Тема 7. Социология государства

1. Понятие и функции современного государства

Важнейшим институтом политической системы, от нормального функционирования которого в решающей степени зависит ее самосо­хранение и адаптация, является государство. Понятие «государство» (Staat, stati, etat, state) появляется в период итальянского Ренессанса и до XIX века распространяется в Европе. Ранее для обозначения дан­ного властного устройства использовались другие понятия: polis, res publica, civitas regnum, imperium, reich и др. Понятие «государство» обозначает политическую систему власти, установленную на опреде­ленной территории.

Государство - это институт, организующий политическими, административными и иными методами совместную жизнь населения на определенной территории, обеспечивающий там должный социаль­ный порядок посредством создания и поддержания соответствующих норм и правил человеческого общежития.

Государство является центральным, интегрирующим общество поли­тическим институтом. Оно концентрирует высшие властные полномочия и обладает способностью управлять и целенаправленно регулировать социальные отношения. Государство нельзя социологически определить исходя только из содержания его деятельности. Как утверждал М. Вебер, социологическое определение современного государства возможно дать только исходя из специфически применяемого им физического насилия. «Государство, - писал он, - есть человеческое сообщест­во, которое внутри определенной области - "область" включается в признак - претендует и с успехом на монополию легитимного физического насилия».

Продолжая традицию, заложенную М.Вебером французский социолог П.Бурдье определяет государство как «завершение процесса концентрации различных видов капитала, физического принуждения или средств насилия – армия, полиция, экономического, культурного или точнее информационного символического – концентрации, которая сама по себе делает из государства владельца определенного рода метакапитала, дающего власть над другими видами капитала и над их владельцами».

Все современные государства являются национальными. Они обладают правительственным аппаратом, имеют определенную территорию формальные своды законов и осуществляют контроль над вооруженными силами.

Образование современного национального государства укрепило его физическую силу в двух различных контекстах: с внешней стороны - по отношению к другим государствам; с внутренней стороны - по отношению к оспаривающим власть друг друга князьям и сопротивляющимся подчиненным классам. Вооруженные силы все более разделяются, с одной стороны, на армию, чьей задачей является межгосударственное соперничество, и с другой стороны, на полицию, предназначенную для поддержания внутреннего порядка.

Государство имеет свои специфические черты, отличающие его от всех других институтов и организаций партий движений и др.

1.         Отделение публичной власти от общества, ее несовпадение со всем населением, появление слоя профессиональных управленцев. Это отличает государство от родоплеменной организации, основанной на принципах самоуправления. Осуществление публичной власти требует определенной организации - специального аппарата чиновников, судей, армии и др. Современное государство сочетает профессиональный аппарат управления с представительной системой, которая формируется посредством выборов.

2.         Наличие территории. Законы и полномочия государственных органов распространяются на людей, проживающих в контуре границ государственной территории. Государство строится на основе территориальной общности людей, а не по принципам кровного родства или религиозным принципам.

3.         Суверенитет. Это такое свойство государственной власти, которое выражается в ее верховенстве и независимости по отношению к любым другим властям внутри страны, а также в сфере межгосударственных отношений. Выделяют внутренний суверенитет, что означает право власти принимать или изменять законы, обязательные для всего населения, и внешний суверенитет (в контексте международных отношений), который предполагает свободу государства от контроля извне.

4.         Монополия на легальное применение силы, физического принуждения. Диапазон государственного принуждения простирается от ограничения свободы до физического уничтожения человека. Для вы­полнения функций принуждения у государства имеются специальные средства (оружие, тюрьмы, полиция и т. д.), а так же органы - армия, полиция, служба безопасности, суд, прокуратура.

5.         Монопольное право на взимание налогов и сборов с населения. Налоги необходимы для содержания аппарата управления и для мате­риального обеспечения государственной политики.

6.         Организация общественной жизни на правовых началах. Без права, законодательства государство не в состоянии эффективно управлять обществом, обеспечивать безусловную реализацию принимаемых им решений. В любом современном обществе имеется множество субъектов власти (семья, церковь, партии и т. п.), однако высшей властью, решения которой обязательны для всех граждан, организаций и учреждений является государство. Лишь ему принадлежит право на издание законов и норм, имеющих общеобязательный характер.

7.         Претензия на представительство общества в целом и защиту общих интересов и общего блага. Ни одна другая организация не может представлять и защищать всех граждан и не обладает для этого необ­ходимыми средствами.

