Лекция 3. Сравнительный анализ политических культур

1.      Типологизация политической культуры

Носителями политической культуры являются люди. Все они выступают как ее субъекты, поскольку в определенной мере овладели политическим опытом, накопленным человечеством в ходе своего исторического развития, нормами и целями политической деятельности, языком политического общения, политическими категориями и выработали собственную систему политических убеждений, ценностей, ориентации и установок по отношению к политической системе, являющейся объектом политической культуры.

Соответственно выделяют господствующую (официальную) и оппозиционную разновидности политической культуры, общую и региональные субкультуры, политическую культуру общества, класса, социальной группы, лидера, рядового гражданина, члена общества.

В формировании национального самосознания, самой национальной идентичности участвуют общественно-исторические, национально-культурные, географические, религиозные и другие особенности каждого народа. Естественно, что они накладывают глубокий отпечаток на содержание и форму каждой национальной политической культуры. Особенности исторического развития отдельных стран и регионов определяют разное проявление одних и тех же политических установок, ценностно-нормативных ориентации и идейно-политических принципов у разных народов.

В каждой политической культуре можно выделить совокупность тех или иных черт и характеристик, которые придают ей определенный колорит, некоторую специфику, в которой в той или иной концентрации могут преобладать конфессиональные, этнические, региональные или иные начала. В силу этого каждой общественно-политической системе соответствует особая базисная модель политической культуры, которая в данной стране проявляется в национально специфических формах. Соответственно можно выделять различные модели и виды политической культуры.

Разработка типологических основ анализа политической культуры имеет существенное теоретическое и практическое значение. Она помогает выделить общее, особенное и единичное в социокультурных явлениях и процессах, определить доминанты политического поля данной цивилизации или региона, разработать обоснованную стратегию политического действия.

Политическая культура меняется относительно медленнее, чем общественно-политическое устройство. Диалектика соотношений формы правления, формы государственного устройства и политического режима с политической культурой отличается сложностью связей, тонкими переходами, системой опосредующих звеньев.

Существует несколько основных теоретико-методологических подходов к типологизации политических культур.

Первый подход берет за основу классификации отличия в роли и месте политической культуры в связи с характером власти, властных отношений, политического устройства общества и его политической системы.

Второй подход акцентирует внимание на различиях в характере и степени участия людей в политике в связи с их политическими ориентациями и установками, а также политическим устройством общества.

Третий подход обращает особое внимание на характерные национальные признаки и особенности политической культуры в связи с ее цивилизационными основами формирования, доминантами развития и функционирования.

На основании комплексного использования этих подходов складывается кросскультурный анализ социодинамики и синтеза политики и культуры различных обществ, производится моделирование политических культур.

2. Анализ политической культуры в связи с характером власти в обществе

Этот подход определяется по основным формам и характеру политического устройства общества и в силу этого по особенностям участия людей в политике и их политическому поведению. В основе данного подхода лежит непосредственная связь политических культур с политическими системами, характером власти в обществе.

С точки зрения этого подхода соответствующее политическое явление трактуется как демократическое, авторитарное, тоталитарное или переходное между этими основными состояниями. Таким образом, и политическая культура может классифицироваться как авторитарная, тоталитарная, демократическая или переходная между ними. Основы такого подхода были заложены еще Платоном и Аристотелем, выделившими основные формы политического правления: монархию и тиранию, аристократию и олигархию, демократию, охлократию и республику («политию» — по Аристотелю).

Для демократической политической культуры характерны:

-        ориентация на подлинно демократические ценности и идеалы,

-        правовое государство и гражданское общество,

-        свободное участие в политике,

-        идеологический, политический и экономический плюрализм,

-        приоритет прав человека и гражданина,

-        богатый политический язык.

Основным «носителем» демократической политической культуры является средний класс.

Авторитарная политическая культура ориентирована на определяющую роль государства и одной партии в обществе, соответствующие формы и методы правления и контроля за политической жизнью и участия в ней. Политическое сознание и ценности общества формируются централизованно, государством.

В соответствии с ними государственные интересы важнее интересов отдельных людей, социальных групп. К основным ценностям относятся:

-        «единая идеология»,

-        «политический порядок»,

-        «поддержка государственной политики»,

-        «политическое единство»,

-        политический язык стандартизирован.

