о долге, нормах поведения и пределе до­пустимого).

В зависимости от психической конституции индивида весь нормативно-ценностный строй его личности будет более или менее значимым. Ни для кого не секрет, что можно иметь весьма развитые в содержательном отношении нормативно-ценност­ные представления (суждения о долге, о том, что можно и чего нельзя делать, добиваясь успеха), однако отбрасывать их на прак­тике в погоне за успехом. И наоборот, весьма про­стые и даже банальные, ничем не отличающиеся от обыденных взглядов данной социальной группы представления о пределе допустимого в выборе средств достижения цели, могут принципиальным образом определять стратегию и тактику карьер­ного роста. (То есть, в конечном счете, определять тот самый культурный диапазон выбора средств достижения цели, о котором шла речь ранее).

Другая сторона дела заключается в том, что индивиды, субъекты карьеры, совпадая в ценност­но-мировоззренческих ориентациях, существенно различаются в характере и степени мотивации, это прямо сказывается на том, как они принимают ре­шения, в какой мере способны находить причины неудач. Да и понимание того, в чем, с точки зрения данного субъекта, заключаются таковые причины, также в немалой степени зависит от личностных особенностей. (Строго говоря, этот круг явлений определяется не столько самой по себе психичес­кой организацией, сколько тем, как она влияет на процесс формирования мировоззренческих ценно­стей, включая и представления о карьерном успе­хе).

Иными словами, осмысливая личностно-психологические составляющие карьеры, представляет­ся необходимым, вести речь прежде всего о том,

каким образом организуется внутренний мир лич­ности,

какую роль в его образовании играют те или иные психологические наклонности,

ка­ким образом это воздействует на поведение инди­вида в процессе карьерного движения.

Рассмотре­ние наиболее типичных схем действия и поведе­ния, выступающих в качестве форм адаптации к социальным условиям и ситуациям, в которых осу­ществляется карьерное продвижение, и позволяет зафиксировать личностный срез в динамике пред­мета исследования.

2.      Классификационной теории лично­сти К.Леонгарда

В силу выше изложенного понимания исследо­вательских задач мы обращаемся к вполне опреде­ленной (хотя, надо признать, далеко не единствен­но возможной) классификационной теории лично­сти, к концепции немецкого психиатра К.Леонгарда. Мы оставляем в стороне теории К.Юнга, Г.Ад­лера и их последователей не потому, что они не­полны или несовершенны, а только на том основа­нии, что они посвящены своеобразной "архитекту­ре личности", тогда как в данном случае представ­ляются более продуктивными подходы, фиксиру­ющие поведенческие проявления личностных осо­бенностей. В последнем отношении концепция К.Леонгарда представляется наиболее разработан­ной и легко применимой к практическому опыту, который представлен в описаниях конкретных слу­чаев политической карьеры.

Согласно воззрениям немецкого ученого, ба­зовым типологическим основанием межличност­ных различий является параметр "экстравертированность - интровертированность". Данный пока­затель определяет своеобразный вектор направлен­ности сознания индивида.

Экстравертированность (буквально - "направленность во вне") отличает тех индивидов, для которых внешние события сами по себе значат больше, чем размышления и пережива­ния по их поводу. Для экстраверта важно действие, принятие решений не вызывает у него затруднений, он не боится ошибиться, ему не свойственно тер­заться сомнениями: "быть или не быть" - это не его амплуа.

Для интроверта (интровертированность, соот­ветственно "направленность во внутрь") более зна­чимую роль играет не столько само событие, сколь­ко его след во внутреннем мире, его осмысление, переживание. Для интроверта важно взвесить воз­можные последствия его действий, для него дос­таточно сложным является сам процесс принятия решений; чтобы действовать, ему нужно обосновать (перед самим собой) необходимость такого действия.

Экстравертированность или интровертирован­ность являются только самым общим дифферен­цирующим показателем, на практике, то есть в по­веденческих реакциях, предпринимаемых действи­ях они проявляются только опосредованно. Опос­редуются же такие проявления так называемыми акцентуациями. Последние представляют собой развитость, подчеркнутость одной или нескольких сторон личности до такой степени, что они не толь­ко доминируют над другими чертами, но и в наи­более ярко выраженных случаях определяют фор­мы и степень проявления таких черт.

К.Леонгард отмечает, что акцентуированными в той или иной степени являются практически все люди, однако в случаях относительно слабой ак­центуации, она не дает особо заметных внешних проявлений в повседневном поведении индивида, тогда как в ярких случаях эти проявления видны "невооруженным глазом".

Тем не менее, как в "сильных", так и в "сла­бых" случаях акцентуации оказывает принципиаль­ное влияние на индивида в экстремальных обстоя­тельствах, в условиях нервных или психических перегрузок, а также в жизненно важных ситуациях принятия решений. Нетрудно заметить, что весь этот перечень неизбежно встречается в практике карьерного роста.

В используемом нами подходе немецкой шко­лы различается акцентуация черт личности и тем­перамента.