Место и роль государства в политической системе общества рас­крывается в его функциях. Традиционно их делят на внутренние и внешние.

К внутренним относятся следующие:

Ø  экономическая - защита существующего способа производ­ства, регулирование экономических процессов с помощью налоговой и кредитной политики, стабилизация экономики и создание стимулов для экономического роста, регулирование «естественных монополий». Вопрос о пределах государствен­ного вмешательства в экономическую сферу является одним из сложнейших вопросов современной теории и практики. С од­ной стороны, полную несостоятельность показала практика прямого директивного вмешательства государства в эконо­мику (СССР). С другой — полностью свободный рынок несет к себе момент стихийности. Современное государство должно использовать экономические рычаги (налоги, льготы, креди­ты) для регулирования экономических процессов;

Ø  социальная - удовлетворение потребностей людей в работе, жилье, поддержании здоровья, предоставление социаль­ных гарантий социально незащищенным группам населения (молодежи, пенсионерам, безработным, сиротам, инвалидам, многодетным семьям и др.). Государство через эту функцию корректирует негативные социальные последствия реформ, связанных с переходом к рынку;

Ø  правовая - обеспечение законности и правопорядка;

Ø  политическая - обеспечение политической стабильности, вы­работка политического курса, отвечающего потребностям мак­симально широких слоев населения, либо потребностям под­держания политического господства класса-собственника;

Ø  образовательная и культурно-воспитательная - эти функции направлены на формирование условий для получения общедо­ступного общего и среднего профессионального образования, а также условий для удовлетворения культурных потребнос­тей населения;

Ø  экологическая - охрана природной среды.

К внешним функциям относят следующие:

Ø  защита интересов госу­дарства на международной арене,

Ø  обеспечение обороны страны,

Ø  раз­витие сотрудничества и интеграции с другими странами.

Для осущест­вления указанных функций государство использует определенные средства (ресурсы государственной власти) и опирается на комплекс специальных органов, составляющих в совокупности структуру госу­дарства.

2. Типы и формы современного государства

Современное государство обладает сложной структурой, в кото­рой можно выделить три группы государственных институтов:

Ø  органы государственной власти и управления,

Ø  государственный аппарат (пуб­личная администрация),

Ø  карательный механизм государства.

Структура и полномочия указанных институтов зависят от формы государства, а функциональная сторона во многом определяется су­ществующим политическим режимом.

Понятие «форма государства» раскрывается через категории «фор­ма правления» и «форма государственного устройства».

«Форма правления» - это способ организации верховной власти, характеризуемый ее формальными источниками, она определяет струк­туру государственных органов (институциональный дизайн) и принципы их взаимоотношений. Способ организации верховной власти показыва­ет, как создаются высшие органы власти в государстве, их структуру, какие принципы лежат в основе взаимодействия между государствен­ными органами, как строятся взаимоотношения между верховной влас­тью и рядовыми гражданами страны, в какой мере организация органов государства позволяет обеспечивать права и свободы гражданина.

В современном мире существуют две основные формы правле­ния — это монархия и республика и их разновидности.

Монархия характеризуется тем, что власть не считается производ­ной от какой-либо другой власти, принадлежит одному семейству и передается по наследству от поколения к поколению. Она неизбежно носит сакральный характер, поскольку это условие легитимации власти монарха. Есть несколько разновидностей монархической формы прав­ления:

абсолютная монархия - характеризуется всевластием главы государства и отсутствием конституционного строя;

конституционная монархия — предполагает ограничения полномочий главы государства более или менее развитыми чертами конституционного строя.

В зави­симости от степени ограничения власти главы государства различают дуалистическую и парламентарную конституционные монархии.

Дуалистическая монархия — форма правления, при которой пол­номочия монарха ограничены в сфере законодательства, но широки в сфере исполнительной власти. Кроме того, он сохраняет контроль над представительной властью, поскольку наделяется правом полного вето на решения парламента и правом его досрочного роспуска. Такой тип монархии возник, например, в России после 17 октября 1905 года. Се­годня это Саудовская Аравия и ряд небольших арабских государств.

