© Н.А.Баранов

Истории и рассказы

Загадочная русская душа
Лыжня

Бессонница

Лыжня-2

Последний лист

Размышления о любви

Ностальгические воспоминания офицера в День защитника Отечества

Философия октаэдра

Загадочная русская душа - 2

Осенняя идиллия (парковый рай)

О чувстве глубокого разочарования

Про котов

«Непутёвые» путевые заметки 

Была у меня тетя

Путешествие в песню

Советская Беларусь в XXI веке: взгляд постороннего

В погоне за «желтой майкой лидера»

Литва: политика и люди (путевые заметки)

«Я счастлив тем, что жил я, как умел…»

Есть такая кафедра

Музыкальный апофеоз

БГТУ и Военмех

Белорусский абсурд

 

Белые ночи в Екатерининском паркеЗагадочная русская душа
Электричка  Новолисино-Новгород . Пассажиры этого наиболее доступного российского вида транспорта представляют собой характерный срез российского общества: от молодых студентов до бабушек, активно занимающихся садово-огородническим хозяйством. Привлекает внимание молодой человек, время от времени выходящий в тамбур покурить: так как встать он не может, то ему приходится держаться за все, что попадется под руку, поэтому при его попытках встать близ сидящие пассажиры начинают концентрироваться в ожидании непредсказуемых действий яркого представителя современной российской молодежи. Свое такое состояние он периодически поддерживает, попивая из бутылки водку и запивая ее отдающим химическим составом жидкостью, именуемой лимонадом. В соседнем купе едет молодая женщина с котенком на руках, который мирно спит, не предполагая, что вскоре станет объектом пристального внимания окружающих. Именно этим котенком завершается некая дорожная идиллия, к которой все привыкли в ожидании своей станции назначения. Внезапно это маленькое пушистое существо издает пронзительный крик, который распространяется по всему вагону и не оставляет равнодушным пассажиров. Котенок не успокаивается и кричит теперь уже постоянно. Ясно, что с котенком что-то происходит, что он не здоров и нуждается в помощи. Хозяйка в растерянности. Во-первых, она не предполагала быть объектом пристального внимания окружающих, во-вторых, она просто не знала, что делать. Инициативу проявляют самые активные пассажиры электрички   бабушки-старушки, которых в вагоне оказывается достаточно много, ибо маршрут пролегает через огородно-дачные места. По очереди раздаются советы: положить котенка на бок, так как на руках он перегрелся, насильно открыть ему рот и влить воды, переложить на другой бок, потому что на первом боку он продолжает кричать и т.д. Одна из самых
активных бабушек подытожила происходящее неоптимистичной фразой:  "Умирает котенок, у меня курица так сдыхала", чем повергла хозяйку котенка в предшоковое состояние. Посоветовав ей хорошо помыть руки и все, на чем лежало и к чему прикасалось несчастное животное, бабушка с видом опытного зоолога стала ждать время, чтобы констатировать наступление смерти. Крики котенка, наконец, достигли ушей молодого алкоголика, который сначала вернулся из забытья, затем стал медленно осмысливать суть происходящего. Результатом этого осмысления стало непредсказуемое пассажирами поведение молодого человека. Он стал просить у хозяйки отдать ему котенка. Поглядев на его
огромные ручищи, бабушка-активистка уже с видом полноправной хозяйки отказала ему в этом, для острастки задав крамольный вопрос:  "А зачем тебе он?"  Молодой человек что-то несуразно ответил, пытаясь придумать уважительную причину. Ничего путного у него явно не получалось и вероятности заполучить котенка у любителя кошек оставалось совсем мало, пока котенок ни издал такой протяжный звук, от
которого окружающим стало не по себе. Наконец вмешалась настоящая хозяйка котенка, которая с опаской взяла котенка на руки и передала его молодому алкоголику. Тот нежно взял котенка на руки, прижал его к груди и стал с ним разговаривать. Затем заплакал, а котенок на удивление всех успокоился. Бабушка регулярно проверяла состояние котенка, с нетерпением ожидая поставленного ей вердикта, но котенок спокойно дышал и больше не кричал. Не выдержав такой настойчивости, новый хозяин котенка в сердцах сказал старушке фразу, которая повергла ее в изумление и от которой она так и не оправилась вплоть до выхода из электрички.  "Злая ты, злая!"  - только-то и сказал представитель молодого поколения прожившей не менее семидесяти лет старушке, только что претендовавшей на всеобщее признание знатока и воспитателя. Проплакав минут десять, молодой человек одной рукой осторожно, чтобы не потревожить успокоившееся животное, достал недопитую бутылку водки, сделал несколько глотков, запил химическим лимонадом и продолжал общаться со своим новым симпатичным приобретением.
Вскоре пассажиры уже забыли о произошедшем инциденте, а электричка приближалась к станции назначения. Когда появилась зона уверенного приема мобильной связи, которую яркий представитель молодежи регулярно проверял, новый хозяин котенка позвонил своему другу и сказал, что едет не один, а с котенком. Судя по тому, что ему пришлось повторять эту фразу, было ясно, что его друг тоже не сразу
понял смысл сказанного. А окружающим стало понятно, что котенок действительно попал в хорошие, добрые руки.
28.06.2003
 