Тоталитарная политическая культура предполагает:

-          государственно направляемые и контролируемые формы участия людей в политике,

-          жестко идеологизированные стереотипы поведения,

-          лояльную ориентированность на официальные институты и символы,

-          полный контроль за деятельностью средств массовой информации и коммуникации,

-          наличие разветвленной системы слежения и контроля за идеологией, публичными выступления и частными беседами о политике,

-          политический язык формализован и идеологически жестко определен.

Историческими примерами такой культуры выступали политическая культура фашизма, сталинизма и др.

Существуют и переходные модели политической культуры. Одна из распространенных — переходная политическая культура: от авторитарной к демократической. На наш взгляд, российскую политическую культуру можно отнести именно к переходному типу культуры.

Возможна также типологизация политической культуры общества как «либерально-демократической», «авторитарно-тоталитарной» и других «смешанных « разновидностей политической культуры. При использовании этого подхода определяется уровень демократизации соответствующей политической культуры. В то же время он не предполагает анализа цивилизационных и национальных особенностей политической культуры.

Другим его узким местом является то, что переходные модели политической культуры заведомо выставляются низшими по сравнению с демократической политической культурой. И если это верно с точки зрения идеальных моделей политической культуры, то на практике может означать недооценку авторитарно-мобилизующих моделей политической культуры, которые обеспечивают единство общества и власти, а также высокие темпы развития производства (Китай, новые индустриальные страны Дальнего Востока и др.).

Каждой общественно-политической системе соответствует базисная модель политической культуры. Она проявляется в национально-специфических формах. Ни одна политическая система ни в одной стране не будет стабильной, если она не рождена в самой этой стране, на ее почве в качестве результата развития собственной политической культуры.

С точки зрения отношения к преобразованиям можно выделить два типа культуры:

-     замкнутый, нацеленный на воссоздание по образцу, установленному традициями,

-     открытый, ориентированный на изменения, легко усваивающий новые элементы.

Можно типологизировать политические культуры как рыночные и этатистские. Первые рассматриваются в качестве разновидности свободного обмена политико-культурной деятельности граждан, вторые характеризуются главенствующей ролью государственных институтов и организации политической жизни, а также определения условий политического участия индивида.

Было бы неправомерно рассматривать политическую культуру как систему только широко разделяемых в обществе ценностей, убеждений и символов, ограничивать ее лишь «позитивными» установками в отношении политической системы. Концентрирование внимания исключительно на разделяемых всеми убеждениях и установках чревато игнорированием политических установок и ценностей, присущих тем или иным социальным группам, их представителям, выступающим за изменение существующего положения вещей.

Многие национальные политические культуры заключают в себе более или менее автономные структурированные образования, обозначаемые «субкультурами». О политической субкультуре можно говорить тогда, когда политические установки и ценности одной из групп общества заметно отличаются от национальной политической культуры. Политические субкультуры формируются на разных базах. Можно выделить национально-этнические политические субкультуры, которые характерны для районов компактного проживания этнических меньшинств. Не менее важно выделять и религиозно-политические субкультуры. Целесообразно также анализировать политические субкультуры рабочих, крестьян, среднего класса, предпринимателей, интеллигенции, элит, лидеров и т.д.

Рассматривая проблему субъектов или носителей политической культуры, необходимо наряду с официальной или господствующей политической культурой выделять культуру политической оппозиции.

Нельзя вполне охарактеризовать политическую культуру, не учитывая отношения людей к участию в политике. Проблема личности как субъекта политической деятельности состоит в определении возможности и меры ее воздействия на политическую власть, на развитие общественной жизни. Чтобы политическая субъектность личности была действительной и прочной, должны быть выполнены определенные условия. В главном их можно свести к политическому знанию, соответствующей мотивации политического поведения и деятельности, а также к создаваемым и определяемым государством и обществом возможностям, обстоятельствам и условиям действия личности в политической сфере.

В этой связи особое значение приобретает способность личности уяснить для себя сущность политических проблем (общих и конкретных, актуальных для данного периода); ее умение использовать основные формы участия в политической жизни общества. Мера политической активности, глубина политического участия или отчуждения в обществе во многом зависит от уровня развития политической культуры людей.

3. Ориентационно-поведенческий подход

Этот подход концентрирует внимание исследователя на характере и степени участия людей в политике в соответствии с их личностными политическими ориентациями и политическим поведением. Он широко применяется в политической науке с середины 60-х — начала 70-х гг. XX в.