Парламентарная монархия существует в ряде стран Западной Ев­ропы, например, в Бельгии, Великобритании, Дании, Испании, Люк­сембурге, Монако, Нидерландах, Норвегии, Швеции, то есть в восьми из восемнадцати стран Западной Европы. Власть монарха не распро­страняется на сферу законодательства и значительно ограничена в управлении. Законы принимаются парламентом, право «вето» фак­тически (и ряде стран и формально) монарх не осуществляет. Прави­тельство формируется на основе парламентского большинства и несет ответственность перед парламентом. Фактическое управление стра­ной осуществляет правительство. Любой акт монарха требует утверж­дения главы правительства или соответствующего министра. Монар­хия сегодня — это слабеющая политическая система, однако она, по мнению М. Вебера, обеспечивает дополнительную легитимацию го­сударственной власти, так как монарх — носитель традиции, символ единства нации, незыблемости политической системы. Поэтому она существует в восьми из восемнадцати стран Западной Европы и в ряде стран Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока.

Одной из наиболее важных черт современного государства явля­ется его связь с демократией. Хотя некоторые современные государства остаются до сих пор монархическими, но с каждым десятилетием их ста­новится все меньше и меньше. Большая часть современных государств по своему устройству являются республиками, и почти в каждом госу­дарстве, включая конституционные монархии, отмечается явная при­верженность к демократии. Переход от авторитарного монархического правления к демократическому объективно обусловлен не только при­влекательностью демократических принципов и идеалов, но и интегриро­ванным характером национальных государств по сравнению с традици­онными цивилизациями. Современные государства представляют собой унифицированные системы. Государственная власть не может осущест­влять функции управления, не заручившись поддержкой большинства на­селения. Демократия обеспечивает политической власти такую поддерж­ку в прямой или опосредованной форме.

Республика есть универсальное обозначение любого политиче­ского сообщества, характеризующегося тем, что формально власть принадлежит народу, т. е. считается производной от волеизъявления народа. Известны две основные формы республиканского демократи­ческого правления: президентская и парламентская республики.

Президентская республика характеризуется особой ролью пре­зидента; он соединяет в своих руках полномочия главы государства и главы правительства. Президентом становится лидер партии, побе­дившей на президентских выборах, парламентское же большинство может принадлежать другой партии. Такое несовпадение невозмож­но в парламентской республике. Пост премьер-министра отсутствует, правительство формируется внепарламентским путем, оно несет ответственность только перед президентом, а не перед парламентом, так как только президент может отправить его в отставку, президент на­значает его членов или независимо от парламента, или с его согласия (практика США). Министры обязаны проводить политику, опреде­ляемую президентом, и несут ответственность перед ним. Парламент не вправе отправить правительство в отставку, т. е. выразить прави­тельству вотум недоверия. Глава государства избирается независимо от парламента: либо коллегией выборщиков, избираемых населением (например, в США), либо прямым голосованием граждан (например, в Бразилии). Такой порядок выборов дает возможность президенту и его правительству действовать относительно независимо от парламен­та. Президент, кроме того, наделяется правом отлагательного вето на законы, принимаемые парламентом, и активно им пользуется.

Важнейшая отличительная черта президентской республики - жест­кое и последовательное разделение властей. Все ветви власти обладают значительной самостоятельностью по отношению друг к другу, однако существует развитая система сдержек и противовесов, сохраняющая относительное равновесие властей. Парламент не вправе вынести вотум недоверия правительству, но и президент не вправе досрочно распус­тить парламент. В то же время парламент обладает правом на импич­мент - т. е. правом привлечения к ответственности и судебного рас­смотрения дел о преступлениях высших должностных лиц, в том числе и президента, однако у главы государства есть право отлагательного вето на решения парламента. Независимая судебная власть, формиру­емая президентом при участии парламента, обладает правом консти­туционного контроля и правом на толкование закона.

Президентская республика создает благоприятные предпосылки для сосредоточения в руках президента больших полномочий, что ста­билизирует власть. Это особенно важно и исторически оправдано для государств, имеющих обширную территорию и многонациональный состав, находящихся на переходных этапах, в ситуациях, не отлича­ющихся стабильностью, в период проведения реформ. Классический пример президентской республики — США, где впервые и была уста­новлена эта форма правления, возродившая, в свою оче­редь, многие принципы римской смешанной политической системы.

Парламентская республика характеризуется провозглашением принципа верховенства парламента, перед которым правительство несет всю полноту ответственности за свою деятельность, формиро­вание правительства осуществляется парламентским путем из числа депутатов партий, обладающих большинством голосов в парламенте. Оно остается у власти до тех пор, пока располагает поддержкой пар­ламентского большинства. Вотум недоверия правительству со стороны парламента влечет за собой правительственный кризис, который пре­одолевается либо путем отставки правительства и создания нового, либо роспуском парламента и проведением досрочных парламентских выборов. Парламент наряду с изданием законов и вотированием бюд­жета имеет право контроля за деятельностью правительства. Таким образом, правительство - главный орган управления страной, а глава правительства является фактически первым лицом в структуре власти, оттесняя главу государства на второй план.