Акцентуация темперамента - это то, что индивид получает от рождения, она определяет силу, скорость и глубину психических процессов. То есть

то, насколько масштабным будет задейство­вание нервных, психических и даже физических ресурсов индивида;

то, как быстро возникают пе­реживания по поводу тех или иных событий, не­посредственно связанных с карьерным движением и как скоро проходят;

то, насколько глубо­ко они захватывают рациональную и эмоциональ­ную сферы сознания.

Акцентуация черт личности определяется тем социальным опытом, который приобретает инди­вид в процессе формирования и развития своих психических и физических наклонностей, сюда вхо­дит и опыт, осознаваемый через мировоззренчес­кие представления. Следует оговориться, что тако­го рода "осознание" носит отнюдь не обязательно рефлексивный характер, то есть протекает в эмо­циональной форме и в общем-то не часто достига­ет стадии сознательных убеждений.

Таким образом, акцентуация черт личности определяет направленность, эмоционально-психи­ческое содержание процессов восприятия мира, процессов принятия решений и мотивации действий в значимой для индивида ситуации выбора. Даже сам выбор той или иной стратегии карьерного ро­ста определяется не только рациональными (в объективном смысле соображениями), но субъек­тивными эмоциональными переживаниями, кото­рые составляют основу волевой мотивации дей­ствий индивида. Более того, эмоциональные ком­поненты мотивации, целиком определяющиеся осо­бенностями психической конституции данного лица, могут принимать форму субъективно рациональ­ную. Последнее имеет место тогда, когда субъект карьеры выстраивает квазирациональное обосно­вание своей линии поведения, так сказать, свою собственную "логику действия", хотя объективно такое обоснование остается эмоциональным по сути.

Акцентуация темперамента не играет самосто­ятельной роли в жизни индивида за исключением патологических случаев, однако она может увели­чивать или снижать адаптивные возможности лич­ностной акцентуации.

Сама же личность представлена четырьмя ти­пами акцентуации: "демонстративный", "педанти­ческий", "застревающий", "возбудимый". Два из них - "демонстративный" и "педантический" - яв­ляются антагонистами, то есть несовместимыми - они не могут встречаться одновременно. Два дру­гих - "застревающий" и "возбудимый" - могут со­четаться как между собой, так и с одним из двух первых.

Демонстративный тип характеризуется гиперт­рофированной способностью к вытеснению. (Под вытеснением в социальной психологии понимает­ся процесс "забывания", "выбрасывания" из сфе­ры активного внимания раздражающих или трав­мирующих обстоятельств, событий, переживаний - всех негативных когнитивно-перцептивных раздра­жителей). Индивиды подобного склада стремятся вызвать симпатии окружающих и, как правило, им это удается. Настроение, самооценка, уверенность в принятии решений и готовность действовать у "демонстратора" связаны с позитивной оценкой окружающих. Самоанализ и тщательное продумы­вание решений - это не его стиль. Лица такого скла­да превосходные тактики, поскольку интуитивно они очень чутко воспринимают реакцию окружаю­щих на их действия. Однако в подавляющем своем большинстве они не склонны делать выводов из собственных ошибок. Также "слабым местом" де­монстраторов является стратегия карьерного рос­та. Объяснение данному обстоятельству (неумению учиться на собственных ошибках) кроется в той самой сверхразвитой способности к вытеснению (похожим образом устроена психика детей). Лич­ности данного типа попросту "забывают" неприят­ные ситуации, "выбрасывают из головы" раздра­жающие факторы, отсюда и неумение анализиро­вать собственные промахи - они просто "не по­мнят" о них, так же, как не помнят о взятых на себя обязательствах.

В то же время они, как правило, блестящие ора­торы, безошибочно улавливающие то, чего ждет аудитория. Яркие, эмоциональные, активные фигу­ры в публичной полемике "демонстраторы" нуж­даются в "зрителях", в аудитории, поскольку имен­но по их реакции лица данного склада выстраива­ют свое поведение. Они артистичны, легко вжива­ются в образ, которого требует обстановка. При этом в подавляющем большинстве случаев их не смущает то обстоятельство, что сегодня им прихо­дится утверждать противоположное тому, что они отстаивали вчера, каждый раз они искренне верят в то, что декларируют. Это нередко заставляет ок­ружающих обвинять "демонстраторов" в лицеме­рии. Среди людей, сделавших яркую карьеру пуб­личного политика, такой тип наиболее распростра­нен.

Однако эта же способность нередко их подво­дит, поскольку, "вживаясь" в роль в сиюминутных конкретных обстоятельствах, они действуют по ло­гике этой роли, упуская из виду стратегические цели, ради которых, собственно, эта роль и играет­ся.

В случае успеха они нередко становятся излиш­не самоуверенными. Новаторство, богатейшая фан­тазия, умение "заразить" других своими идеями - их сильные стороны. Несколько "легкомысленное" отношение к моральным принципам, взятым обя­зательствам, тщеславие, самоуверенность, прожек­терство - характерные их недостатки. Мотива­ция действий у них почти всегда сильна по эмоци­ональному содержанию, но далеко не всегда устой­чива в нормативно ценностном и даже рациональ­ном плане.