Основателями ориентационно-поведенческого подхода являются известные американские политологи Г. Алмонд, С. Верба, Л. Пай и др. Благодаря их исследованиям сам термин «политическая культура» получил «вторую жизнь» (до 60-х гг. XX в. широко не употреблялся и был «заново» введен в оборот в 1956 г. Г. Алмондом). Под политической культурой они понимали политические ориентации субъектов политики, «политическую оценку» политической системы общества, «субъективное измерение общественных основ политической системы, т.е. совокупность всех политических релевантных мнений, позиций и ценностей субъектов конкретного социального и политического организма».

Политическая культура нации может включать в себя несколько уровней, или ракурсов, ориентаций граждан:

во-первых, это их отношение к политической системе общества;

во-вторых, к политическому процессу, курсу, выборам;

в-третьих, к результатам, следствиям реализации соответствующей политики;

в-четвертых, к внешней политике и др.

Основные ракурсы политической культуры

Ракурсы (уровни) политической культуры

Примеры, их выражение и оценка гражданами

Политическая система

  

Политический процесс

 

Политический курс, его реализация

Внешняя политика

Национальная гордость, идентичность, легитимность власти, ее демократичность и др.

Роль граждан, характер участия в политике, выборах и т.д.

Роль власти, последствия ее решений и др.

Акции одобрения или протеста

 На уровне политической системы политологи часто анализируют и оценивают такие понятия граждан, как чувство национальной гордости, отношение к государству, демократии, легитимность власти и др. Так, чувство национальной гордости сильнее оценивается у тех наций, которые имеют длительную историю и выраженное чувство патриотизма. Наиболее показательным примером здесь служат США и Австралия. Близки к ним Испания, Китай, страны Скандинавии и др. Россия и Франция находятся примерно в середине группы государств, оцениваемых по этому ракурсу политической культуры. Более низкий уровень проявления чувства национальной гордости в 1990-е гг. был у Японии и ФРГ, очевидно, в связи с еще памятными последствиями их поражения во Второй мировой войне.

Достаточно легитимными в глазах граждан выглядят те власти, которые обеспечивают стабильное развитие общества, рост его благосостояния, базовые принципы справедливости.

В начале 60-х гг. XX в. Г. Алмонд и С. Верба разработали «идеальную» типологию политических культур, которая стала широко использоваться в мировой политической науке прежде всего для оценки политического процесса.

По характеру политического участия и поведения людей в их трудах выделяются следующие основные типы политических культур: «приходская» («патриархальная»), «подданническая» и «партисипантная» (подвид — «гражданская») культуры.

«Приходский» («патриархальный») тип политической культуры характеризуется полным отсутствием у населения знаний о политике и политической системе, полным отрывом от нее. «В таких обществах нет специализированных политических ролей: власть вождей и шаманов представляет собой нерасчлененность политической, экономической и религиозных ролей. У членов этих обществ политические ориентации не отделены от иных ориентации (экономических, религиозных). Патриархальная ориентация есть отсутствие каких-либо ожиданий, связанных с политической системой. Последняя никак не соотносится с жизнью людей данного общества и данного типа культуры».

«Подданническому» типу политический культуры свойственно «пассивное политическое поведение», исключительная ориентация на господствующие ценности при очень слабом их осмыслении. Подданный хорошо понимает государственную власть и умеет эффективно (для системы) подчиняться ей. Во всем остальном он пассивен.

Для «партисипантного» («participation») типа политической культуры характерно активное участие индивидов в политической жизни, их воздействие на процессы принятия решений, умелая артикуляция собственных интересов.

При этом выполняют и с уважением относятся к уже принятым решениям. Этот тип квалифицируется и как «рационально-активистский». Характерна ориентация на «активистскую роль самого себя»; и это последнее не зависит от позитивного или негативного отношения к системе и ее ролям. По мнению Г. Алмонда и С. Вербы, в чистом виде «патриархальный», «подданнический « и «партисипантный» типы политических культур в современном мире практически не существуют. Обычно та или иная политическая культура представляет собой комбинацию этих типов. Г. Алмонд и С. Верба выделили также три смешанных типа политических культурпровинциалистско-подданическую, подданическо-партисипаторную и провинциалистско-партисипаторную культуры.

Специфика провинциалистско-подданического типа состоит в том, что «значительная часть населения отвергает исключительные притязания диффузной племенной, деревенской или феодальной власти и проявляет лояльность в отношении более сложной политической системы со специализированными правительственными структурами».

Особенности подданическо-партисипаторного типа политической культуры заключаются в том, что при нем у значительной части общества появляется «специализированная ориентация» по отношению к политической системе и ее элементам, равно как и «активистские самоориентации». Но при этом существенная правительственную структуру и придерживаться пассивной системы самоориентаций.