Конечно, степень полновластия главы правительства зависит от кон­кретной расстановки политических сил в стране, сложившихся правил взаимоотношения между парламентом и правительством. Например, премьер-министр Великобритании, являющийся лидером партии, конт­ролирующей большинство в парламенте, обладает гораздо большей сво­бодой действий, нежели председатель совета министров Италии, вынуж­денный учитывать точку зрения представителей партий — партнеров по правящей коалиции и фактор «доминирующего парламента». Президент парламентской республики избирается или парламентом (Греция, Че­хия), или парламентом при участии представителей административно-территориальных (автономных) единиц (Италия), или особой коллегией выборщиков, включающей депутатов парламента и представителей субъ­ектов федерации на паритетной основе (ФРГ), реже — всеобщим голо­сованием избирателей (Австрия).

Полномочия президента, кроме чисто представительских, осущест­вляются только с согласия правительства. Акты президента нуждаются в утверждении со стороны членов правительства, которые и несут за них ответственность. Типичные парламентские республики: Австрия, Израиль, Греция, Турция, ФРГ.

Среди форм правления есть такие, которые сочетают в себе при­знаки и президентской, и парламентской республики. Данная смешан­ная форма получила наименование премьер-президентской. Она ха­рактеризуется тем, что:

1)        президент избирается на прямых всеобщих выборах;

2)        президент наделен широкими властными полномочиями;

3)        одновременно с президентом существует и выполняет функции исполнительной власти премьер-министр и кабинет, ответственные перед законодательным собранием.

По мнению М. Дюверже, это система, в которой — в зависимости от того, поддерживает ли парламентское большинство действующего президента или нет, — чередуются президентские и парламентские фазы. В президентской фазе президент играет ключевую, доминиру­ющую роль в системе высших органов государственной власти. В пар­ламентской — вынужден делить властные полномочия с премьер-ми­нистром. Помимо Франции, подобная форма правления существует в Португалии и Исландии.

Смешанная президентско-парламентская форма правления с еще большим доминированием президента характерна для ряда стран Ла­тинской Америки (Перу, Эквадор), она же закреплена конституцией 1993 г. в России и новыми конституциями ряда стран СНГ. Ее наиболее важные особенности:

1)        наличие всенародно избранного президента;

2)        президент назначает и смещает членов правительства;

3)        члены правительства должны пользоваться доверием парламента;

4)        президент имеет право распустить парламент.

Форма государственного устройства - это порядок территори­ально-политической организации государства, включая политико-правовой статус его составных частей и принципы взаимоотношений центральных и региональных государственных органов.

Форма государственного устройства зависит от исторических условий образования и существования государства, традиций, степени тер­риториальной и этнической общности в государстве и т. д. В конечном счете, форма государственного устройства отражает степень централи­зации или децентрализации государственного управления, соотноше­ние центра и регионов.

Выделяют две основных формы государственного устройства: унитарную и федеративную.

Унитарное государство - это единое государство, которое под­разделяется на административно-территориальные единицы, не обла­дающие политической самостоятельностью.

Федеративное государство - это союзное государство, состоя­щее из нескольких государственных образований, каждое из которых обладает собственной компетенцией и имеет свою систему законода­тельных, исполнительных и судебных органов.

В прошлом существовала и такая близкая к федеративной фор­ма государственного устройства, как конфедерация. Различие между конфедерацией и федерацией заключается в том, что федерация предполагает наличие центра, уполномоченного принимать решения от имени всех участников союза и осуществляющего по отношению к ним властные полномочия. Конфедерация же представляла собой более или менее гибко организованную, без какого-либо конституционного оформления, федерацию независимых государств. Сегодня конфеде­раций нет, хотя в официальном наименовании швейцарского и канад­ского государства употребляется это слово.

Унитарное государство - это цельное государство, части (террито­риальные подразделения) которого (департаменты, провинции, округа и т. д.) являются только административно-территориальными образо­ваниями, не имеющими каких-либо суверенных прав. Как правило, уни­тарное государство характерно для однонациональных государств, где большинство населения является представителями одной нации.