Лыжня

Всю неделю просил природу установить в выходные дни лыжную погоду. Природа сначала попугала бесснежным морозом, затем оттепелью после выпавшего снега, но все же смилостивилась и утром в субботу приготовила идеальные климатические условия: -4°С, слабый ветер, пасмурно. Люди по-разному отдыхают от эмоционального напряжения рабочей недели: кто отлеживается на диване, глядя в телевизор, кто пьет водку или пиво, а кто-то мечтает о физических нагрузках на природе, чтобы отвлечься от насущных проблем. Проблемы вообще-то существуют в голове, а голова хорошо проветривается именно на природе. Так или иначе лыжня у меня ассоциируется с освобождением моей головы от существующих и надуманных проблем. Пять минут - и ты на лыжне – об этом в Питере можно только мечтать. Стоит встать на лыжи, и уже другое ощущение жизни, другие мысли в голове, другие ассоциации. Снега немного, но достаточно для того, чтобы лыжня была накатанной. На лыжне тревоги, заботы, переживания, эмоции уходят в сторону, оставляя место сосредоточенности на предстоящем испытании. Испытание потому, что ставлю перед собой цель – устать. Ощущение физической усталости необходимо для моего тела, для моей души, чтобы внести изменения в свое собственное «Я», выйти из зацикленности и односторонности в осознании и разрешении моих проблем. И это удается. Мысли на лыжне обо всем и ни о чем. Резво пробегаю мимо кафе «Сказка» - с удовлетворением вспоминается проведенный Новый год. Выхожу на Гребной канал и понимаю, что природа опять мне помогает, потому что легкий ветер дует прямо в лицо. Значит, на обратном пути, когда буду уставшим, он будет дуть в спину, помогая, а не мешая завершить лыжную гонку. Решаю для себя – идти так далеко, пока есть лыжня вдоль Ильменя. Набираю приличный темп и начинаю соревноваться с собой. Пробегаю мимо рыбаков, которые укутались в своих целлофановых домиках. Вспоминаю их недобрым словом, потому что ходят по лыжне и ставят лунки прямо на лыжной трассе. Но на этот раз, как ни странно, лыжня в полном порядке, да и сидят они в стороне. Удовлетворенно забираю свои негативные мысли обратно. Справа появляются две церквушки 14-15 веков. Пытаюсь вспомнить их название. Не получается. Когда-то их фотографировал, даже поместил на сайте, - приеду посмотрю. Несмотря на отличную погоду, лыжников – единицы. И ни одного молодого. С грустью осознаю, что к молодым лыжникам отношу тех, кому меньше 40. Что будет лет через 5? Вот уже насыпь. Пройдены примерно 2,5 км. Усталости никакой. Неоднократно замечал, если запрограммировал длинную дорогу, то устаешь не скоро. И наоборот, если настроен на короткую прогулку, усталость приходит быстро. Как неделю назад: доехав до насыпи уже устал. Сейчас же для меня открывается красивый вид Юрьева монастыря и, движимый желанием поскорее до него добраться, смело спускаюсь с крутой насыпи на Мячинские озера. Дорога витиевато проходит по складкам местности, огибая труднопроходимые места. И вот выхожу прямо на колокольню Юрьева монастыря. С этого фронтального ракурса бросается в глаза несуразность постройки – широкое основание, от которого поднимаются вверх два узких яруса колокольни. Вспоминается легенда, в соответствии с которой Иван III приказал укоротить колокольню Юрьева монастыря после завоевания Москвой Великого Новгорода на один ярус, чтобы не превышала колокольню, которая стала называться колокольней Ивана Великого, в Московском Кремле. Прохожу мимо стен монастыря, отмечаю красоту голубых куполов Крестовоздвиженского собора, которые кажутся ярко голубыми в любую погоду. Выхожу на заснеженный пляж и уже с некоторой усталостью начинаю двигаться в сторону Скита, в котором теперь размещается мужской монастырь.  По правую сторону остается санаторий, с которым связаны приятные воспоминания: здесь мы лечили «чеченцев», здесь парился в бане, здесь даже отмечали праздники. Вот уже остается позади яхт-клуб и начинается озеро Ильмень. Решаю обойти Скит стороной и выхожу на лыжню, которая, как мне кажется, уведет меня далеко от Новгорода. Одновременно понимаю, что чувство усталости начинает сказываться (пройдено 5-6 км), в коленях появляются неприятные ощущения, что заставляет вспомнить диагноз врачей при прохождении последней военно-врачебной комиссии – артроз коленных суставов. Понимаю, что врачи были правы. Наплывают воспоминания детства: где-то в 7-8 классе я со своим товарищем пошел кататься на лыжах. Погода была отличная: маленький мороз и солнце. Отъехали довольно далеко – километров на 5-6. Катались с горок, веселились. Когда стали возвращаться назад, температура была уже выше нуля. Идти стало тяжело, снег прилипал к лыжам. Помню, как хотели пить, как еле передвигали лыжами, как в полузабытьи добрел до дома и чуть ли не в лыжах упал на кровать, заснув мертвецким сном. Но сегодня погода -4°С, да и я уже покрепче. Тем не менее дальняя дорога мне почему-то показалась не так уж и востребованной, как это было в начале лыжной прогулки. Какое я получил удовлетворение от того, что лыжня после Скита сворачивала в сторону дороги, а не шла по окраине озера, как я загадал!  Развернувшись за Скитом, обратил внимание на пни, которые остались после срубленных монахами деревьев для монастырских нужд и что по этому поводу было громкое разбирательство, так как деревья оказались вековыми, находящимися под охраной государства. Но, похоже, Бог простил. Подумал, что так далеко еще ни разу не заходил. Только в прошлом веке доходил до Скита, но это было уже давно. Внезапно мои мысли перебил телефонный звонок, возвративший меня в 21 век. Ветер после разворота стал дуть в спину, но усталость все равно стала ощущаться. Вспоминаю лыжные баталии 10-летней давности, которые привили мне любовь к лыжам. Тогда я служил в Ижицах под Валдаем. Полк попадал под проверку министерства обороны по физической подготовке. Места валдайские снежные, поэтому для нас был определен вид спорта для сдачи проверки – лыжи. Мне на лыжах не приходилось ходить практически с училища – лет 16. Поэтому к такому известию отнесся без особого энтузиазма. Да и чувствовал себя ветераном дивизиона со всеми вытекающими последствиями, поэтому не планировал быть активным участником лыжной проверки. В полку начались ежедневные тренировки, которые я сначала игнорировал. А потом стало стыдно за свой абсентеизм и в конце января 1994 года встал на лыжню. Лыжи были армейские, то есть широкие и тяжелые. Мы их на станке сделали более узкими (по сантиметру с каждой стороны), приделали крепления и стали совершенствовать свою физическую подготовку. Это было очень кстати, потому что другой разновидностью время провождения была водка (точнее разведенный спирт, которого у нас было вдоволь – 75 кг на дивизион) и веселая компания. В дивизионе было 6 женщин-военнослужащих, в основном, жены офицеров, которых мы называли девчушки-хохотушки, а иногда девчушки-пьянчужки. Жили дружной семьей, и вместе выходили на лыжню. По истечении трех недель тренировок впервые в жизни выполнил норматив третьего разряда по лыжам. А на 23 февраля, после бурного ночного празднования, завоевали первое место в полковых соревнованиях. Вспоминаю, как трудно было идти первую половину пути, и как появились новые силы, когда до финиша оставалось меньше расстояния, чем до старта. Опять прохожу мимо монастыря. В голове крутится вопрос: а верующий ли я? Крещенный в детстве, трижды крестный отец. В советское время был воинствующим атеистом, как учил великий Ленин. В конце 80-х в Вильнюсе пришло уважение к церкви через красоту католических костелов и органную музыку. Затем пришло осмысление православия. Даже появилась любимая церковь, находившаяся в Вильнюсе в старом городе, - церковь св. Николая, которую всегда посещал, когда приезжал в Вильнюс. После Новгорода свои православные корни ощутил более осознанно. Но креститься не научился. Понимаю, что делаю я это не от души, поэтому креститься совсем перестал. Но вот в мыслях и словах изменения произошли. Если прежде в случае удивления или неожиданности на ум приходило нецензурное слово (служба в армии дает о себе знать), то теперь на первое место вышло слово «Господи». Монастырь пройден, уже подхожу к насыпи. Наконец-то встречаются два школьника – первые и последние представители молодежи. Спускаюсь с насыпи и вот уже виден Софийский собор, что придает дополнительные силы. Теперь я снова не иду, а бегу для того, чтобы полностью выложиться на двухкилометровом прямом участке и придти к невидимому финишу усталым, но довольным собой. Вновь мысли о лыжах – это те лыжи, на которых я совершал спортивные подвиги в Ижицах, которые я забрал с собой и не собираюсь их менять на более легкие и современные. Финиширую на канале, и уже спокойно и удовлетворенно передвигаюсь по Кремлевскому парку. Довольный собой, с чистой беспроблемной головой покидаю лыжню, представляя себя уже в горячей ванне, которая восстанавливает мышцы.

