© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Свобода как политическая необходимость для современной России // Тезисы докладов I Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения-2004: Российское общество и вызовы глобализации». М.: Альфа-М, 2005. Т.2. С.76-79.

Свобода как политическая необходимость для современной России

Россия находится на пути создания «свободного общества свободных людей», то есть общества, которое ставит в центр своего внимания человека, его интересы и проблемы. Свобода является важнейшим элементом как общественного благосостояния, так и политического могущества, так как через решение проблем личности, общества реализуются общенациональные задачи. Однако, практика современного государственного строительства свидетельствует о том, что граждане не только не дорожат свободой, но и зачастую не умеют ею распорядиться, вследствие чего повсеместно наблюдается засилье бюрократического аппарата, препятствующего проведению демократических реформ. Чрезмерное развитие административной системы неизбежно грозит существованию свободы, потому что административные учреждения занимают или пытаются занять позицию монополий в своей области и являются препятствием любой попытке частной инициативы.

Прорыв в свободное общество России дается с большим трудом. Аналогичные проблемы стояли перед российским государством в XIX и в начале XX вв., когда самодержавие препятствовало проведению прогрессивных преобразований в стране. Даровав народу гражданскую свободу, император не подкрепил этот шаг свободой политической, в связи с чем Б.Н.Чичерин выразил уверенность в том, что «раньше или позднее это совершится», [1; 166] так как «государство, в котором задерживается общественная самодеятельность, не в состоянии тягаться со свободными странами. [2; 7]

Общинный характер жизненного устройства в значительной степени повлиял на развитие России. Он явился препятствием на пути развития личности, так как ограничивал свободу человека, а в целом – общественно-политическое развитие государства.

В России отсутствовала, как массовый тип, автономная личность, сознательный индивид, который был бы способен договориться на разумных началах со всеми остальными как по поводу собственных, так и общих интересов. Н.А.Бердяев писал о том, что «пафос социального равенства всегда подавлял у нас пафос свободы личности». [3; 465] Торжествовала безответственная теория социальной среды, в которой права личности не связывались с обязанностями и ответственностью. Свобода же существует только в обществе, в котором утверждается терпимость, где люди, как пишет Р.Дарендорф «относятся с уважением друг к другу и, что еще важнее, способны на самостоятельные поступки». [4; 239]

Свобода очень опасный феномен для власти - свободный человек неудобен, он слишком самостоятелен, у него много потребностей, с ним приходится согласовывать свои действия или, наоборот, оправдываться за непродуманные решения. Свободы добиваются активные люди, она не дается человеку государством просто так, как подарок, ее нужно завоевать. За свободу боролись и умирали во все века человеческого существования.

Дж.Локк связывал свободу человека в обществе с общим для всех граждан законом. «Там, где нет закона, нет и свободы», - констатирует английский философ. [5; 293] Со свободой связывается не только возможность гражданина участвовать в государственных делах, но и личное благополучие индивида (И.Бентам, Г.Самуэль).

Б.Констан идет дальше, связывая благополучие с просвещением. Его всецело поддерживает английский либеральный мыслитель Исайя Берлин, который убежден в том, что к свободе стремятся лишь цивилизованные личности. Ценность свободы резко снижается, если нет условий для того, чтобы ею воспользоваться. Поэтому угроза свободе исходит, с точки зрения Э.Фромма, от самого народа.

По мнению Дж.Локка, чтобы избежать неудобства естественного состояния, люди объединяются в гражданское общество, в котором каждый берет на себя обязательство подчиняться решению большинства. Р.Дарендорф назвал гражданское общество «жизненной средой свободы». [4; 61] Человек по природе своей является членом сообщества, и как часть целого должен отказаться от счастья и свободы там, где они мешают благу общества.

Свобода не может быть абсолютной. И.Берлин предостерегает, что «абсолютная свобода для волков – это смерть для овец». [6; 18] Поэтому свободу сильных необходимо ограничивать, чтобы предоставить каждому человеку возможность достойно существовать. Это требование является чрезвычайно актуальным для современной России, так его невыполнение привело к резкой дифференциации общества, появлению большого количества недостаточно обеспеченных людей. Бедный человек не может быть свободным. Он несвободен в выборе средств к существованию, чувствует себя ущемленным и неуверенным в решении вопросов, как личного, так и профессионального характера. «Пока каждый человек не может жить свободной от элементарной нужды и страха жизнью, - считает Р.Дарендорф - конституционные права остаются пустым обещанием…». [4; 58] Российские либералы еще в XIX веке призывали власть во что бы то ни стало поднять благосостояние народа, связывая уровень жизни с обеспечением гражданской свободой.

С точки зрения немецкого философа и социолога Ю.Хабермаса, свобода индивида оказывается связана со свободой всех других не только негативно, через взаимные ограничения, но и через осознание каждым индивидом своего участия в процессе законотворчества. [7; 196] Такой подход предполагает активное участие граждан в политическом процессе, их убежденность в том, что каждый человек будет услышан властью и посредством компромиссов может быть выработано взаимоприемлемое решение.

Моральная составляющая свободы являлась более значимой, по мнению ряда отечественных мыслителей, чем материальная или правовая, на которой основывался классический либерализм (Н.А.Бердяев, П.И.Новгородцев, С.Л.Франк).

Обратной стороной свободы является деспотия. Тот народ, который не ценит преимущества свободы, готов променять ее на сытую и беззаботную жизнь, живет ожиданиями подачек со стороны власти, не проявляя решительности в отстаивании своих интересов, становится порабощенным собственным государством. А.Фергюсон писал: «Тот, кому на долю выпадет управление инертным или смиренным народом, будет непрестанно расширять свою власть над ним». [8; 374] Такой народ не осознает, что становится объектом деспотии, что позволило И.Берлину констатировать: «триумф деспотизма наступает тогда, когда рабы говорят, что они свободны». [6; 176] Такая ситуация напоминает социалистическую действительность, когда большинство советских людей искренне верили в то, что являются свободными, не осознавая масштабов тирании над собой. Все, что уничтожает индивидуальность, является деспотией, какую бы форму она ни принимала.

Это не только "свобода от", характеризующаяся отсутствием притеснения. Это "свобода для" - свобода быть независимым, проистекающая из желания быть хозяином самому себе и иметь возможность создавать такое государство, которое заботится о своих гражданах, а граждане отвечают взаимностью, что позволяет направлять политический процесс в созидательное русло.

 

1.      Чичерин Б.Н., Россия накануне двадцатого столетия. Берлин, 1900, с.166.

2.      Чичерин Б.Н., Конституционный вопрос в России. СПб., 1906, с.7.

3.      Бердяев Н.А., Судьба России: Сочинения. М., 2000, с.465.

4.      Дарендорф Р., После 1989: Мораль, революция и гражданское общество. Размышления о революции в Европе. М., 1998, с.58,61,239.

5.      Локк Дж., Сочинения: В 3 т. М., 1988, Т.3, с.293.

6.      Берлин И., Философия свободы. Европа. М., 2001, с.18,176.

7.      Хабермас Ю., Вовлечение другого. Очерки политической теории. СПб., 2001, с.196.

8.      Фергюсон А., Опыт истории гражданского общества. М., 2000, с.374.

К другим статьям

На первую страницу