Провинциалистско-партисипаторная политическая культура характерна для многих развивающихся стран. Политическая система в большинстве из них характеризуется провинциалистской фрагментарностью, и проблема состоит в том, чтобы обеспечить активное участие граждан в политической жизни.

Особую разновидность политической культуры составляет выделенная Г. Алмондом и С. Вербой т.н. «гражданская культура», которая, по их мнению, была наиболее характерна в рассматриваемый период для США и Великобритании. Этому смешанному типу свойственны консенсус легитимности политических институтов, направления и содержания общественной политики, терпимость к плюрализму интересов, компетентность и взаимное доверие с гражданами. В рамках данной разновидности политической культуры многие граждане могут быть достаточно активными в политике, однако при этом значительная часть других играет пассивную роль подданных: политическая деятельность представляет собой лишь часть интересов гражданина, причем, как правило, не очень важную их часть.

Такой тип политических ориентаций, позиций, суждений и оценок в некоторых отношениях отличается от рационально-активистской модели, которая, согласно нормам демократической идеологии, должна была бы присутствовать в преуспевающей демократии. Исследования в области политического поведения поставили, однако, под сомнение адекватность рационально-активистской модели. Они показали, что граждане демократических стран редко живут в соответствии с этой моделью. Их нельзя назвать ни хорошо информированными, ни глубоко вовлеченными в политику, ни особо активными. Рационально-активистская модель не соответствует полностью гражданской культуре, о которой говорилось на примере Великобритании и США. Гражданская культура — это смешанная политическая культура. В ее рамках многие индивиды могут быть активными в политике, а другие играют пассивную роль.

Всякая национальная политическая культура, согласно рассматриваемой концепции, представляет собой смешение разных «идеальных типов». В то же время число вариантов смешения «идеальных типов» ограничено. Так, Г. Алмонд выделял три комбинации типов политических культур. В основу классификации им положена типология отношения к участию в политике носителей приходской культуры («прихожан» или лиц патриархальной культуры), «подданных» и «участников». Он предполагал, что формула политической культуры развитых индустриальных стран Запада выглядит примерно следующим образом: 60% «участников», 30% «подданных», 10% «лиц приходской культуры».

Формула авторитарной политической культуры (на примере Португалии до 1974 г.) определялась следующим примерным соотношением: 10%; 60%; 30%.

Для доиндустриального общества (на примере Доминиканской Республики) соотношение выглядело как 5%; 40%; 55%.

Голландские исследователи Ф. Хьюнкс и Ф. Хикспурс в 90-е гг. XX в. дополнили классификацию политических культур Г. Алмонда и С. Вербы. Они подразделили все виды политических культур, во-первых, на пассивные (приходская, подчинения (подданническая), а также обычных пассивных наблюдателей) и, во-вторых, на активные (протестная, клиентистская, автономная, партисипантная, гражданская и гражданская партисипантная). Тем самым они расширили классическую классификацию Г. Алмонда и С. Вербы. Голландские ученые также ввели новые подвиды активной культуры: наряду с партисипантной - «протестную», «клиентистскую», «автономную» и «гражданскую партисипантную».

Культуры: «участия», «гражданская» и «автономная», по мнению исследователей, больше распространены среди социальных групп с высокими доходами.

Культуры: «клиентистская», «приходская» и «подчинения»среди низших социальных групп.

Голландские ученые выделили также подвид пассивной культуры культуру «наблюдателей». Эта культура (spectators culture), по их мнению, отличается от «приходской» более «высоким уровнем субъективного политического интереса» при слабом участии.

Итак, вся совокупность типов политической культуры подразделяется на две большие группыпассивные и активные культуры. Эта классификация осуществляется в соответствии со значениями уровня ориентации индивидов на самих себя как акторов политики, измеряемого в эмпирических исследованиях посредством вопроса о готовности принять (или не принять) участие в различных формах протеста и о реальном участии (или неучастии) в таких акциях.

Люди в первой группе (пассивных культур) не чувствуют, что они могут оказать влияние на политику и не имеют желания участвовать в политических акциях.

Во второй группе (активных культур), напротив, люди убеждены в своей возможности реально влиять на политику и хотят участвовать в акциях политического свойства. Хьюнкс и Хикспурс полагали, что активизм как доктрина или жизненная ориентация на прямое действие, позволяющее достичь определенных позитивных политических или общественных результатов, является важной чертой, отличающей культуры второй группы прежде всего в западных обществах.