Итак, цель достигнута: проблемы ушли, я готов к новым испытаниям, которые мне преподнесет жизнь и которые я устрою себе на предстоящей неделе.

18.01.2004

 

Бессонница

Бессонница   мой спутник земной - наверное, так можно охарактеризовать значение этого явления, появившегося около полутора лет назад и занявшего свое достойное место в моей жизни. Сначала я относился к ней с недоверием, с опаской, было время боялся ее, но с течением времени свыкся, породнился и теперь живу со своей бессонницей в мире и согласии. Не каждый божий день она приходит ко мне. Когда
валюсь с ног от усталости, бессонница отступает и сразу отдает меня во власть сну. Но, в большинстве своем, она сначала посетит меня,  и, насладившись общением с моими мыслями, покидает до следующей ночи. Я знаю эту ее особенность, поэтому стараюсь ложится спать попозже. Иногда сон меня обманывает: подступает незаметно, так что мои глаза начинают непроизвольно смыкаться, я быстренько собираюсь спать, но как только голова касается подушки, сон быстро проходит, уступая место бессоннице. Я думаю, что сон и бессонница находятся в заговоре против меня и таким нехитрым способом надо мной потешаются. В начале нашего общения с бессонницей я беспокоился о том, что не высплюсь, утром буду ходить разбитый, поэтому часто смотрел на часы, тяжело вздыхал и беспокоился. Пытался использовать проверенные временем и другими людьми способы: притворялся расслабленным, считал до ста, потом до двухсот, потом до пятисот. Один раз досчитал до тысячи. И ни разу при этом не уснул. Пытался среди ночи читать книги, но и здесь не удалось ее перехитрить: как только веки становились тяжелыми, откладывал книгу в сторону, пытаясь заснуть. Но не тут-то было, бессонница тут как тут ждала меня, привлекая в свои объятья. Впоследствии отказался от какой бы то ни было борьбы со своим спутником, решив не гневить его. Я понял - пока бессонница не узнает обо всем, что меня волнует и тревожит, она не успокоится и не уступит место сну. Поэтому я стал готовится к встрече с моим напарником, предполагая заранее о чем буду думать, какими мыслями буду развлекать моего постояльца. Со временем обратил внимание: бессонница любит, чтобы я переживал, т.е. не только домысливал дневные проблемы и темы, но и как бы играл. Причем зритель она очень требовательный: легко различает наигранные переживания от действительных и до конца спектакля не отпускает меня, заставляя раз за разом репетировать свою роль. И только насладившись моими настоящими переживаниями, она отдает меня во власть сну. Так и живем мы вместе: я и бессонница.
24.01.2004
 

Лыжня-2

Сегодня другая, но тоже лыжная погода. Вообще-то лыжной погодой можно считать такую, когда кататься хочется. Поэтому мороз, ветер, солнце, облачность (все в разумных пределах) - это только отговорки, чтобы не устраивать себе лыжное испытание. Сегодня -8 градусов и солнце, ветер умеренный. Более подходящей погоды придумать трудно. Поэтому с большим удовольствием дожидаюсь времени, когда после вчерашнего выпавшего снега лыжня будет раскатана, и устремляюсь с лыжами в заветный Кремлевский парк, откуда по традиции начинаю путь. Лыжня высокая - от 10 до 20 сантиметров - и для моих широких лыж это новое препятствие. Встречный ветер - это хорошо. И еще приходится преодолевать солнечные лучи, которые светят прямо в лицо. От встречного ветра и яркого снега слезятся глаза, но это нисколько не мешает предстоящей поездке. Лыжников сегодня гораздо больше, катаются целыми семьями от мала до велика. Обращаю внимание на
поведение лыжников: идущие не спеша, с достоинством женщины разных возрастов, пыхтящие мужчины  Даю себе слово: буду уступать лыжню всем встречающимся. С улыбкой воспринимаю эту свою альтруистскую идею и сразу же приступаю к ее выполнению. Не получилось - встречный лыжник взаимно уступил мне лыжню. Потом стало получаться. Большое удовлетворение получил от того, что целая семья из
четырех человек по очереди меня благодарила за мой джентльменский поступок. Гордый за себя я продолжал успешно преодолевать сопротивление трех стихий. Замечательная картина открылась с насыпи: справа в полукилометре расположился музей деревянного зодчества "Витославлицы", в котором храмы, припорошенные снегом, живописно смотрелись против солнца, освещающего анфас деревянных
построек, подчеркивая их древность и совершенные очертания. Под влиянием этой красоты у меня проявилась потребность непременно посетить сегодня храм. Иду по полю, которое казалось бы совершенно ровное, однако низкое зимнее солнце находит бугорки и ямки и живописно проецирует их тень на практически ровной поверхности бывшего озера. Когда возвращаюсь назад, эти тени становятся длиннее - солнце быстро опускается к горизонту. Такая необычная картин заставляет вспомнить о фотоаппарате, которым я не фотографировал природу с прошедшего лета. Понимаю, что перед природой остаюсь в долгу, обещаю себе исправиться и начинаю обратный путь. Теперь все две стихии из трех - солнце и ветер - активно мне помогают и я уже не иду, а лечу, так как никакого сопротивления не испытываю. Скорость развиваю приличную и начинаю себя ассоциировать с теми мужчинами-лыжниками, которые хотят доказать себе, что они еще молоды и активны. С таким пафосным настроением заканчиваю свое очередное лыжное путешествие и с очищенными мыслями, душой и телом с большим удовольствием погружаюсь в горячую ванну, чтобы выйти из нее добрым молодцем, готовым к новым жизненным испытаниям.
31.01.2004

