© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Информационно-коммуникационные технологии в контексте демократических преобразований в России // Современные проблемы межкультурных коммуникаций: Сб. статей / Науч. ред. Б.И.Рашрагович, Е.П.Борзова. СПб.: СПбГУКИ, 2005. С.141-148.

Информационно-коммуникационные технологии в контексте демократических преобразований в России

Любое государство, которое стремится остаться в качестве влиятельного субъекта мировой политики, не может игнорировать без ущерба для себя и своих граждан важнейшие тенденции формирования общества XXI века. Эффективное использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и, прежде всего, Интернета является в данном контексте важнейшим фактором развития общества.

ИКТ представляют возможность перейти к современной модели демократии, в которой доступ к информации, возможность непосредственного участия в управлении государственными и негосударственными структурами станет доступным всем гражданам, которые не будут нуждаться в традиционных общенациональных СМИ. Так, например, Интернет позволяет обратиться к неограниченному количеству избирателей напрямую. ИКТ способны коренным образом изменить современную культуру, мораль, политику, трансформировать восприятие времени и пространства.

Россия, как и любая цивилизованная страна, не может отказаться от общепринятых норм демократии – свободы и прав человека, частной собственности, толерантности, уважения достоинства личности, соблюдения законов.

Тем не менее, в России к демократии отношение неоднозначное. Прежде всего, это связано с неудавшимися либеральными реформами и перераспределением общенародных богатств в пользу узкого круга лиц. Власть  не может заставить людей принять реформы, непонятные для них и не приводящие к улучшению жизни. Такое несогласие с действиями властей приводит к созданию оппозиции. Способность воспринимать критику, создание условий для передачи иного мнения до широких масс населения - необходимые факторы развития демократии, которые власть должна принимать и не препятствовать их распространению. ИКТ и особенно Интернет являются важнейшими каналами распространения любой, в том числе оппозиционной, информации и доведения ее до широких слоев населения.

Распространение и доступность ИКТ является необходимым условием демократизации общества, развития гражданских инициатив, самоорганизации людей. Являясь важнейшим средством коммуникации, ИКТ используются для информирования граждан по широкому спектру вопросов различных видов жизнедеятельности, для обсуждения законопроектов и других правовых актов в процессе их подготовки и выработки политических решений. Коммуникация на интернетовской основе встала на новый уровень своего развития, и власти она необходима в первую очередь. Некоторые исследователи, например Д.Н.Песков, предлагают рассматривать Интернет в качестве политического института, как устойчивой среды взаимодействия субъектов политики. [1]

Органы власти являются главным субъектом ИКТ. Так практически все государственные структуры имеют свои сайты в Интернете. Из 89 субъектов Федерации только 5 (Агинский Бурятский, Коми-Пермяцкий, Ненецкий, Усть-Ордынский Бурятский автономные округа и Камчатская область) не имеют официальных сайтов.

Но для повышения эффективности коммуникации власти необходим устойчивый механизм обратной связи с гражданами посредством Интернета. Готова ли власть к этому? Как показывает российская политическая действительность – далеко не всегда.

Новостные агентства и средства массовой информации, размещенные в Интернете, не могут конкурировать с оффлайновыми СМИ. Посетители онлайновых СМИ исчисляются сотнями тысяч и даже миллионами посетителей в месяц. Обновление информации осуществляется практически в режиме он-лайн, поэтому с ними по оперативности предоставляемой информации не может конкурировать  ни одно средство массовой информации.

Интернетом стали активно пользоваться политические партии, общественные объединения, бизнес-структуры, научные и образовательные организации, отдельные политики и другие субъекты гражданского общества.

Как гражданское общество отвоевывает у государства новые функции и возможности регулирования гражданских процессов, так и в Интернете общество должно отвоевывать у государства право на свободу слова, обсуждение политических решений, распространение гражданских инициатив.

Представляются важными готовность общества и государства к открытости Интернета. Можно предположить такую взаимосвязь: насколько государство способно воспринимать самостоятельность Сети и ее проектов, настолько оно действительно стремится к демократизации общества. Свободы, не защищенные законом, нельзя осуществить, поэтому государство должно выработать такие правовые акты, которые не связывали бы инициативу общества, не создавали дополнительные препятствия для выражения групповых интересов, а напротив, позволяли совершенствовать коммуникативный процесс. 