В принципе, можно сделать вывод, что в современных западных обществах более распространены субкультуры, принадлежащие к группе «активных культур» гражданского типа, чем в традиционных обществах, для которых более естественно сочетание пассивных культур с протестными.

В целом идеальные модели политической культуры западных политологов являются достаточно интересными и удобными для соответствующих политологических и социологических исследований. Вместе с тем они имеют и узкие места:

1) авторы рассматриваемой типологии выдвигают в качестве эталонной политическую культуру лишь двух стран — США и Великобритании. Получается, что политические культуры остальных государств как бы «менее развитые»;

2) критерии, по которым определяется количество носителей различных видов политических культур, весьма расплывчаты;

3) типология не учитывает, что в определенные исторические периоды развития политическая активность различных общественных групп может резко возрастать и «распространяться» на обычно политически неактивные социальные слои;

4) попытки показать, что переход к «гражданской культуре» лежит через увеличение количества участвующих, опровергается статистикой. Опыт США показал, что переход страны к постиндустриализму и «особой»«гражданской культуре» — не увеличил количества постоянно участвующих в политике, а содействовал дифференциации их политических ориентаций и ценностей.

4. Цивилизационный и кросскультурный анализ политических культур

Анализ и типологизация политических культур может осуществляться по различным основаниям. Весьма распространенными являются регионально-континентальный, цивилизационный и кросскультурный подходы к исследованию политической культуры.

В рамках национально-региональных типов политических культур ряд исследователей выделяет политическую культуру Великобритании и Соединенных Штатов Америки. Для этого типа характерны общенациональный консенсус по поводу основополагающих ценностей, что придает ей гомогенный характер, согласие большей части общества в отношении ценностей двухпартийной политической системы и др.

Другим типом выступает западно-европейская континентальная культура. Для него более характерна гетерогенность, фрагментированность и политическая многопартийность. Среди западно-европейской континентальной культуры, в свою очередь, выделяется консоциативная («сообщественная») политическая культура небольших стран (Австрия, Голландия и др.), в рамках которой позитивно взаимодействуют различные национальные и иные субкультуры.

Еще одним типом считается авторитарно-патриархальная культура, характерная для Азиатско-Тихоокеанского ареала и некоторых иных крупных регионов. В этой культуре особо значимы общинно-семейно-племенные ценности и традиции авторитарного (авторитарно-демократического) управления обществом.

Возможно выделение и иных национально-региональных типов политических культур.

Положительные аспекты этой типологии состоят в том, что они в рамках известной формализации помогают лучше понять национально-географические и некоторые иные особенности политических культур различных ареалов. Недостатки рассматриваемой типологии — в попытках представить англо-американскую политическую культуру в качестве «образцовой» или «более совершенной, чем иные», а также в недооценке цивилизационной составляющей культур.

На формирование и развитие национальной культуры в целом и политической в частности оказывает воздействие целый ряд факторов: географических, исторических, геополитических, национально-этнических, социально-экономических, социокультурных, духовно-психологических и иных. Развитие цивилизации, культуры и политики находятся в тесной взаимозависимости.

Интересен такой подход к моделированию политических культур, который учитывает влияние на них двух универсальных цивилизованных феноменов: государства и рынка. Соответственно, мы получаем множественные модификации двух основных типов политической культуры: рыночной и этатистской.

Рыночная демократическая культура — это тип культуры, ориентирующий на подход к политическим процессам и явлениям как актам свободного, плюралистического обмена продуктами политической деятельности, как к средствам реализации интеграции большинства граждан в общество и создания справедливого государства. Это — культура, ориентированная на конкурентную борьбу как универсальный принцип функционирования и развития общества.

Напротив, этатистская политическая культура — тип культуры, обусловливающий течение и развитие политических процессов и отношений в условиях жесткого государственного регулирования. Для нее интересы государства, класса, одной партии выше интересов других групп и организаций. В условиях этой культуры конкурентная борьба, социальные конфликты упорядочиваются силовыми методами.

С точки зрения отношения к преобразованиям можно выделить два типа культуры:

а) замкнутый, нацеленный на воссоздание по образцу, установленному в соответствии с традициями;

б) открытый, ориентированный на изменения, легко усваивающий новые элементы.

Возможна также четырехпозиционная матрица культур как образов жизни. Среди них: «индивидуалистическая», «эгалитарная», «иерархическая» и «фаталистическая» (традиционалистская) политические культуры.