 

Последний лист

Уже давно упали последние листья с деревьев, которые, сбросив листву, оделись в зимние шубы. Однако перед моими глазами по-прежнему колышется на ветру одинокий лист, который запомнился мне своим кричащим одиночеством и какой-то необъяснимой жизненной силой во время прогулки поздней осенью по Екатерининскому парку. Этот сюжет навеял мне соответствующие ассоциации с природой.

Почему человек чувствует себя одиноким? Он работает в коллективе, занимается интересным делом, его даже любят близкие и ценят друзья. И все равно: не покидает щемящее чувство одиночества и беспробудной тоски, которое настигает в тот момент, когда остаешься один на один с собою. Наступает момент истины, за которым невозможно прикрыться занятостью, собственной востребованностью, любовью близкого человека. Чувство неудовлетворенности собой, своими поступками, тем, что мало успел сделать, не сказал нежные слова любимому человеку, а был, наоборот, слишком официален и не откровенен, преследует как будто ты провинился перед Всевышним, поэтому совесть не оставляет тебя в покое. Зачем «копаться» в себе, в своей душе, когда можно спокойно жить, не утруждая себя самокритикой и стремлением к заоблачным высотам? Понимая это, внутренний мир не соглашается со спокойной жизнью, а ищет душевного покоя, сам не зная в чем.

Может быть достаточно просто жить с любимым человеком и не создавать себе не разрешимых проблем? Невозможно жить бесконечными эмоциями, обидами, чувствами, попытками доказать недоказуемое тому, кому это абсолютно безразлично. Душевные терзания – характерная черта мазохиста, который не может жить спокойно, а должен обязательно страдать по самым различным причинам. Лекарство от этого недуга – здоровая окружающая среда, которая выводит затворника из его эгоистического состояния, возвращая к полноценной жизни.

Но заканчивается энергичный день и снова остаешься один на один со своими мыслями, сомнениями, неопределенностями. Вновь и вновь задаешь себе вопросы, на которые трудно дать ответы. Как получилось, что я стал зависимым, как я позволил сделать себя таким? Где сила духа и сила воли, которой всегда гордился? Почему разрушилась моя защита, в результате чего я оказался беззащитным и восприимчивым? Беззащитным перед чем? Перед духовной агрессией, перед манипулированием ценностями, перед эгоистическим пониманием любви. Диффузное проникновение не характерного для меня понимания жизни является той инородной составляющей моего существа, к которому теперь я вынужденно возвращаюсь. В такие моменты у меня возникают ассоциации с последним листом на дереве в осеннем парке – листом, который вот-вот упадет, после чего завершится его жизненный путь со всеми надуманными проблемами.

Восстановить утраченную ауру может только любящий человек, но для этого необходимо быть открытым его влиянию, идти навстречу, решительным образом освобождаясь от духовного засилья, даже если оно явилось логическим продолжением симбиотической связи. Найти силы, понять и поверить в любимого оказывается не так просто. Этот шаг требует каждодневных усилий, борьбы с инородной составляющей, ставшей родной. Для этого придется изменить себя и свое мироощущение. Но если я не хочу, чтобы меня постигла участь последнего листа, то ничего не остается делать, как найти силы, сжать зубы и вырвать с корнем все инородное, что проникло в мою душу и тело. Осознание необходимости такого поступка – первый шаг на пути к исцелению, которое необходимо не только мне, но и тем людям, которым я могу еще приносить счастье и радость в жизни. Потому что я люблю мир, в котором живу и не хочу быть последним листом на древе жизни.

Любовь всегда рождает ответное чувство, если для этого открыты обе стороны. Если один дающий, а другой только берущий, то это огромное несчастье, с которым не каждый может справиться, - тогда дающий может стать последним листом. Только ответная любовь может спасти такого человека. Он в ней нуждается как в живительной влаге, эликсире, пробуждающем к жизни.

Мне повезло. У меня есть такой эликсир. Значит, я не последний лист, а один из многих пробуждающихся к жизни после морозной зимы, длившейся длинных двенадцать месяцев.

P.S. Последний лист колышется на ветру, кажется, что он вот-вот упадет, но какая-то неведомая сила удерживает его на ветке, оберегая от сильных порывов ветра. Так и меня какая-то неведомая сила хранила целый год. Теперь я знаю имя этой силы. Ее зовут Любовь. Настоящая любовь, не придуманная моим воображением, а такая, под которую не надо подстраиваться, а можно просто жить, доставляя радость другим. Значит, будем жить!

19.12.2004

 

Размышления о любви

14 февраля западный мир отмечает день влюбленных. История его возникновения неоднозначна и противоречива, но очевидным является одно: любовь исторически ассоциируется с жертвенностью и взаимностью. В современном мире, несмотря на кажущийся прагматизм, эти качества не менее востребованы, чем в начале нашей эры,  - наверное, поэтому этот праздник распространяется и в другие страны. Вообще-то для влюбленных праздником является любой день, когда они вместе. Однако, лишний раз вспомнить об этом возвышенном чувстве и сказать друг другу слова любви, наверное, не может быть излишним.

Ощущение любви очень индивидуально. Тем не менее, как и любому явлению, этому богатому чувству присущи некоторые характерные черты, которые я попытаюсь обозначить.

Так что же такое любовь?

Это, прежде всего, готовность жить не только для себя, но и для любимого человека.