Распространение ИКТ по своей сути ближе либеральной идеологии. Совершенная и дееспособная либеральная система требует определенного уровня зрелости гражданского общества. Под гражданским обществом подразумевается свободная и независимая от государства многогранная общественная жизнь. В обществе люди должны иметь возможность объединяться друг с другом,  чтобы реализовать свои личные и общественные интересы. Все эти предпосылки в России пока еще находятся в стадии формирования, и потому, по мнению Г.Рормозера, «было бы в высшей степени ошибочно навязывать России идею, будто она сможет решить свои проблемы посредством принятия того, что на Западе понимается под либеральным обществом и либеральной системой».[2]

В России отсутствует автономная личность, сознательный индивид, который был бы способен договориться на разумных началах со всеми остальными и по поводу собственных интересов, и относительно того, что наилучшим образом отвечало бы общим интересам. Для советского времени характерен был социалистический коллективизм, который имел лишь видимость солидарности. Еще во второй половине XIX века Н.К.Михайловский рассматривал общество в качестве ближайшего и злейшего врага человека, «против которого он должен быть постоянно настороже. Общество самым процессом своего развития стремится подчинить и раздробить личность, оставить ей какое-нибудь одно специальное отправление, а остальные раздать другим, превратив ее из индивида в орган. Личность, повинуясь тому самому закону, борется или, по крайней мере, должна бороться за свою индивидуальность, за самостоятельность и разносторонность своего «я».[3] ИКТ как раз помогают развиться такой индивидуальности.

Для российского менталитета характерно подозрительное отношение к другому убеждению, к иному образу жизни, к другой религии, вообще к любому отклонению от заданного стандарта, от единообразия. Причем неприятие другого носит агрессивный характер: его рассматривают как врага. Ненависть и озлобленность с распадом страны, с деформацией и расколом в обществе лишь обострились. Такое положение свидетельствует о неоднозначности по отношению к демократическим процедурам со стороны различных слоев общества. Подобная позиция не может не сказаться на отношении к ИКТ, которые могут восприниматься значительной частью населения с недоверием, в качестве очередного средства манипуляции.

Классический либерализм предусматривает моральную ответственность свободного человека за свой осознанный выбор. Личная свобода, которую признавал еще Аристотель, называя ее «основным принципом демократического строя»[4], – важнейший элемент либерального сознания. Причем для либерального человека личная свобода имеет абсолютный смысл, а для консерватора — относительный, потому что последний готов ограничить ее, поскольку для него важны обязательства перед обществом, с которым он отождествляет себя. А либеральный человек, напротив, пожертвует многим, лишь бы жить именно так, как ему хочется, сводя разные ограничения до минимума. Гражданам России трудно себе представить, насколько высоки рамки либерального сознания на Западе, потому что мы воспитаны вековым консервативным, патриархальным укладом традиций нашей жизни, где существовали и существуют различные ограничения: "не положено", "нельзя", "неприлично" и т.д.

Свобода, которую либеральное государство гарантирует отдельному индивиду, всегда есть свобода в рамках закона. Пренебрежение законом, свобода от него означает разрушение либерализма как такового.

Либеральное конституционное государство видит свой исторический долг в том, чтобы ликвидировать отношения господства и подчинения, создать такие условия, при которых не люди управляют людьми, а правит закон. Один из основных принципов либерализма состоит в ограничении государства и сведении его к минимуму вплоть до растворения государства в обществе, которое само организует свою деятельность. Что касается власти, то либерализм стремится все проблемы, связанные с главным вопросом политики, преобразовывать в правовые проблемы. 

Здесь уместно поставить вопрос о тех рамках свободы, в которых может функционировать Интернет.

Политический либерализм исходит из признания защищенности личности и его образа жизни от злоупотреблений со стороны государственной власти. «Политический либерализм, - утверждает Дж.Ролз, - учитывает.., что наши политические институты содержат в себе достаточно пространства для ведения  достойного образа жизни и что наше политическое общество является в этом смысле справедливым и благим».[5]

Для Интернета представляется возможной формула, которую предлагает Ю.Хабермас «свобода индивида оказывается связана со свободой всех других не только негативно, через взаимные ограничения. Правильное размежевание есть, скорее, результат совместно осуществляемого автономного законополагания. В ассоциации свободных и равных все должны иметь возможность понимать себя в качестве авторов тех законов, связанность с которыми каждый в отдельности ощущает как их адресат».[6]

Следовательно, стремиться необходимо к тому, чтобы в Интернете сложились отношения взаимной ответственности и соучастия в общем деле. Представляется, что нравственное начало должно являться главным критерием интернетовской аудитории. Но без государственного регулирования трудно себе все же представить корректное функционирование глобальной Сети. В то же время актуальным является положение о том, что власть, не способная адекватным образом реагировать на изменяющееся информационное пространство, обречена на делигитимацию.