Карьера демонстратора, как правило, сразу же строится в качестве карьеры публичного полити­ка, полная ярких взлетов, нередко и столь же ярких скандалов, грубых промахов и падений. Перелом­ные моменты истории - кризисы, революции - это время, благоприятное для "демонстраторов".

Люди, находящиеся под их обаянием в большин­стве случаев преданны и безгранично верят свое­му "вождю". Думается, что в отечественной поли­тике наиболее показательной иллюстрацией к ска­занному выше служит фигура лидера ЛДПР В.В.Жи­риновского.

«Педантический» тип акцентуации. Полной противоположностью "демонстратив­ной" является так называемая "педантическая" ак­центуация личности. "Педанты" отличаются слабо развитой способностью к вытеснению, они хоро­шо и надолго запоминают собственные неудачи.

Они склонны к осмыслению (аналитическому или образному - в зависимости от склада мышления) происходящих событий. Они обязательно тщатель­но обдумывают и планируют свои действия, для них важна та сторона дела, которая выстраивает причинно-следственные взаимосвязи. Они по на­туре "шахматисты", просчитывающие (или, по край­ней мере, пытающиеся это сделать) "карьерную партию" на несколько ходов вперед.

Отличные стратеги, действующие по заранее обдуманному и тщательно взвешенному плану, они нередко не способны быстро и адекватно реагиро­вать на скоро меняющиеся внешние условия карь­ерного роста. Хотя последний недостаток им уда­ется в какой-то мере компенсировать "разбором полетов" - тщательным анализом собственных оши­бок. При этом если "демонстратор" склонен винить в своих неудачах окружающих, то педант начина­ет с осмысления своих промахов и не переклады­вает ответственность на других. "Педанты" имеют развитое чувство ответственности, отличаются ус­тойчивой мотивацией, для них важно следовать собственным принципам, их внутренняя система ценностей хорошо развита, она составляет очень важную часть их внутреннего мира и обязательно используется для мотивации поведения.

Их сильной стороной является умение "держать удар" ("педанты" стойко переносят неудачи), уме­ние подробно продумать и выстроить стратегичес­кую схему действий, ведущих к цели. Индивиды подобного склада редко отказываются от взятых на себя обязательств, они способны работать в оди­ночку и, если это необходимо, идти наперекор мне­нию окружающих. В сферу политики они чаще все­го приходят "со стороны", в большинстве своем уже сложившимися специалистами высокой квали­фикации, выступая в конкретных областях в каче­стве экспертов правительственных чиновников или партийных функционеров с четко очерченными сферами компетенции и ответственности.

"Педант" - он и "один в поле воин". Нередко уделом педантов становится горизонтальная карь­ера, когда, достигнув довольно высокого положе­ния в одной из сфер политической жизни, они пе­реключаются (хотя и не обязательно с охотой) на смежные области, добиваясь столь же высоких ре­зультатов. Под давлением окружающих они могут настойчиво пытаться сделать и вертикальную ка­рьеру в том случае, если это не противоречит их чувству долга.

Слабой стороной "педантов" является стрем­ление излишне "перестраховываться" (они неохот­но идут на риск, стараясь свести его к минимуму), а также неумение чувствовать реакцию окружаю­щих на их действия. Они могут слишком долго раз­мышлять там, где нужно действовать без промед­ления. Представляется, что на отечественном по­литическом небосклоне фигурами с педантической акцентуацией (хотя и не так ярко выраженной, как в случае с "демонстратором" В.В.Жириновским) в той или иной степени являются Е.М.Примаков и Г.А.Явлинский.

«Застревающий» тип акцентуации. Третьей типической акцентуацией личности яв­ляется так называемое "застревание". Отличитель­ная особенность лиц данного склада - это высокая стойкость аффекта. Как отмечает К.Леонгард, чув­ства, способные вызывать сильные потрясения, обычно со временем идут на убыль после того, как реакциям "дать волю", и даже если "разрядки" нет, то все равно со временем аффект исчезает. Быстро эти процессы протекают у "демонстрато­ров"', медленно у "педантов", в любом случае в той или иной мере это характерно практически для каж­дого психологического типа, но не для "застрева­ющего".

Лица с выраженной акцентуацией "застревания" заново переживают эмоции, сопровождавшие стресс, всякий раз, когда они "проигрывают" в уме свои ошибки, неудачи и даже просто те события и ситуации, в которых по тем или иным поводам (иногда совершенно ничтожным или попросту мни­мым) оказалось задетым их самолюбие, гордость или какие-то иные амбиции.