Это состояние, когда чувства переполняют тебя, - чувства нежности, доброты, которые невозможно выразить словами, а только взглядом, прикосновением, которое действует как электрический разряд между противоположно заряженными частицами. Вот так же носители таких зарядов - мужчина и женщина –– ощущают свою электризованность. Он и она, словно обнаженный нерв, реагируют на малейшие проявления внимания или невнимания, ожидая от потенциального объекта любви чего-то такого, о чем сами порой не догадываются. У таких людей появляется востребованность постоянно видеть и ощущать любимое существо, жить его жизнью, делить радости и печали, быть всегда готовым придти на помощь. 

Любовь – это когда пасмурная погода воспринимается рядом с любимым солнечной и теплой, когда дождю радуешься и подставляешь лицо под его освежающие капли. А мир расцветает всеми цветами радуги! Он не черный, не серый, не в полоску, а состоит из большого количества цветов, радующих глаз. И однообразное пение кукушки или петуха воспринимается как замечательная музыка, потому что для любящего человека в природе нет отталкивающих звуков. В этом состоянии кажется все гармоничным и хочется творить добро. Даже злые люди, влюбившись, становятся добрее, открывая в себе новые, ранее не проявляющиеся, качества. Влюбленные не могут совершать зло – это противоестественно. Влюбленные – это удовлетворенные люди, готовые к альтруистским поступкам. Мир влюбленных – это безопасный мир. Мир, комфортный для жизни, мир добра и счастья.

Влюбленному человеку всегда хочется знать, чем занимается его вторая половина. Неизвестность рождает тревогу и волнение. Отсутствие информации приводит к непредсказуемым последствиям и неадекватным поступкам.

Любящий человек требует постоянного подтверждения своих чувств. Поэтому слов о любви не бывает много. Однако, неискренность легко выявляется,  поэтому слова о любви не могут быть дежурными, а должны исходить из глубины души. Только в этом случае любящий человек поверит в искренность любимого.

Любить можно только «все и сразу». У любимого человека не может быть красивым нос и некрасивыми уши. У любимого человека все прекрасно и совершенно. Недостатки других людей становятся достоинствами любимого человека. Но такое «королевство кривых зеркал» существует только в состоянии влюбленности. Если это состояние проходит, все становится на свои места.

На мой взгляд, платонической любви не бывает. Или это называется не любовью, а другим словом. Любовь предполагает желание обладать любимым или, точнее, дарить себя любимому, предполагая не только духовную, но и физическую составляющую.  Такое неодолимое желание приходит после духовной близости и является неотъемлемой частью любви. Любящие стремятся слиться друг с другом в единое существо. Это является апофеозом любви, воспринимаемый как кульминация чувств. Правда, такое счастье недолговечно, а ему предшествует тяжелая, трудная работа «любить своего любимого». Трудная потому, что нужно уметь не только брать, но и отдавать, жить не только личными проблемами, а сочетать их с интересами любимого. Человек в таком состоянии является необычайно активным, жизнедеятельным, впитывающим в себя всю энергетику окружающего мира и генерирующим новую энергию, подпитывающую состояние влюбленности. Но главный источник его вдохновения – это любовь другого человека, которая, как эликсир жизни, побуждает к новым  и новым свершениям во имя любви.

Грустно одно: такое состояние поддерживать длительное время чрезвычайно сложно. Поэтому любовь запоминается яркими вспышками, которые не проходят бесследно: если люди соединяют свои судьбы вместе, то любовь становится надежной основой для взаимопонимания и счастливой жизни в будущем. Тот, кто не любил, не может понять другого и уважать его высокие чувства.

14.02.2005

 

Ностальгические воспоминания офицера в День защитника Отечества

30 лет в Вооруженных Силах. Целая эпоха. Эпоха одной отдельно взятой человеческой жизни. Трудно представить, что все это в прошлом, все это было, причем не с кем-то, а именно со мной. Мой переход от жизни армейской к жизни гражданской произошел плавно, постепенно, без потрясений и метаний из стороны в сторону, так как заранее был определен мой выбор – преподавательская деятельность. Поэтому, уволившись в запас в марте прошлого года, я уже ощущал себя состоявшимся гражданским человеком, проработавшим целых два года в вузе, сохранив, тем не менее, офицерский менталитет и особое восприятие окружающей действительности. Стала забываться армейская служба, и когда в ноябре прошлого года, через восемь месяцев после расставания с воинским коллективом, меня пригласили на «обмывание» воинского звания и новой должности моего бывшего коллеги, я окончательно понял, что я уже гражданский человек.

Но 30 лет бесследно не проходят. И теперь могу признаться перед собой, что служил Родине добросовестно и честно, и мне не стыдно за те годы, которые я посвятил защите Отечества. Правда Отечество было разным и к нам, военным, относилось тоже по разному.

Сегодня первый праздник «23 февраля», который я встречаю не находясь на действительной военной службе. Поэтому появляются ностальгические нотки, особенно когда слушаешь песню О.Газманова «Господа офицеры». Песня, которая затрагивает самые глубинные чувства, возвращает тебя к тем годам, когда был молод и беззаветно предан «делу КПСС и Советского правительства» и никогда критично не задумывался над внешней и внутренней политикой партии. Когда было все понятно и ясно – где враги, от кого и что защищать. Когда понятие офицерской чести высоко ценилось, а боевая готовность вверенного подразделения являлась основным показателем профессиональной компетентности.