Цивилизационный подход к изучению политической культуры делает акцент на рассмотрении характерных признаков и особенностей политической культуры в связи с ее цивилизационными основами формирования, доминантами развития и функционирования. Он получил широкое распространение в начале 90-х гг. XX в. в связи с необходимостью анализа цивилизационной социодинамики различных обществ, а также определенной догматизации формационного подхода. На основании цивилизационного подхода можно выделить наиболее устойчивые политико-культурные ориентации, характерные для любого общества. В этом случае будут определены базовые культурно-цивилизационные приоритеты и особенности развития данной нации.

Одно из достоинств цивилизационного подхода к политике состоит в том, что он помогает преодолеть редукционизм институционализма. Если господствующей парадигмой политической науки в XIX в. была теория разделения властей, то к середине XX в. ей на смену приходит парадигма систем, структур и субкультур в политике. История по большей части не подтверждает того, что структура политических институтов и их легитимность могут быть объяснены с помощью простых ссылок на рациональный эгоистический интерес.

Разумеется, рациональные интересы социальных классов, религиозных и этнических группмощный двигатель политических движений и конфликтов, вносящий существенный вклад в те или иные исторические результаты. Однако патриотизм, приверженность своей общине, религиозные ценности, наконец, просто привычки и традиции, очевидно, невозможно исключить из числа факторов, объясняющих политическую структуру и легитимность.

В конце XX в. парадигма множественности систем и структур имеет тенденцию к дальнейшему развитию посредством изучения их социокультурных оснований в различных цивилизационных средах через человеческое измерение политики. В самом деле, можно ли в полной мере понять политическое бытие страны, не поставив (уяснив) вопрос о характере цивилизации и преобладающих в ней политических ценностях и установках, об адекватном отражении и выражении в политике сущностных и личностных начал человека?

В современных условиях изучение цивилизационных особенностей развития человечества, их наложения и проявления в политике представляется особенно важным. Если теория общественно-экономических формаций предполагает исследование «горизонтальных пластов» и «классовых ступеней» человеческого бытия, то цивилизационный подход позволяет проанализировать развитие во времени политико-идеологических, нравственно-религиозных, социально-экономических и этнических факторов, которые в совокупности и определяют содержание той или иной цивилизации, политического развития общества.

Ясно, что без глубокого проникновения в сферу континентальных, региональных, страновых, областных и местных политических культур, без их аналитического сравнения и сопоставления наши представления о политических процессах будут поверхностны.

В ряде работ по политической культуре все шире применяется комплексный подход, который как бы синтезирует рассмотренные методы исследования этого феномена. При этом выделяется его цивилизационная составляющая. В соответствии с комплексным подходом политическая культура различных обществ может быть проанализирована по характерным признакам и особенностям политической культуры в связи с ее цивилизационными основами формирования, доминантами развития и функционирования. Весьма полезен цивилизационный подход к политической культуре, когда она «идеально» типологизируется на западную и восточную.

Так, для обществ и государств Запада преобладающей стала культура, в которой при всех национальных различиях есть общие черты. Среди них:

1) индивидуализм;

2) примат личности перед государством;

3) отделение власти от собственности;

4) отношение к государству как инструменту реализации интересов гражданского общества;

5) признание политического и идеологического плюрализма в качестве нормы политической жизни;

6) убежденность в необходимости контроля за политическими элитами и лидерами, понимание политики как конкуренции и др.

Для обществ Востока, будь то исламских, конфуцианских, буддийских и др., при всех их различиях и своеобразии также характерны общие черты и качества. Среди них:

1) признание Божественного происхождения власти;

2) приоритет государства над личностью;

3) слабо выраженная ценность прав и свобод личности;

4) значительная роль древнейших традиционных форм и др.

На наш взгляд, без «погружения» человека в соответствующую культурно-цивилизационную среду и ее анализа мы не сможем понять природу социокультурных и ценностных мотивов политического поведения и деятельности людей. С. Коэн: «Ни одна политическая система ни в одной стране не будет стабильной, если она не рождена в самой этой стране на ее почве как результат развития собственной политической культуры».

Представляется весьма интересным и плодотворным сравнительный анализ характеристик основных мировых культур, их политических доминант. Рассмотрим пример Запада и Востока. В самом общем плане как идеальные модели (по М. Веберу) здесь можно выделить следующее.