Это одна из основных форм политико-территориальной организа­ции государства, при которой его единая территория подразделяется обычно не на отдельные государства и/или государственные образо­вания (республики, штаты, земли и др.), а на административно-терри­ториальные единицы. Унитарная форма государственного устройства характерна также для государств с монархической формой правления. Подавляющее большинство стран мира (около 85 %) имеют унитарную форму своего политико-территориального устройства. Это - Китай и Япония, Великобритания и Франция, Италия и Испания, Египет.

Для унитарного государства характерны следующие признаки:

Ø  единая конституция,

Ø  единая правовая система,

Ø  единая система высших органов государственной власти и управления,

Ø  единое гражданство,

Ø  единство судебной системы,

Ø  деление на административно-территори­альные единицы, статус органов управления в которых определяется общегосударственными правовыми нормами, подчинение этих орга­нов центральным.

В зависимости от степени централизации можно выделить несколько разновидностей унитарных государств:

1) выбор­ные местные органы отсутствуют, функции управления осуществляют назначаемые из центра чиновники;

2) есть местные выборные органы управления, но они поставлены под контроль назначаемых представи­телей центра;

3) выборные местные органы самоуправления косвенно контролируются центром;

4) в государстве существует определенная автономия для отдельных территорий, включающая внутреннее само­управление и ограниченное право издания законодательных актов по вопросам местного значения. Такая автономия не меняет унитарного характера государства, однако может рассматриваться либо как особая, переходная форма от унитаризма к федерализму, либо как по­пытка совмещения и уравновешивания позитивных сторон унитаризма и федерализма.

По характеру взаимоотношений между государством в целом, высшими органами государственной власти и управления и его струк­турными частями, их органами власти, управления и самоуправления унитарные государства подразделяются на централизованные и де­централизованные.

В свою очередь централизованные государства по степени своей централизации могут разграничиваться на крайне централизованные, или сверхцентрализованные, характерные для недемо­кратических стран, и умеренно централизованные, или демократически централизованные. Точно так же децентрализованность унитарных государств может быть достаточно высокой и относительно слабой.

В сверхцентрализованных и централизованных унитарных государ­ствах обеспечивается вертикаль жесткого и полного подчинения сред­него и нижнего территориального звена управления центру, который назначает или утверждает своих представителей для управления регио­нами и местами (Индонезия, Таиланд, Польша, Болгария и др.).

Для децентрализованных унитарных государств характерны более или менее широкая самостоятельность регионов и мест в отношении цент­ра, который либо вообще не имеет назначаемых им представителей в областях (регионах) и на местах, либо имеет их лишь в среднем звене с ограниченной компетенцией, наряду с действующим в этом звене ор­ганом местного самоуправления и широким местным самоуправлением в низшем звене (Италия, Испания, Франция, Великобритания и др.).

Как и в федеративном государстве, регионам принадлежит зако­нодательная и исполнительная власть (при сохранении единой, цент­рализованной судебной системы). Они формируют законодательные собрания и коллегиальные исполнительные органы. В конституции содержится перечень вопросов, по которым регионы могут издавать местные законы, что напоминает размежевание компетенции между федерацией и ее субъектами. Области имеют особые акты-статуты, которыми определяется их организация. Это еще не конституции, но и не обычные правовые акты. Статуты разрабатываются и принимаются органами законодательной власти областей.

Федеративное государство - это союзное государство, части которого (штаты, земли, округа) обладают государственным сувере­нитетом, который, однако, не нарушает целостность всего союзного государства. Эти части принято именовать субъектами федерации.

Они обладают своим законодательством, особой судебной системой, самостоятельными органами управления. Вместе с тем на территории субъектов федерации действуют также общефедеральные государ­ственные институты, обеспечивающие функционирование федератив­ного государства как единого целого.

Взаимодействие и конкуренция между различными уровнями влас­ти является одним из ключевых элементов федерализма. Не случайно федеративную форму государственного устройства жестко связывают с демократией. «Федеративное государство и субъекты федерации ос­новываются на двух разных типах легитимности, при этом в основе обо­их лежит принцип народного суверенитета, однако он относится к раз­ным "народам" - соответственно, народу федерации в целом и народам отдельных субъектов федерации» - пишут Т. Фляйнер и Л. Баста.