Распределившись с красным дипломом в Забайкальский военный округ, я впервые увидел своими глазами тайгу и степь. Как и положено после выпуска мне - молодому лейтенанту - был вверен взвод, который занимался радиолокационным обеспечением зенитно-ракетного дивизиона С-75. Это были замечательные для своего времени зенитно-ракетные комплексы, которые прошли проверку на пригодность в ходе американо-вьетнамской войны и которых боялись американские летчики. Техника техникой, но главное – это люди. Работа с людьми – самая трудная, и в этом я смог убедиться с первых дней службы. Особенно меня удивил тот факт, что командир дивизиона майор Сухенко болел язвой желудка, которая появилась у него на нервной почве. Когда он распекал солдата-нарушителя перед строем, выходил из себя и порой даже не контролировал свои действия. Солдаты – это крепкие молодые парни, которые бегали в самоволки, водили девчонок в кочегарку, пили водку и выясняли между собой отношения. Разобраться со всем этим «хозяйством» совсем не просто, поэтому старшие офицеры учили меня, как найти солдатские тайники и как ловить самовольщиков. А еще посвятили меня в ракетчики, научив пить неразбавленный спирт из крышки реле, которое обеспечивало боевую готовность материальной части. Обещали научить курить, но вот этого у них не получилось. Курить меня пытались научить и в Забайкалье, и в Прибалтике, и даже на новгородской земле. Здесь я проявил абсолютную твердость и нисколько об этом не жалею. В Забайкалье сожалею об одном факте: однажды солдат так вывел меня из себя, что я не смог удержаться и ударил его по лицу. Я даже на всю жизнь запомнил его фамилию – рядовой Мищенко. Впоследствии мне было стыдно за свой поступок, так как я понял, что руки распускает только тот, кто не может работать головой. Больше никогда в жизни я не поднимал руку на солдата, каким бы злостным нарушителем он ни был. А работать с личным составом мне пришлось 17 лет. Это была очень богатая школа жизни, которая научила меня одному: в каждом человеке надо попытаться увидеть личность – со своими характерными психологическими особенностями, не похожую ни на кого другого. Солдат ценит, когда в нем видят не бездушную машину для выполнения приказов командиров, а именно человека. Но такой опыт приходит с годами.

В Забайкалье дважды был на полигоне, на котором выполняются боевые стрельбы из зенитно-ракетных комплексов. Незабываемое зрелище, так как именно после того, как увидишь, для чего годами нужно постигать технические премудрости, до автоматизма доводить свои действия в составе боевого расчета, и когда ракета начинает лететь к запеленгованной цели, ты сопровождая ее взглядом, желаешь только одного, чтобы она попала именно в нее – только тогда становится понятной цель боевой учебы и воинской службы. Состояние шестиминутной боевой готовности, которое дается боевому расчету, чтобы быть готовым к боевому пуску, сопровождает тебя по жизни. Когда слышишь рев сирены, первая мысль о том, где ты находишься: на боевом дежурстве в составе сокращенного боевого расчета (6-минутная боевая готовность) или в составе полного боевого расчета со сроком готовности 30 минут. Месяц боевого дежурства, месяц обычной военной службы. Так проходила служба в Забайкалье и в Прибалтике, где я уже служил на знаменитых 300-х комплексах на командных должностях. Запомнились поездки на полигон (Сарышаган, Капустин Яр), где удалось увидеть стрельбы всеми зенитно-ракетными комплексами, которые стояли на вооружении в Советских вооруженных силах в конце 1980-х гг.: С-125, С-200, С-300. Действительно, красивое и незабываемое зрелище, демонстрирующее величие советского оружия, силу и мощь государства. За время армейской службы пришлось испытать перепад температур от -47 в Забайкалье, до +47 в тени на полигоне в Казахстане. Но боевые задачи выполнялись в любых температурных условиях и даже мысли не было сослаться на неблагоприятную погоду при выполнении боевой задачи. Пока работал с личным составом всегда следовал принципу: делай, как я. Если бежали кросс, то был впереди, если выполняли силовые упражнения на перекладине, делал то же самое, что и солдаты (только гораздо больше). Некоторые офицеры исповедывали принцип: делай, как я сказал, но они не пользовались авторитетом среди личного состава. На полигоне в Сарышагане у солдат было любимое зрелище: ловили фалангу и каракурта и помещали их в одну стеклянную банку. Как правило, побеждала фаланга. На всю жизнь остался в памяти один солдат по фамилии Нажмутдинов (из Таджикистана). Он был водителем автомобиля ЗиЛ-131, и в первый день пребывания на полигоне его машина была выделена для работы специалистов полигона. Но, как выяснилось впоследствии, а это был целый месяц, он был востребован только один день, а все остальные дни катался по безбрежным казахским степям в поисках сайгаков и в положенное время приезжал обратно. Так как за этот месяц он не перевернулся, никого не сбил, ничего не совершил, а только привозил подбитых сайгаков и косуль, то никто его самоволок не обнаружил. Только в конце полигона я случайно обнаружил его обман, но никому ничего не доложил, за что он уважал меня всю оставшуюся службу.

Затем распался Союз, и мы в Литве никому оказались не нужны. В это время я возглавлял офицерское собрание бригады, общался с начальником ЗРВ мотострелковой дивизии полковником Масхадовым – тоже избранным председателем офицерского собрания своей дивизии - и даже ездил с ним на всеармейское собрание в Москву. Кстати, у него были прекрасные отношения с офицерским составом, за исключением высшего командования. Младшие, да и старшие офицеры его уважали. У меня же появились конфликты с командиром бригады, который разрешенную коммерцию в армии использовал в своих целях, и впервые появились мысли о том, что мы защищаем, почему Горбачев предал армию, почему мы не нужны России. Произошла политизация сознания. В это время Дудаев стал президентом Чеченской республики, и Масхадов быстро, в течение нескольких недель уволился из армии. Потом я о нем услышал в 1995-ом, когда он возглавлял главный штаб чеченской армии.

1990-е гг. были для армии моментом истины – стало ясно, кто служит Родине, а кто использует свое служебное положение в эгоистических интересах. Армия стала другой и служба стала другой. Я очень тяжело переживал перемены, но на сделку со своей совестью не пошел: в итоге не был утвержден командиром дивизиона и не получил в Вильнюсе квартиру. Однако, все, что ни делается, все к лучшему. У меня даже был кратковременный неудачный опыт предпринимательской деятельности – бывшие выпускники военного училища создали общество с ограниченной ответственностью, в которое увлекли и меня, но после того, как белорусские пограничники арестовали вагон бумаги, который должна была получить наша фирма, несостоявшиеся бизнесмены разошлись. Я поехал служить под Валдай, где провел 10 незабываемых месяцев военной службы и куда всегда приезжаю с огромным удовольствием. Там закончилась моя служба, связанная с личным составом, и начались комендантские и военкоматовские будни.