1. На Западе человек, его права и свободы традиционно играют важную роль в политической культуре. Для восточных культур характерно традиционное критическое отношение к индивидуалистической ориентации, приводящей в их условиях к болезненному разрыву солидаристско-общинных отношений. Россия занимает как бы промежуточное положение. Актуальная задача для Российской Федерации — формирование правового и социального государства.

2. На Западе существенную роль играет материальное благополучие индивида, которое вопреки принципам протестантской (и в целом христианской) этики часто считается выше духовных ценностей. В восточных культурах наблюдается отсутствие культа вещного фактора как доминирующего в социальных отношениях над непосредственно межличностными отношениями. Для российского общества первостепенное значение всегда имели подлинно гуманистические ценности.

3. Если на Западе популярны идеи индивидуализма, распространен ярко выраженный антропологизм, человек признается не столько мерой, сколько «хозяином» всех вещей, то на Востоке приоритет отдается коллективу и коллективному существованию человека, его гармонии с природой. В обществах Востока распространены ведущие трансцендентные жизненные ориентации, обеспечивающие высший, конечный смысл земной деятельности. Неприятие индивидуализма, «вещного материализма» и других характерных свойств западной культуры в условиях Востока сопровождается утверждением соответствующих позитивных ценностей (солидарность, всеобщность, гармония, преемственность), облекаемых в специфическую символику и умственные конструкции, сложившиеся в рамках каждой из восточных цивилизаций и трансформируемых в соответствии с требованиями современности. Человек западного типа (в идеале) оценивает окружающий мир прежде всего через свое «я»; восточный человек—преимущественно через «мы» (общину в традиционном и современном смыслах); россиянин осмысливает свое «я» через «мы» (государство, общество).

4. Гражданское обществохарактерная черта западной культуры и цивилизации. На Востоке оно только формируется, приобретая своеобразные традиционистские черты. Современное российское гражданское общество находится в начальной стадии своего развития и пока не может эффективно влиять на государство.

 

Сравнительный анализ политической культуры обществ Запада и Востока

Запад

 

Восток (конфуцианский и индо-буддийский ареалы)

Преимущественно демократическая, «партисипаторная» модель политического участия

Преимущественно авторитарная,

«подданическо-партисипаторная»

политическая культура

Основные элементы политики - индивиды, различные политические

объединения

Существеннейший элемент политики — общность (клановая, этническая, семейная)

Устойчивые традиции политической

демократии

Устойчивые традиции авторитарного правления

Индивид во многом «пресыщен» политикой

Индивид недостаточно приобщен к политике

Западные религии (протестанская и др.) формируют открытый тип участия в политике, ориентированный на изменения, легко усваивающий новые элементы культуры и политики

Восточные религии формируют отношение к политике, нацеленное на воссоздание традиционных отношений; возрастает роль ислама в политике и культуре

Диалектика модернизма и традиций

в политической культуре

Принципиальная роль тысячелетних традиций в развитии политической

культуры

Важная роль национальных меньшинств; большинство государств является моноэтничными или с одной доминирующей нацией

Приоритетная роль национально-

этнического фактора и сознания;

большинство государств являются

полиэтничными

"Консенсус» между государством и гражданским обществом. Наличие в обществе многочисленного среднего класса, высокий материальный уровень

 

Приоритет государства над формирующимся гражданским обществом. Значительный имущественный «разрыв» между элитами и массами

 Россия, находясь между Западом и Востоком, представляет собой древнюю, сложносоставную и многообразную самостоятельную цивилизационную общность людей. Применительно к изучению политической культуры российского общества также целесообразно обращаться к анализу особенностей цивилизационного развития России и их влияния на поведение человека в политике. Целостное, комплексное представление о России предполагает хорошее знание особенностей ее развития и их сопоставление с основными тенденциями развития других цивилизаций. Нам думается, что рассмотрение России в качестве макрорегиональной цивилизации, расположенной и развивающейся на огромной территории, может быть положено в основу изучения характерных свойств, черт и особенностей политической культуры России.

На наш взгляд, при изучении политической культуры различных обществ необходимо творчески использовать все рассмотренные нами методики или, говоря иначе, шире применять комплексный подход к анализу политико-культурных феноменов. Без этого наши представления о политических процессах будут неизбежно обеднены и лишены ценностных ориентиров. Именно комплексный подход позволяет всесторонне раскрыть сущность политической культуры народа (народов), его (их) «душу», проявляющуюся в политике.