Определяемый таким образом суверенитет в федеративном госу­дарстве разделен между разными уровнями власти. Основными сис­темообразующими элементами суверенитета в федеративном госу­дарстве являются следующие:

Ø  государственный характер субъектов федерации;

Ø  их автономия и финансовый суверенитет;

Ø  децентрали­зация процесса принятия решений;

Ø  участие субъектов федерации в принятии общефедеральных решений;

Ø  ответственность субъектов фе­дерации перед федеральным центром.

Обычно федеральная конститу­ция дает рамки разграничения властных полномочий между центром и субъектами федерации. Федерация не служит средством решения национального вопроса (опыт Запада), это скорее один из способов разделения власти, и потому субъекты ее, как правило, создавались не по национально-территориальному, а по физико-географическому (США, Австралия) или историческому признаку (Швейцария, Авст­рия, ФРГ). Федерации исторически создавались, как правило, не на добровольной основе, и поэтому за субъектами федерации не призна­ется право выхода (сецессии). Исключение в этом вопросе составляли только «социалистические» федерации (СССР, ЧССР, СФРЮ и др.), ныне распавшиеся.

Чрезвычайно сложным федеративным образованием, включаю­щим 83 разнородных субъектов (это и республики, и области, и округа, и города федерального значения), фактически неравноправ­ных, является современная Россия.

Существуют различные классификации федеративных государств:

1)        федерации, основанные на союзе и автономии составных частей;

2)        договорные или конституционные федерации;

3)        централизованные или относительно децентрализованные фе­дерации.

Возникновение Российской Федерации в ее современном виде, как объединения 83 субъектов, на деле связано с тремя федеративными договорами 1992 г., однако окончательно она утвердилась в результате принятия Конституции РФ 1993 г., и процессы централизации и децен­трализации здесь тоже тесно переплетаются. Поэтому на первый план вышло деление федераций на симметричные и асимметричные (хотя оно тоже достаточно условно).

Симметричная федерация складывается из составных частей с оди­наковым правовым статусом субъектов федерации. Асимметричная фе­дерация имеет три разновидности.

Первая модель характеризуется тем, что наряду с субъектами фе­дерации в состав государства входят другие территориальные образо­вания: федеральные территории, федеральные округа, а в некоторых случаях еще и «ассоциированные государства». Это структурно асим­метричная федерация, неравенство заложено в ее составе существова­нием субъектов и не субъектов с усеченными правами последних.

Вторая модель включает только субъектов, но они фактически нерав­ны и неодинаковы. Так, в соответствии со статьей 5, части I Конституции РФ 1993 г., все субъекты равны, но «некоторые равны больше, чем другие». Например, республики названы государствами, у каждой из них есть своя конституция и гражданство, а области не имеют этих признаков.

Третья модель - «скрытая асимметрия». Такая федерация может состоять из однопорядковых субъектов (Австрия, ФРГ, Швейцария), но они в каких-то отношениях не во всем равны (имеют, например, не­одинаковое представительство в верхней палате парламента, завися­щее от численности населения субъектов).

Федерализм - сложное и противоречивое явление, для него харак­терно взаимодействие двух противоположных тенденций: к большей централизации и к децентрализации и даже сепаратизму. Поэтому его можно рассматривать и как предпосылку формирования государства с централизованной системой управления, и как результат дезинтеграционных процессов в централизованном государстве, теряющем контроль над частью своих территорий. Историческая практика дает примеры и того, и другого.

3. Особенности современного российского государства

Современное российское государство есть федеративное демо­кратическое государство с президентско-парламентской (полупре­зидентской) формой правления. Оно представляет собой важнейший институт политической системы, сочетающий политические традиции и новации.

Российское государство унаследовало федеративную форму устрой­ства от предшествующего политического строя, сохранив асимметричный характер федеративных отношений. Исторически в досоветский период Россия была унитарным государством, территория которого делилась на административные единицы - губернии. Федеративное государство на данной территории было образовано в советское время в результате создания в его составе ряда автономных государств и автономных наци­онально-государственных образований, которые были признаны субъек­тами РФ. Порядок образования РФ свидетельствует о том, что с момента своего возникновения эта федерация не носила договорный характер, а имела конституционно-правовой характер, поскольку была создана не в результате заключения договора между ее субъектами, а на основе провозглашения ее федерацией в конституции республики. В настоящее время РФ имеет в своем составе три вида субъектов: государства в со­ставе РФ, преобразованные, как правило, из бывших автономных рес­публик; административно-территориальные образования (края, области, города федерального значения); национально-территориальные образо­вания (автономные области и автономные округа).