Еще в конце 1980-х появилась потребность учиться. Эта потребность позволила мне получить гражданское образование и поступить в заочную аспирантуру, после чего, проходя службу в военном комиссариате Новгородской области, я защитил кандидатскую диссертацию по политическим наукам. Так как в истории военкомата это был единственный такой случай, то военком-генерал, узнав об этом, спросил меня: «Что же мне теперь с тобой делать?». Конечно же, делать со мной ничего не стали, и я продолжал воинскую службу сначала в Новгороде, а затем в штабе Ленинградского военного округа. Казалось военная служба постепенно подходит к своему логическому завершению, но вторая чеченская кампания внесла свои коррективы в мои личные планы. Два месяца в 2000 году выполнял задание командующего округом по формированию воинских частей и подразделений, закрепленных за округом. На вертолетах перевозил солдат, контрактников, офицеров к местам дислокации их частей. Чечню видел в основном сверху. Несколько дней жил со спецназовцами, но ни в каких военных операциях, связанных с использованием оружия, не участвовал. Так что за время службы в армии никого не убивал и в человека не стрелял. Воочию убедился, насколько отстала наша армия в обеспечении необходимыми средствами ведения вооруженной борьбы. Так вертолетчики сами на свои деньги покупали рации, чтобы вести между собой переговоры, так как на вооружении состояли настолько допотопные, что пользоваться ими было нельзя. Вертолетов для перевозки личного состава на всю Чечню было всего несколько штук и были они в таком изношенном состоянии, что любой полет мог быть последним. После моего возвращения один из вертолетов, на котором мне приходилось летать, потерпел аварию. Когда находишься в так называемой горячей точке, то удивляет прежде всего тот факт, что где-то рядом по соседству люди живут обычной мирной жизнью со своими земными заботами, а ты в это время находишься в состоянии постоянной опасности, с которым свыкаешься и считаешь именно такое состояние уже обычной жизнью. И лишь, когда садишься в полевой форме одежды в обычный поезд «Минеральные Воды – Санкт-Петербург», начинаешь осознавать, что вот она настоящая жизнь, без боевиков и вертолетов. К этому контрасту с трудом привыкаешь, и лишь длинная дорога в поезде помогает тебе адаптироваться к мирной жизни. И еще меня удивила реакция моего начальника по штабу округа: когда я пришел к нему перед выездом на инструктаж, первым делом он меня поблагодарил за то, что я не отказался выполнить приказ (значит, кто-то отказывался!). Такой стала, увы, армия. Переживая происходящие перемены в вооруженных силах, начал писать заметки и помещать их на страницах своего сайта. Затем открыл рассылку в Интернете на эти заметки, в которых очень критически оценивал состояние дел в армии, но не потому, что занимался огульным очернительством, а потому, что переживал за то, что власть не хочет решать армейские проблемы и армия была брошена на выживание. В одной из передач В.Познера прозвучала замечательная фраза: патриот не тот, кто всегда хвалит родину, а тот, кто справедливо критикует власть и переживает за то, что происходит со страной, обвиняя в неудачах не только врагов, но и самих себя. К моим армейским заметкам неоднозначно относились сослуживцы, и с пониманием - подписчики рассылки. Исчерпав военную тему и перейдя на преподавательскую работу, я закрыл рассылку, но не забыл об армейских проблемах и до сих пор переживаю и радуюсь вместе со своими однополчанами, которые сейчас проходят военную службу.

Такой получилась моя армейская жизнь, вобравшая в себя три десятилетия, советскую и постсоветскую эпоху. Три десятилетия, которые сформировали меня как человека, как гражданина, как личность. Я не могу и не хочу жаловаться на эту жизнь: мне за нее не стыдно. Поэтому, когда в очередной раз буду слушать замечательную песню О.Газманова, я снова буду вспоминать офицерскую службу, своих боевых товарищей и те 30 лет, в течение которых я могу с гордостью сказать, что Родину защищал.

23.02.2005
 

Философия октаэдра

Пространственное совершенство октаэдра продолжает привлекать исследователей, стремящихся к гармонии (Хаазен Й. Тайна октаэдра. СПб., 2002.). 

ОктаэдрОктаэдр – это трехмерная геометрическая фигура, состоящая из восьми равносторонних граней, образующих две пирамиды. У октаэдра две вершины: одна обращена вверх, другая – вниз. Особый интерес у философов вызывает точка в центре октаэдра. Если через эту точку углы фигуры соединить линиями, то образуется трехмерный крест.

Постижение философии октаэдра  позволяет по иному взглянуть на себя, на окружающий мир, на свое место во Вселенной. Человек сочетает в себе духовную основу с материальной составляющей. Эти две противоположные вершины октаэдра уравновешивают друг друга, оставляя каждой составляющей важное, но не преобладающее значение. Гармоничное сочетание духовности и материализма – вот основной тезис, воплощенный октаэдром в реальную действительность.

Другие пространственные геометрические фигуры не могут похвастаться таким совершенством. В них преобладает либо духовная, либо материальная составляющая, определяемая приоритетом человека. Люди, стремящиеся к верхней точке геометрической фигуры, становятся душой коллектива, общества, нации.  Таких людей меньшинство. Большинство стремится к нижней точке пирамиды – воплощению грубого материализма. И лишь человек, находящийся в центре октаэдра, действительно гармоничен.

Его можно рассматривать как проекцию Творца, воплощенную в реальной жизни, перешедшую на человека в третьем измерении. Действительно, сохранить равновесие в этом положении чрезвычайно сложно: слишком много соблазнов перед человеком в современном мире, все труднее ему удерживать это равновесие.

Мистерия креста становится смыслом жизни отдельных личностей. Тех, кто созидает, привносит в общество любовь, добро, энергетику жизни, отдавая свой талант на службу людям. Тот, кто постиг философию октаэдра и воплощает ее в жизнь, является творцом современной действительности, путеводной звездой для многих людей, которых он ведет в светлый мир гармонии и совершенства.

Современный мир нуждается в уравновешенности. Он слишком материалистичен. Гедонизм зачастую движет человеком в его жизненном путешествии, оставляя за духовностью второстепенное место, нередко подменяя ее эрзацем, который как губка впитывается людьми. Этому процессу противостоят одухотворенные люди, несущие красоту и богатство духовной палитры.

Есть язык, который понимают люди всех наций. Это музыка – универсальный язык духовного общения. Музыка будоражит душу человека, проникает в самые глубинные уголки человеческого существа, оголяет чувства, заставляет индивида задуматься над осмыслением реальной действительности.