Застревающие личности очень болезненно ре­агируют на пережитое когда-то унижение или по­давление, на необходимость подчиняться кому-то по службе сверх установленного регламентом объе­ма и порядка. Хотя до поры до времени они в боль­шинстве случаев не высказывают открыто своего неудовольствия в отличие от "педантов" и "демон­страторов". Однако именно такого рода обстоятель­ства становятся для них очень мощным толчком, стимулом к осознанному "деланию карьеры". К.Ле­онгард указывает на то, что объективно мораль­ный ущерб от необходимости подчиняться или на­ходиться в зависимости от вышестоящего полити­ка или должностного лица может быть совершен­но ничтожным, однако посягательство (даже мни­мое) на интересы индивида с "застревающей" ак­центуацией никогда им не забывается.

Самой характерной для них чертой является честолюбие, и политическая карьера нередко пред­ставляется им наиболее адекватной формой реали­зации их амбиций. Из-за того, что они долго по­мнят обиды и крайне редко их прощают, во мнении окружающих люди этого склада предстают как мстительные и злопамятные. Они нередко добива­ются больших успехов в деятельности профессио­нального политика, благодаря исключительно силь­ной и устойчивой мотивации, однако по мере карьерного продвижения они все менее критично от­носятся к себе.

Сильной их стороной служит упор­ство в достижении цели. Неудачи только стимули­руют их активность, они способны максимально мобилизовать все находящиеся в их распоряжении ресурсы.

Однако у них нет обаяния, своеобразной "ха­ризмы", какая отличает "демонстраторов", так же как нет расчетливости и проницательности "педан­та", однако у них есть необыкновенное упорство, терпение, умение "дожидаться своего часа", для того чтобы с успехом использовать удачное стече­ние обстоятельств.

В целом, как личности, индивиды этого типа менее выразительны по сравнению с двумя предыдущими. Тем не менее, выступая в качестве субъек­тов политической карьеры, они демонстрируют необыкновенную "живучесть", твердость и упор­ство.

К их недостаткам относится боязнь поражений. В последних они нередко винят окружающих, при­чем персонально. При этом они не сетуют на не­удачное стечение обстоятельств подобно "демон­страторам", считая, что только тот или иной круг лиц намеренно создает им препятствия. "Застрева­ющие" индивиды обнаруживают гипертрофирован­ную подозрительность; страх потерпеть неудачу заставляет их принимать упреждающие меры, а по­скольку неудача (далее потенциальная) всегда пер­сонифицирована, то они основную часть усилий по карьерному продвижению направляют на борь­бу с потенциальными противниками, обнаружи­вая немалую проницательность в интригах и уме­нии удачно использовать промахи своих "жертв".

Если верить работам Д.Волкогонова и А.Буллока, то, по всей видимости, такого рода акцентуа­ция была свойственна И.В.Сталину.

«Возбудимый тип акцентуации. Четвертый вид акцентуации, по мнению неко­торых исследователей, не встречается в политичес­кой карьере. Подобная точка зрения пред­ставляется достаточно спорной. Хотя в рафиниро­ванно чистом виде "возбудимые" - четвертый вид акцентуации по К.Леонгарду - действительно, край­не редко встречаются даже среди просто извест­ных личностей (пожалуй, единственным исключе­нием может служить легендарный боксёр М.Тайсон), не говоря уже о политиках. В политической карьере такая акцентуация будет просто "самоубий­ственной" для субъекта. Тем не менее, она может сочетаться с любым из трех описанных ранее ви­дов и вносить весьма существенные коррективы в поведение индивидов.

К возбудимым личностям относятся индиви­ды со сниженными функциями социального само­контроля. Проявляется это в том, что решающее значение для образа жизни и, соответственно, по­ведения индивида имеют не благоразумие, не ана­лиз и взвешивание своих поступков и их возмож­ных последствий и даже не желание "сыграть на публику", а влечения, инстинкты, неконтролируе­мые побуждения. По мнению К.Леонгарда, уровень мышления таких людей довольно низок (впрочем, это утверждение до сих пор еще не доказано одно­значно). В сочетании с характерными для них не­контролируемыми реакциями агрессии, неспособ­ностью адекватно оценивать положение дел, неуме­нием выстроить сильную и устойчивую мотивацию карьерного роста, это обстоятельство объясняет то, что они оказываются неспособными сделать сколь­ко-нибудь заметную карьеру политического деяте­ля.

Таким образом, значимыми личностно-психологическими факторами карьерного роста оказы­ваются три из четырех типа акцентуации: "демон­стративная", "педантическая" и "застревающая". В зависимости от сочетания с той или другой направ­ленностью личности (экстравертированной или интровертированной) названная акцентуация может давать как позитивный результат, доставляя субъек­ту карьеры известные преимущества, так и наобо­рот.

Наиболее удачными сочетаниями направленно­сти и акцентуации черт личности являются следу­ющие:

экстравертированность - "педантичность",

интровертированность - "демонстративность",

до­вольно продуктивно, хотя и в меньшей степени, сочетание экстравертированность - "застревание".

А крайне неблагоприятными являются сочетания

интровертированность - "педантичность" и

экст­равертированность - "демонстративность".

Направленность личности может быть не вы­раженной ярко, в этом случае говорят о равновес­ной направленности. Это означает, что в одних си­туациях данное лицо склонно к экстравертному, в других к интровертному восприятию мира. К сло­ву сказать, большинство обычных людей именно таковы.