Российскую политическую специфику отличает правовой нигилизм, который выражается в индифферентном отношении к законам со стороны большинства российских граждан. Некоторые российские мыслители расценивали данное качество, как невежество, желание жить по своим патриархальным законам и традициям. Так, Н.В.Шелгунов писал: «…невежество, как общественный принцип, встречает массу «убежденных» сторонников. Атмосфера, которую создают эти «убежденные», есть пережиток того допетровского, московского периода, когда мы замыкались от всего европейского, боялись знаний, как чумы, и  думали, что лучше всего мы проживем «своим умом».[7]

В то же время представляются не соответствующими действительности предположения о невостребованности свободы со стороны российского человека. Об этом свидетельствуют обширные исследования на тему свободы среди русских просветителей. Изучение классиков российской политической мысли приводит к выводу, что свобода была востребована, но со своеобразными для российского менталитета особенностями. Как писал И.А.Ильин, «русскому духу присуща духовная свобода».[8] Именно не экономическая, не политическая, а духовная свобода.

Важным представляется соответствие количества востребованной свободы тем политическим условиям, в которых оказалось современное российское общество. В данном контексте знаменитый русский философ считал, что людям надо давать «столько свободы, сколько они в состоянии принять и жизненно наполнить, не погубляя себя и своего государства: безмерная и непосильная свобода всегда была и будет сущим политическим ядом».[9]

В унисон данной интенции следует точка зрения А.Н.Фатеева, который считал, что «…чувство свободы… есть общечеловеческое чувство, его источник пробивается всюду и тем сильнее, чем меньше дают ему хода; он не иссякнет в борьбе, стремительность его только усиливается среди враждебных обстоятельств».[10]

Опасность безграничной свободы для Интернета представляет собой пока еще не разрешимую проблему. Ограничения пагубны для развития инициативы, но безграничная свобода приводит к не менее тяжким последствиям, с чем сталкивается постоянно всемирная Сеть.

Могут ли победить в бедной стране идеи свободы, прав человека? Или же для человека первична материальная составляющая? Результаты  российских парламентских выборов 2003 года свидетельствуют о том, что в наиболее обеспеченных городах за правые партии проголосовало граждан больше, чем в бедных городах и районах.  Чем беднее народ, тем с большей вероятностью он голосует либо за левые, либо за экстремистские силы.

Проблемы демократии менее актуальны для большинства граждан в бедной стране, где люди больше думают о выживании, чем о соблюдении прав человека. Люди, привыкшие все необходимое получать от государства, не знают, что делать со свободой, которую им обещают правые партии. Свобода, не подкрепленная материальной составляющей, которую обеспечивает социальное государство, является обузой для человека. Для того, чтобы хорошо жить в условиях свободы, необходимо проявлять инициативу, работать над собой, повышать профессиональный уровень, не надеяться на помощь государства, а самому, по возможности, решать жизненные проблемы. Для этого необходима психологическая готовность личности, а также помощь со стороны государства, которое с помощью правовых норм должно обеспечить реализацию свободы гражданина в политической, экономической, социальной, культурной и других сферах. Соответствующим образом должны работать политические институты и бюрократия, которая в российских условиях является главным препятствием на пути становления демократических свобод.

Вероятно, для современной России необходим органический синтез идеалов индивидуальной свободы с элементами социалистической идеологии и идеями патриотизма. Выдвижение адекватного общественного идеала должно идти в русле исторических традиций страны.

В соответствии с гуманистической теорией личности А.Маслоу[11] российское общество находится на уровне реализации двух основных потребностей: физиологических и потребностей безопасности и защиты. Не случайно в качестве важнейшей задачи Президент России выделяет борьбу с бедностью. Большие группы населения, для которых потребности в пище, жилье, стабильности, законе, порядке, предсказуемости событий и свободе от таких угрожающих сил, как болезнь, страх, хаос, в меньшей степени ассоциируют улучшение своего положения с развитием демократии, свобод граждан. Для них ИКТ зачастую становятся не только недостижимым, но и излишним явлением повседневной действительности. Для этих групп общества наиболее характерным является низкая включенность российских граждан в Интернет.