Йо ХаазенИменно так воздействует на мир человек, познающий философию октаэдра, гражданин мира Йо Хаазен. Он распространяет музыку по свету, инициируя строительство карильонов и занимаясь профессиональным обучением музыкантов на этом божественном инструменте.Карильон в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга

Звук колокола очищает, освежает, одухотворяет. А когда колоколов много, возникает волшебство, которое посетители Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге имеют счастье слышать.

Йо Хаазен - уроженец знаменитого бельгийского города Мехелена, откуда стал распространяться «малиновый звон», - не случайно появился на российской земле. Он любит русскую культуру, музыку русских композиторов, с теплотой и искренними симпатиями относится к русским людям. Этот замечательный человек привнес в Россию частицу духовности в один из самых трудных периодов ее тысячелетней истории, когда происходила переоценка ценностей. Недаром Йо Хаазен задумался над тайной октаэдра, потому что стремится быть в центре этой совершенной фигуры, олицетворяя уравновешенность и гармонию. И к нему тянутся люди – те, кто нуждается в его духовности, в его простых человеческих качествах – отзывчивости и доброте. Значит, на Руси сохранилась востребованность в высокой духовности, недостаток которой мы сейчас остро ощущаем, а миссионерская деятельность Йо Хаазена частично компенсирует духовный дефицит.

04.06.2005

 

Загадочная русская душа – 2

Утро. Посередине тротуара стоит обычный российский бомж со следами «асфальтовой» болезни. Эти следы настолько явственны, что проходящие мимо люди стараются не задерживать на несчастном человеке внимания. Судя по тому, что он стоит перпендикулярно тротуару, а рядом - оживленная проезжая часть, бомж не отдает себе отчет, где он, в каком направлении ему идти и вообще, что делать. Вероятный возраст этого человека – лет 40-55, т.е. самый трудоспособный. В левой руке у него пустая двухлитровая бутылка из-под пива, в правой – весь нехитрый скарб в засаленном вещь-мешке. Я прохожу мимо этого человека с чувством сострадания и злости, как на существо, именуемое прежде мужчиной. В ста метрах от несчастного бомжа расположился другой: пенсионного возраста, седовласый, с ухоженной бородой, трезвый, с явными следами инвалидности, занимающийся попрошайничеством, о чем выразительно, но безрезультатно, демонстрирует прохожим. Через 20 минут возвращаюсь обратно. Попрошайка-пенсионер по-прежнему тщетно просит финансовой помощи, но ни один прохожий не оказывает ему должного внимания. В ста метрах от него уже не стоит, а сидит несчастный бомж со своими следами «асфальтовой» болезни. Такое впечатление, что он как стоял, так и сел на том же самом месте. Глаза у бедолаги мутные, сидит молча, вид такой, как-будто вообще ничего не соображает. Увидев несчастного, впереди идущий мужчина лет 30-35-ти вкладывает в его руку денежную купюру. Бомж никак не реагирует. Следом за мужчиной идет молодая женщина и, практически выстраиваясь в очередь, тоже достает купюру и отдает ее ничего не понимающему бомжу. Вероятно, внешний вид этого несчастного человека так шокировал их, что они не могли пройти мимо. Затем иду я и размышляю: одномоментно этот бомж получил минимум 20 (если учесть, что пятирублевая купюра стала раритетом) рублей, что достаточно для покупки бутылки пива. Можно с высокой долей вероятности предположить, что за короткое время он легко насобирает на бутылку водки, и тогда на следующий день он будет уже со свежими следами «асфальтовой» болезни. Почему же люди не отдали деньги «благополучному» попрошайке, явному инвалиду, предпочтя его страдающему от перепоя потерявшему человеческий облик бомжу? Ответа не нахожу. Поистине, не объяснима загадочная русская душа.

25.09.2005

 

Осенняя идиллия (парковый рай)

Вот уже три недели самым популярным головным убором у женщин в Пушкине является венок из листьев деревьев. Непривычно теплая, сухая осень явилась законодательницей моды в этом сезоне. Человеческому взору открывается непривычная для осени картина: в октябре еще цветут цветы, люди ходят без зонтиков, а редкие кратковременные дожди не формируют у прохожих привычки непременно носить с собой зонтик. Листья деревьев окрашены в самые замысловатые цвета. Особенно разнообразны листья кленов. Очень интересны багряные с зелеными прожилками, напоминающие об истинном цвете листвы некогда цветущих деревьев.  Повышенным спросом пользуются большие листья: у умелых мастериц из них получаются впечатляющие головные уборы, которые украшают счастливых обладательниц даров природы. В ясную погоду получаются замечательные фотоснимки – природа кажется не увядающей, а радующейся своему перевоплощению, пусть и недолгому. На клумбах к всеобщему удивлению цветут бархатцы, анютины глазки, бегонии и множество других цветов, которые как бы проживают вторую жизнь, радуя глаз прохожих. Такая теплая осень не могла не повлиять и на постоянных обитателей парков – уток. Такое впечатление, что они никуда не собираются улетать. Тяжелые, грузные, откормленные птицы медленно плавают, еще медленнее ходят и практически не летают. Почему-то в глаза бросается большое количество селезней, которые явно преобладают над своими неприметными подругами. Такую неспешную утиную жизнь нарушают только поздние детеныши, которые играются, как в августе, радуя посетителей парка и вызывая нескрываемое неудовлетворение соплеменников.  Ленивые утки, увидев кусок хлеба, брошенный прогуливающимися по парку, как-будто соизмеряют усилия, необходимые, чтобы доплыть, с величиной корма. И только большие куски служат для них стимулом проплыть несколько метров и порадовать кормящих. Водоемы полны не только утками. Крупные чайки сидят на глади прудов и озер, всем своим видом показывая удовлетворение от сытого лета и благодатной осени. Пришедшие в парковый рай проникаются природной идиллией и неспешно толпами прогуливаются по устланным листьями дорожкам. Этот ковер из разноцветных шуршащих листьев действует умиротворяюще: забываются все будничные проблемы, а внимание акцентируется на той восхитительной природе, которая окружает нас, которую мы зачастую не замечаем и не бережем.

Тихая теплая осень. Еще один лист нарушил ровную поверхность озера, за ним еще и еще. Когда кончатся листья на деревьях, наступит зима. Но об этом думать не хочется, потому что в раю живут сегодняшним днем. Но когда из рая попадаешь в будни, хочется одного: снова оказаться в раю – в том, который устраивает для нас природа и который мы сами устраиваем для себя.

09.10.2005

 

На первую страницу