Российское государство есть федерация, но федеративные отно­шения еще полностью не сложились и не стабилизировались. В зрелых федерациях распределение полномочий, сфер деятельности и ресурсов между центром и регионами стабильно, предсказуемо, ясно очерчено и опирается на прочную основу в виде конституции, судебной системы и многолетней политической традиции; политическое поведение в та­ких федерациях определяется четко установленными правилами игры и является поэтому производным от существующих федеральных ин­ститутов. В России же такая связь противоположна — здесь институ­ты федерализма изменчивы, формируются спонтанно протекающими политическими процессами, где доминируют предпочтения и ресур­сы повлеченных политических элит — федеральных и региональных. «Сложившаяся (на сегодняшний день) в России модель «переговорного федерализма» находится в очевидном противоречии с центральной идеей федерального государства — разделением властных функций и сфер деятельности между правительствами двух уровней, каждое из которых независимо функционирует в своей сфере полномочий. Симптоматично само восприятие региональных лидеров как партне­ров (неважно, лояльных или враждебных) федеральных властей, тогда как нормой является разделение труда между центром и регионами. Практика «переговорного федерализма» в целом наносит урон устой­чивости конституционного строя России, поскольку конституции дееспособны и устойчивы в том случае, когда основные политические силы в обществе заинтересованы в поддержании и упрочении кон­ституционного режима. В основе этой заинтересованности лежит об­щее убеждение в том, что институты публичного права, даже если они ставят ограничения достижениям краткосрочных политических целей отдельных групп, в конечном итоге идут на благо всем и каждому. Воз­можность «выкраивания» в конституционном поле выгод для себя за счет других подрывает такую убежденность и превращает конститу­цию из гаранта целостности общества в сферу конкуренции групповых интересов. Отсюда характеристика российского федерализма, данная О. Лухтерхандом, как «гибридной конфликтной системы унитарных, федеральных и конфедеральных элементов с неясным распределением компетенций».

В результате «российский федерализм испытывает сильное воз­действие политической и экономической конъюнктуры, и отношения центральных и региональных властей приобретают циклическую фор­му» (централизации — децентрализации). Сегодня в России явно до­минируют централизаторские тенденции, федеральный центр пытает­ся жесткими, преимущественно административными мерами навести «порядок» в стране.

Ряд российских исследователей в целом негативно оценивает ин­ституциональную модель, которая закреплена Конституцией 1993 г. Она была приспособлена в первую очередь для юридического оформ­ления и закрепления политически господствующего положения правящей группировки, наделения президента чрезвычайно широкими полномочиями, ограничения реального и общественного влияния пар­ламента и конституционного суда, оказавшихся до этого в оппозиции к президенту. Сформировавшаяся в 1994 году на базе нового основ­ного закона под влиянием определенного политического заказа мо­дель российского государства по многим параметрам не выдерживает «верификации жизнью». Однако при всех проблемах и недостатках, связанных со становлением новой российской государственности, она обеспечивает поступательное развитие общества, защиту националь­ных интересов во внешней политике.

В то же время современное российское государство имеет принци­пиально новые органы государственной власти и управления, среди ко­торых особое место занимает институт президентства. Президентство - принципиально новый государственный институт в России, который внес значительные изменения в существующую в момент его учреждения преж­нюю советскую форму организации власти. Пост Президента РФ был учрежден в 1991 г. Введение этого института мотивировалось необходи­мостью укрепления исполнительной власти. Российское государство сделало важный шаг в сторону изменения формы государства. Прези­дентская власть была призвана наладить действенное государственное управление, исполнение законов. Ее определенная самостоятельность по отношению к представительным органам, укрепление ее с помощью единой системы исполнительной власти должны были обеспечить устой­чивость системы управления обществом, предпосылку стабилизации обстановки в стране. Учреждение президентства происходило на фоне углубляющегося экономического и политического кризиса, обострения межнациональных отношений, в условиях ослабления исполнительной власти, ее единства. Реализация законов проходила трудно, не принима­лись необходимые меры по их осуществлению со стороны органов госу­дарственного управления, усиливалась рассогласованность союзного и республиканского законодательства. К тому же представительным орга­нам не удавалось сформировать эффективно действующие органы госу­дарственного управления, обеспечить с ними должное взаимодействие, не вмешиваясь в их оперативную деятельность. При создании институ­та президентства в России использовался зарубежный опыт. В мировой практике, как известно, встречается сочетание черт парламентарной и президентской республик — смешанные формы правления, которые ока­зали влияние на конструирование нового политического института.