Все отмеченные виды акцентуации черт лично­сти могут попарно сочетаться и между собой (на­правленность личности в этом случае сочетается уже не с единственной, а парной акцентуацией), за исключением "демонстративности" и "педантично­сти", которые в психологическом смысле являют­ся антиподами. Наиболее удачными являются

"де­монстративность" - "застревание" и

"педантич­ность" - "застревание".

Менее благополучной будет акцентуация "педантичность" - "возбудимость" и крайне неудачными для политической карьеры ока­зываются пары

"демонстративность" - "возбуди­мость" и

"возбудимость" - "застревание".

Если рассматривать данный круг вопросов бо­лее подробно, то необходимо отметить следующее.

Сочетание "демонстративности" и "застревания" оказывается благоприятным с точки зрения карье­ры постольку, поскольку каждый из видов акцен­туации в какой-то мере компенсирует недостатки другого. В данном случае, как отмечает К.Леон гард, стремление к самоутверждению, которое свой­ственно застревающим личностям уже с юношес­кого возраста, ведет к формированию честолюби­вых устремлений. Высокая ситуативная адаптив­ность "демонстратора" дополняется упорством и устойчивостью мотивации застревающего, при этом карьерные успехи еще больше мотивируют инди­вида на дальнейший карьерный рост, в этом сказы­вается "демонстративное" начало в психической конституции индивида.

Люди данного склада, как правило, выбирают для себя карьеру политического или общественно­го деятеля независимо от того, на какой професси­ональной стезе начиналась их трудовая биография.

Отлично приспособленные к карьерному дви­жению в молодом и среднем возрасте люди такого склада меняются на глазах в зрелые годы, когда спо­собность точно и тонко чувствовать ситуацию, ха­рактерная для "демонстраторов", сменяется так называемой «сверхчувствительностью», гипертрофи­рованной требовательностью к окружающим в от­ношении проявления ими внешних знаков уваже­ния и признания заслуг. "Демонстративно-застре­вающие" индивиды становятся, что называется, "падки на лесть", они все менее критично воспри­нимают собственные профессиональные показате­ли (заметно снижающиеся с возрастом) и склонны не признавать даже очевидных успехов других. Че­столюбие, подкрепленное устойчивой эмоциональ­ной мотивацией, сменяется мелочным тщеславием. Индивиды подобного склада в морально-психологическом смысле "стареют" на глазах.

По всей вероятности подобной личностью, если верить исследователям, был Оливер Кромвель.

Сочетание "застревающей" и "педантической" акцентуации дает в целом весьма благоприятные в социальном плане проявления, когда честолюбие, тщеславие и некоторая эгоцентричность "застрева­ющих" уравновешиваются развитым чувством от­ветственности, моральной требовательностью и щепетильностью "педанта". В то же время умение «педанта» точно наметить стратегию, цели и клю­чевые задачи карьерного роста подкрепляется це­леустремленностью "застревающего". "Неконструк­тивные колебания перед принятием решения ста­новятся минимальными, когда честолюбие требует новых достижений".

По мнению К.Леонгарда, индивиды подобно­го склада обычно достигают вершин профессио­нального мастерства, делают отличную карьеру и при этом отличаются терпимостью по отношению к окружающим.

В отличие от предыдущего (демонстративно-застревающего), этот сорт людей в политику при­ходит довольно поздно, в подавляющем большин­стве случаев уже имея высокие профессиональные достижения в других областях. Менее легкие и не столь обаятельные в непосредственном общении, по сравнению с демонстративно-застревающим ти­пом, индивиды данного склада, тем не менее, спо­собны точно оценивать обстановку до глубокой старости - для них не характерны личная непри­язнь или, напротив, неоправданная благосклон­ность к окружающим; они ровны, хотя, может быть, и несколько "холодноваты" в общении. В случае неудачи на поприще публичной политики они спо­собны без долгих колебаний вернуться к своей про­фессиональной деятельности. Именно эта возмож­ность (или убежденность в том, что она существу­ет) придает "педантически-застревающим" индиви­дам уверенность в себе и позволяет относительно спокойно переживать неудачи. Однако она же мо­жет сослужить и плохую службу, заставляя отка­заться от карьерной борьбы там, где положение дел еще далеко не безнадежно для них.

Менее благополучным с точки зрения возмож­ностей карьерного роста оказывается сочетание "педантической" и "возбудимой" акцентуации. В наиболее удачных и в общем-то достаточно редких случаях осторожность "педанта" сдерживает им­пульсивность и влечения "возбудимой" личности. Однако чаще всего сочетание "педантичной" и "воз­будимой" акцентуации осуществляется как бы на разных уровнях психологической конституции ин­дивида. Эти уровни существуют параллельно, не взаимодействуя друг с другом.

В результате субъект карьеры, принадлежащий к данному типу, может удачно принимать решения, выстраивать схему карьерного продвижения, он понимает, как нужно поступить, однако из этого вовсе не следует, что он будет поступать именно таким образом. Импульсивные реакции, нелогич­ные поступки, которые могут поставить под удар все предыдущие успехи, такому индивиду не все­гда удается сдержать.