Научная разработка типологии политических культур, моделирование их структур и ориентации субъектов позволяют добиваться более глубокого понимания сущности политической жизни и процессов, определения вероятной направленности и перспектив политического развития общества. Она дает возможность интегрировать современные методы исследования социальных и политических ориентации и установок людей в единый междисциплинарный подход для выявления реальных механизмов и закономерностей реализации политических процессов. Изучение политической культуры позволяет преодолеть формально-институциональное представление о политике и выйти за рамки нормативного описания политических явлений. Вследствие этого можно определить, почему одинаковые по форме социально-политические институты действуют по-разному в различных странах или же в силу каких причин те или иные политические институты оказываются дееспособными в одних странах и обществах и неприемлемыми в других.

Учитывая, что социокультурная и политическая дифференциация человечества проходит во многом по рубежам цивилизаций, анализ мегатипологических различий политических культур должен учитывать их цивилизационные основания. Идентичность на уровне цивилизации будет становиться все более важной, и облик мира будет в значительной мере формироваться в ходе взаимодействия семи-восьми крупных цивилизаций. К ним относятся западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации.

В современном мире социокультурные и цивилизационные факторы играют возрастающую роль. Проблемы «столкновения» цивилизаций, «линий разлома» между ними — одна из ведущих тем политической науки, ключевой вопрос геополитики.

Аналитическая кроссцивилизационная парадигма Хантингтона:

1) противоречия между цивилизациями важны и реальны;

2) цивилизационное самосознание возрастает;

3) конфликт между цивилизациями придет на смену идеологическим и другим формам конфликтов в качестве преобладающей формы глобального конфликта;

4) международные отношения, исторически являвшиеся игрой в рамках западной цивилизации, будут все больше девестернизироваться, где незападные цивилизации станут выступать не как пассивные объекты, а как активные действующие лица;

5) эффективные международные институты в области политики, экономики и безопасности будут складываться скорее внутри цивилизаций, чем между ними;

6) конфликты между группами, относящимися к разным цивилизациям, будут более частыми, затяжными и кровопролитными, чем конфликты внутри одной цивилизации;

7) главными осями международной политики станут отношения между Западом и остальным миром;

8) политические элиты некоторых расколотых незападных стран постараются включить их в число западных, но в большинстве случаев им придется столкнуться с серьезными препятствиями;

9) в ближайшем будущем и обозримой перспективе основным очагом конфликтов будут взаимоотношения между Западом и рядом исламо-конфуцианских стран.

Близкой точки зрения о перспективах цивилизационно-культурного развития человечества придерживается и японский политолог Нобио Нода. Прогнозируя отношения цивилизаций и культур в XXI в., он предсказывает, что войны вряд ли примут форму прямого столкновения между Соединенными Штатами, Центральной Европой, Китаем и Россией, скорее, конфликты произойдут на периферии их соответствующих империй.

Американо-иракский конфликт 2003 г. в Персидском заливе явился наглядным подтверждением желания США и их отдельных союзников решать свои проблемы именно на периферийных территориях, в ареале исламской цивилизации путем установления соответствующего контроля над ресурсами (прежде всего нефтяными) и политическими процессами в этой части мира.

В парадигме С. Хантингтона и других, близких по подходам исследователей, бесспорным представляется правильное указание на возрастание роли цивилизационного и социокультурного факторов в политической жизни мирового сообщества и в силу этого необходимость тщательного учета воздействия цивилизационного и социокультурного полей на политику. В данном контексте понятна важность и актуальность изучения влияния цивилизационных факторов на формирование, развитие и функционирование политической культуры и, соответственно, политической традиции генезиса различных обществ.

Осуществляя кросскультурный анализ, необходимо учитывать, что в разных цивилизационных условиях позитивные результаты могут достигаться разными способами. При этом каждая политическая культура предполагает определенную согласованность между «правилами игры» и политическими действиями, с одной стороны, и тем, что ожидает от них народ, что он признает легитимным — с другой.

Без глубокого проникновения в содержание различных политических культур, без их аналитического сравнения наши представления о политике будут неизбежно упрощены и догматичны. Политическая культура вплетена в контекст существующих общественных отношений, систем социальной деятельности. Она возникает, эволюционирует и в конечном счете распадается вместе с этим контекстом, уступая место новой политической культуре.

Литература

Ирхин Ю.В. Социология культуры: учебник. М.: Экзамен, 2006. С.101-120.

Харин А.Н. Введение в политическую культуру: учебное пособие. Киров: Изд-во «Лобань», 2010. С.161-180.

 

К оглавлению курса

На первую страницу