Дело не только в том, что у большинства нет денег. У многих нет и потребности. Компьютерные технологии настолько быстро развиваются, что технологическая элита просто не замечает, как общество устало от навязываемого темпа перемен. В западных странах уже констатируют постоянно растущий дефицит высококвалифицированных и высокооплачиваемых специалистов. Неквалифицированные работники оказываются не способными освоить новые профессии. Стремительные перемены не могут быть непрерывными. Прогрессу необходимы паузы. Для того, чтобы подтянуть людей на новый технологический уровень, необходимо не просто предложить им новые изобретения и ждать, пока массы к ним приобщатся. Необходимо заинтересовать людей, доказать им, что новое при желании легко освоить, продемонстрировать возможности использования новых технологических достижений.[12]

Главный путь для преодоления возникших трудностей - разумная социально-экономическая политика государства, приверженность демократическому пути развития и создание условий для населения с целью его приобщения к новым компьютерным технологиям.

Реализация потребностей третьего уровня - потребностей в принадлежности и любви - означает совершенно иной уровень развития общества. Это общество, в котором созданы необходимые условия для работы, достойной оплаты труда, оказания помощи безработным в переподготовке на востребованные специальности, заботы как о подрастающем поколении, так и о людях преклонного возраста, для которых создаются достойные условия существования. Граждане в таком обществе начинают активно заниматься общественной и политической деятельностью, так как это связано с необходимостью человека проявить свои способности, быть признанным другими людьми. Поиски близких взаимоотношений являются одной из наиболее распространенных социальных потребностей человечества.

Именно на этом уровне становятся востребованными новые ИКТ, которые общество активно использует для реализации своих потребностей и влияния на политическую власть, происходит идентификация человека, как личности, которая способна выбирать, анализировать, готовая к самостоятельным действиям и способная дорожить такой возможностью.

Происходит осознанная ассоциация личности с той или иной политической силой, с которой связываются надежды на переход к новому уровню потребностей – самоуважения, то есть создание властью необходимых условий для достижения личностью успехов в трудовой, общественной и других областях, получение определенного статуса и признание со стороны других, значимых для нее личностей.

Это уровень потребностей, которые связаны с такими понятиями, как свобода, независимость, права человека и т.д. Потому что добиться самоуважения и уважения со стороны других людей, можно только при условии свободной реализации человеком своих способностей, возможностей, желаний, потребностей. Удовлетворение потребностей самоуважения порождает чувство уверенности в себе, достоинство, осознание полезности и необходимости для других.

Российская политическая действительность свидетельствует о необходимости коренных изменений в уровне жизни людей, реальных шагов, направленных на создание условий, благоприятствующих высвобождению личной  инициативы граждан. А общество должно требовать от власти таких условий, так как «несвободный, несамостоятельный человек не способен позаботиться ни о себе, ни о своей семье, ни о своей Родине».[13]

Поможет ли бедной стране распространение новых информационных технологий, активное использование Интернета для развития демократических процессов? Способно ли бедное общество адекватно отреагировать на информационную революцию, чтобы использовать ее в своих интересах? Допустит ли власть такое развитие событий, при которых будут расширяться возможности общества, в частности, связанные с контролем за деятельностью властных структур? Если такое случится, то результатом внедрения в политическую жизнь информационных технологий должна стать прозрачная вертикаль власти, потребляющая значительно меньше бюджетных средств, чем традиционные государственные институты, и открытая для диалога с гражданами.

 

[1] Песков Д.Н. Интернет в российской политике: утопия и реальность // Полис. 2002. №1.

[2] Рормозер Г., Френкин А.А. Новый консерватизм: вызов для России. М., 1996. С.62.

[3] Михайловский Н.К. Борьба за индивидуальность // Михайловский Н.К. Сочинения. Т.5. СПб., 1883. С.240.

[4] Политика Аристотеля. Пер. С.А. Желябова. М., 1911. С.272.

[5] Rawls J. Political Liberalism IV. N.Y., 1993. S.210.

[6] Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории. СПб., 2001. С.196.

[7] Шелгунов Н.В. Далеко ли ушла наша общественная мысль // Шелгунов Н.В. Сочинения в 3-х т. Изд. 3-е. Т.3. СПб., 1904. С.1071.

[8] Ильин И.А. О России. М., 1996. С.7.

[9] Ильин И.А. Демократия немедленно и во что бы то ни стало // Ильин И.А. Избранное. Смоленск, 1995. С.143.

[10] Фатеев А.Н. Идея личности в политико-философских сочинениях Д.И.Каченовского. Харьков, 1905. С.8-9.

[11] Хьел Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения исследования и применение). СПб., 1998. С.522.

[12] Баранов Н.А. Тернистый путь сети Интернет в России // Международная конференция: Интернет. Общество. Личность. (ИОЛ-99). Тезисы докладов. СПб., 1999. С.305-307.

[13] Послание Федеральному Собранию Российской Федерации // http://prezident.kremlin.ru/

К другим статьям

На первую страницу