Тем не менее, и в таком сочетании есть своя положительная сторона. Как уже отмечалось, в эк­страординарных ситуациях, когда необходимо бы­стро принять ответственное решение, "педант" склонен к колебаниям, излишне продолжительным раздумьям, тогда как "возбудимый" способен реа­гировать мгновенно, у него нет страха перед неуда­чей. То есть индивид со "смешанной" акцентуаци­ей такого рода, как "возбудимый" действует интуи­тивно, на одном порыве, однако свойственная "пе­дантам" проницательность позволяет ему, так ска­зать, "удачно направить" действие.

В результате, выступая как публичные политики, люди этого склада нередко совершают поступ­ки нелогичные и даже неудачные с точки зрения карьерных интересов. Однако в экстремальных си­туациях, как это ни странно, они довольно редко совершают ошибки, вызывая удивление окружаю­щих. Они более других азартны в карьерной кон­куренции, более других склонны рисковать, если этот риск приносит большие дивиденды в случае удачи, то есть в выборе стратегий карьерного рос­та для них рациональные мотивы могут сочетаться с импульсивностью и азартом игрока.

Совсем неблагоприятной является "демонстра­тивно-возбудимая" акцентуация, в ней усиливают­ся отрицательные стороны обоих видов. Люди по­добного склада отличаются, так сказать, "бесконт­рольно" богатым воображением, часто меняют пла­ны; не отличаясь устойчивой мотивацией, они не могут надолго сосредоточиваться на одной цели. К тому же для них характерны реакции так называ­емого "истерического типа" (то есть они склонны к аффективному поведению в экстремальных об­стоятельствах). Они не критичны по отношению к себе и крайне отрицательно и болезненно реагиру­ют на несогласие окружающих с их точкой зрения.

Сочетание "возбудимой" и "застревающей" ак­центуации также неблагоприятно для карьерного роста, поскольку такие индивиды очень мнитель­ны, резки по отношению к окружающим и безапел­ляционны в суждениях, крайне обидчивы и подо­зрительны. Обычно они просто не в состоянии выстроить продуктивные партнерские отношения с другими, а без этого едва ли возможна не только карьера публичного политика, но затруднителен даже элементарный должностной рост практичес­ки в любой сфере деятельности.

Насколько можно судить по имеющимся "жизнеописаниям" выдающихся политических де­ятелей, акцентуации последнего типа среди них не встречаются, да и сочетание "демонстративность- возбудимость" крайне редко упоминается в лите­ратуре. Из известных примеров предположитель­но может быть отнесен к этому типу разве что скан­дально известный Нерон, если считать достовер­ным описание Светония.

Таким образом, вышеизложенное описание ва­риантов психологических особенностей личности дает основания утверждать, что психическая кон­ституция индивида, субъекта карьеры, может выс­тупать в качестве предпосылки, способствующей (или наоборот, затрудняющей) карьерное продви­жение. Конечно, ничего особенно нового в данном суждении нет, однако приведенные сведения, как представляется, объясняют по меньшей мере два обстоятельства, не находившие удовлетворительно­го объяснения до сих пор.

Во-первых, если личностно-психологические особенности служат факторами карьерного роста, то почему успешно делают карьеру на одном и том же поприще публичной политики лица с совершен­но противоположными характеристиками?

Во-вто­рых, почему индивиды с весьма схожими личностно-психологическими показателями могут ради­кально различаться в плане карьерного роста: один преуспевает, другой - нет?

Ответ на первый вопрос заключается в том, что именно личностно-психологические показатели определяют, какую именно стратегию и тактику ка­рьерного роста выбирает индивид. Они всегда бу­дут наилучшим образом соответствовать его скла­ду. То есть субъект карьеры осознанно или нет, но всегда стремится организовать свои личные кон­такты, свои взаимоотношения с партнерами имен­но таким образом, чтобы задействовать наиболее сильные с точки зрения карьерного роста стороны своей натуры.

Относительно второго вопроса следует заме­тить, что помимо субъективных (личностно-психологических, социально-групповых, этно-культурных и т.п.) факторов, существуют и объективные, особенные, конкретно-исторические и даже единич­ные условия карьерного роста. В силу чего каче­ства, способствующие достижению успеха в карь­ерном движении в одних обстоятельствах, оказы­вают прямо противоположное воздействие на субъекта карьеры - в других.

Разумеется, какой-то фатальной предрасполо­женности здесь нет, никакая акцентуация не может служить в качестве "карьерного лифта", так же, как не может служить и "дверью за семью замками", раз и навсегда закрывающей возможно­сти роста. Ведь мы в данном случае отвлекались от интеллектуальных способностей, волевых качеств индивидов, субъектов карьеры. Однако при про­чих равных условиях личностно-психологические особенности могут все же сыграть решающую роль. Так два последних "смешанных" типа акцен­туации снижают шансы на успех карьерных притя­заний.