Институт президентства в исторически короткие сроки доказал свою эффективность, хотя его взаимодействие с другими институтами полити­ческой системы создает и определенные проблемы. Это касается, прежде всего, становления и развития партий и партийной системы.

Концентрация власти в руках президента не способствует ста­новлению и развитию эффективной партийной системы. Российские партии лишены возможности формировать правительство. Даже в тех случаях, когда их представители входят в состав правительства, они не способны реализовывать свою партийную программу, поскольку состав и политика правительства, прежде всего, зависит от позиции пре­зидента и иных структур при главе государства (администрация прези­дента, Совет Безопасности) и практически не зависит от соотношения политических сил в нижней палате российского парламента. Если пра­вительство — это орган, практически подотчетный только президенту, то ни партийная программа, ни тем более коалиционное соглашение не могут быть основой правительственного курса. В результате снижается значение межпартийной конкуренции, борьба партий на выборах лиша­ется одной из важнейших целей, присущих демократии, смены прави­тельства. Для избирателей это означает, что они теряют такой важный критерий рационального голосования, как оценка партии по результа­там практической деятельности сформированного и контролируемого партиями или партией правительства.

В результате участие российских партий в осуществлении власти сводится почти исключительно к законотворческой работе в Государ­ственной Думе, которая сама находится в зависимости от Совета Фе­дерации, формируемого по принципу регионального представитель­ства, и президента. При этом законодательная власть Федерального Собрания в значительной степени ограничена конституционным пра­вом президента издавать указы, имеющие силу закона, и практикой игнорирования выполнения любых законов исполни­тельной властью всех уровней.

Пропорциональная избирательная система, как правило, способст­вует развитию многопартийности. Партии получают места в парламенте, но в РФ, поскольку правительство формируется президентом, а не пар­ламентом, у партий нет стимула к формированию правящего большин­ства. В условиях многопартийности партия президента вероятнее всего получает сравнительно небольшое количество мандатов в законодатель­ном органе. Однако президент не может нормально управлять, не имея поддержки парламента. Последний же, не неся ответственности за де­ятельность правительства, не имеет поэтому стимула для его постоянной поддержки. Отсюда возможность конфликтов между президентом и пар­ламентом, что может отрицательно сказаться на управлении обществом.

В целом российское государство достаточно эффективно решает общие задачи управления, что находит свое отражение и в снижении уровня политической напряженности, и в динамике социально-эконо­мического развития российского общества. Однако впереди перед ним стоят сложные проблемы, связанные с процессами глобализации и интеграции национальной экономики в мировую рыночную конъюнк­туру. В условиях глобализации происходит ограничение суверенитета национального государства.

Говоря словами Г. X. фон Вригта, «национальное государство, ви­димо, подвергается эрозии, а может быть, и "отмирает". Силы эрозии транснациональные. Во второй половине XX столетия возникли транс­национальные корпорации, интересы которых часто далеко выходят за границы национальных государств. Как полагают многие социологи, быстро растущее влияние наднациональных - «планетарных» - ор­ганизаций имеет следствием как ускоренное исключение слабых регио­нов, так и создание новых каналов для размещения ресурсов - каналов, выведенных, по крайней мере частично, из-под контроля различных на­циональных государств. Постепенно стираются различия между «внут­ренней» и «внешней» сторонами деятельности национального госу­дарства.

Возникают наднациональные политические институты, которые частично ограничивают суверенитет национального государства, со­здавая одновременно больше простора для социального и террито­риального перемещения граждан. В связи с этим в социологии выска­зываются различные точки зрения относительно влияния процессов глобализации на развитие и сохранение национального государства. Одни ученые считают, что национальное государство «отмирает», другие - что оно переживает временный кризис. Однако очевидно, что процессы миграции населения и глобализации рынков труда и капитала ставят перед современным российским государством новые сложные проблемы, от успешного решения которых во многом будет зависеть место и роль России в современном мире.

Литература

Елисеев С.М.  Политическая социология: учебное пособие. СПб.: Издательство «Нестор-История», 2007. С.121-139.

Политическая социология: учебник / под ред. Ж.Т.Тощенко. М.: Издательство Юрайт, 2012. С.136-190. 

К оглавлению курса

На первую страницу