С другой стороны, по меньшей мере три "чис­тых" ("демонстративный", "педантический" и "за­стревающий") и три "смешанных" (''демонстратив­но-застревающий", "педантически-застревающий" и даже "педантически-возбудимый") типа акцен­туации обладают теми или иными характеристика­ми, которые при соответствующих внешних усло­виях составляют безусловный "плюс" в пользу субъек­та карьеры.

Соответственно, индивид строит свое карь­ерное продвижение именно таким образом, чтобы как можно более продуктивно использовать свои природные задатки. Разумеется, подобный выбор крайне редко бывает осознанным, просто индивид избирает для себя тот образ действий, который при­носит наибольшие результаты в плане карьерного роста.

3.      Социальные аспекты личностно-психологических качеств субъекта карьеры

Тем не менее, личностно-психологические со­ставляющие карьеры далеко не исчерпываются осо­бенностями индивидуально-психологического скла­да. Последний, безусловно, играет важную роль, когда субъект карьеры представлен исключитель­но отдельным лицом. Однако, как уже отмечалось ранее, в истории политической культуры различ­ных цивилизаций субъектом карьеры становились самые разные ассоциации и сообщества людей. Скажем, продвижение "во власть" агнатической группы или рост влияния орденских корпораций всегда предполагает деятельность коллективного субъекта.

То есть очень часто малая группа является ми­нимальным субъектом карьерного роста и в этом случае ее способность выступать в конкурентной борьбе в качестве единого целого становится не­обходимым условием успешной карьеры.

Но сама по себе даже малая группа является весьма сложным образованием, не говоря уже о более крупных сообществах, и ее целостность, мо­нолитность, согласованность действий ее членов определяются уровнем групповой сплоченности, показателем которой служит так называемый "уро­вень развития группы".

Но высокой степенью сплоченности любая по­литическая ассоциация (движение, организация, партия) отличаются в том случае, если в ней есть лидер. Иными словами, лидерство одного или не­скольких лиц позволяет той же самой агнатической группе или корпорации достичь, так сказать, "конкурентоспособного" уровня сплоченности.

Таким образом, даже если речь идет о коллек­тивном субъекте политической карьеры, то и здесь принципиальное значение имеют личные качества лидера группы - с одной стороны, и коммуника­тивные способности других членов сообщества ("ведомых") - с другой.

Ярко выраженные качества лидера и умение "играть в команде" служат необ­ходимыми личностно-психологическими составля­ющими карьерного роста в тех случаях, когда субъект карьеры является коллективным.

Рассматривая личностно-психологический ас­пект карьеры, необходимо отдавать отчет в том, что взятые сами по себе факторы такого рода оставля­ют открытым вопрос о собственно процессуаль­ной стороне дела.

Иными словами, до сих пор мы оценивали, так сказать, статический срез проблемы, тогда как це­лью исследования является осмысление динамики карьерного роста, взятой в соответствующем ас­пекте. Именно такая динамика и составляет своего рода практическую сторону карьерного роста, рас­сматриваемого в качестве разновидности полити­ческого процесса.

Если же оценивая последний обратиться к об­щепринятой градации, то следует помнить, что по­литический процесс так или иначе всегда связан с конституированием субъекта политического дей­ствия.

В свою очередь, политическая карьера являет­ся, хотя и относительно самостоятельной, но все же формой политического действия, поскольку она характеризуется вполне конкретной целью, связан­ной с осуществлением политического интереса, на­личием субъекта и объекта действия. Специфичес­кая же особенность именно политической карьеры состоит в том, что она характеризуется наличием соответствующей мотивации.

Иными словами, если оценивать карьерное дви­жение в процессуальном плане, то необходимо от­метить следующее. Каждая из приведенных нами разновидностей акцентуации рассматривается в наиболее типических проявлениях. То есть мы бе­рем "демонстратора", "педанта" и "застревающе­го" как данность, как своеобразные идеально-типические варианты, тогда как в жизни они не обя­зательно выступают в непосредственной очевид­ности и полноте.

Более того, не только полнота и яркость прояв­ления соответствующих акцентуаций, но и формы, те индивидуальные особенности, которые состав­ляют положительное или отрицательное обаяние конкретной личности, целиком зависят от жизнен­ного опыта последней. Но коль скоро в рамках на­стоящего исследования нас интересует только опыт, связанный с политической карьерой, то сколь же скоро приобретение такого опыта означает и раз­вертывание потенциально заложенных в индивиде акцентуаций. К.Леонгард, приводя в пример роль внешних обстоятельств в формировании личност­ного своеобразия, отмечает, что они нередко слу­жат своеобразными пусковыми механизмами для появления соответствующей акцентуации. То есть внешние условия не только могут "спровоцировать" проявление акцентуации, которая заложена в дан­ном индивиде в потенции, но также способствуют и ее развитию и закреплению.

Такое положение дел вполне естественно, если учесть, что та или иная акцентуация начинает про­являться под влиянием внешних обстоятельств, именно как адаптивная реакция, позволяющая до­биваться поставленной цели с меньшими затрата­ми в более короткие сроки. По существу проявле­ние соответствующих акцентуаций в конкретных обстоятельствах создает индивиду преимущества перед другими при прочих равных условиях. Ска­жем, необходимость публичных дискуссий перед широкой аудиторией вряд ли доставит радость и удовольствие "педанту". А уж в тех случаях, когда аудитория настроена сдержанно или вообще враж­дебно по отношению к нему, то он будет стремить­ся организовать свою активность таким образом, чтобы свести к минимуму такого рода дискомфор­тные ситуации. Зато умение "поставить нужного человека в нужное время на нужное место" и заста­вить его служить (даже неосознанно) удовлетворе­нию своих интересов, которое отличает "педантов", не только ведет к успеху, но и доставляет ему чув­ство психологической комфортности, так сказать, приносит моральное удовлетворение. Соответствен­но именно такой образ действий и будет выбирать "педант".

Совсем иная ситуация с "демонстратором", который будет выстраивать схему своего карьер­ного продвижения максимально расширяя круг лиц как непосредственного, так и опосредованного "масс-медиа", но обязательно публичного общения. Оно не только приносит ему успех, но и доставля­ет психологическое удовольствие (для "демонстра­тора" это значимо, как ни для кого другого), оно становится способом успешного и уверенного са­моутверждения.

Таким образом, подводя итоги, следует отме­тить, что личностные особенности (в плане акцен­туации) предопределяют наиболее вероятные спо­собы действий, наиболее типичные поведенческие реакции и схемы. В свою очередь, поведенческие схемы, выбираемые субъектом, характерные имен­но для него, иногда их именуют поведенческими модулями, закладываются в основание как стра­тегии, так и тактики карьерного роста.

Иными словами, пробуждение, становление и развертывание индивидуальных личностно-психологических особенностей, своего рода "портрет­ных признаков", определяет по сути дела становле­ние субъекта карьеры. Формирование упомянутых акцентуированных портретных психологических признаков в личностном плане означает становле­ние, самореализацию индивида, поскольку проис­ходит только в процессе накопления и пережива­ния личного опыта. Но сам такой опыт - это отнюдь не психосенсорное "накопление впечатлений", это формирование ценностных, мировоззренческих установок, моральных убеждений, а также форми­рование типичных схем действия - поведенческих модулей.

Здесь следует отметить, что последние далеко не тождественны индивидуальным стереотипам поведения. Более того, в отличие от стереотипов, поведенческие модули представляют собой осоз­нанные схемы действия, ассимилирующие ценнос­тно-нормативные предпочтения среды, коммуни­кативного окружения данного лица, независимо от того, позитивно или негативно оно к ним относит­ся. Именно поэтому поведенческие модули и зак­ладываются в основание избираемой индивидом стратегии и тактики действия. Они, по сути дела являясь продуктом взаимодействия индивида и сре­ды его общения, служат его личным пониманием и принятием существующих "правил игры", связан­ных с карьерным движением.

Естественно, что такого рода принятие и пони­мание "правил игры" (то есть открыто или неявно существующих регулятивов деятельности) не при­ходит в одночасье. Даже если индивид со време­нем и ломает эти правила и устанавливает новые, он должен пройти стадию становления: ассимиля­ции, оценки, а затем трансляции или реформации таких правил.

Далее формирование поведенческих модулей, означающее по сути дела процесс вписывания, встраивание индивида в значимую для него среду, в плане карьерного роста означает становление его в качестве субъекта карьеры. И тогда содержанием самого процесса такого становления служит транс­формация личностно-психологических качеств в личностно-социальные.

Сама же карьера становит­ся процессом трансформации минимальных стар­товых условий, характеризующих субъекта карьер­ного роста - то есть личностно-психологических потенций - в актуальные личностно-социальные качества, наборы которых задают стандарты карь­ерного соответствия. В последних индивид пред­стает уже как типический субъект социального дей­ствия, и тогда сама карьера в этом плане становит­ся превращенной формой личностно-психологичес­ких особенностей в той мере, в какой они ассими­лируются данным обществом. Последнее имеет место тем в большей степени, чем успешнее дела­ется карьера.

Таким образом, личностно-психологические характеристики индивида становятся составляющи­ми карьеры в процессе своего конституирования, в процессе эволюции через личностно-социальные к социально-типическим, приемлемым для данной политической культуры формам. Подобная эволю­ция, по существу дела, означает процесс самоорга­низации индивида, становление его в качестве субъекта политической карьеры. Именно поэтому личностно-психологические составляющие отно­сятся нами к процессуальной, а не институциональ­ной стороне карьерного роста. Они существуют, являют себя только в динамике каждой карьеры. Такое проявление становится наиболее заметным в переломные моменты политического развития об­щества.

Литература

Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев: Мысль, 1988.

Макеев В.В. Политическая карьера. М.: Социально-гуманитарные знания, 2000. С. 247-285.

[1] Деонтология – учение о долге.

К оглавлению курса

На первую страницу