© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Становление российской государственности: посткризисные тенденции // Стратегии России в историческом и мировом пространствах. Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 5 июня 2009 г.). М.: Научный эксперт, 2009. С.648-660.

Становление российской государственности: посткризисные тенденции

Государство - это важнейший социальный институт политической системы, призванный воплощать в себе исторический путь конкретного народа, его социально-экономическое и духовное наследие, осуществлять воспроизводство устоявшейся характерной жизни. Как пишут В.Ильин и А.Ахиезер, «государство – легальный институт конституирования интересов целого».[1] То есть целью государственной власти является отстаивание интересов государства, всего общества в противовес частным, фрагментарным интересам.

С цивилизационной точки зрения государство представляет собой не только определенную организационную форму, но и является носителем специфической культуры, так как состоит из людей, связанных между собой не только посредством вертикальных и горизонтальных связей, но и особой государственной субкультурой, определенными ценностями. Именно эта субкультура лежит в основе принимаемых на всех уровнях государственной власти решений. Российское государство явилось продуктом уникальной евроазиатской цивилизации, что наложило отпечаток на весь ход его исторического развития.

Важным элементом российской государственности является духовная основа. Суть ее заключается в высокой ценности определенного типа складывающихся в обществе отношений, стремлении к их воспроизводству, что позволяет говорить о нравственных основаниях государственности. Среди духовных идеалов России чаще всего рассматривается традиционный (вечевой) и либеральный идеал.

Традиционный идеал ориентирован на сохранение статичного состояния, допуская инновации в жестко определенных рамках, выход из которых рассматривается как опасный. Либеральный идеал включает возможность и необходимость постоянного изменения допустимых нововведений, их адаптация в существующую культуру и в отношения людей. В условиях современности развивается также утилитарный идеал, являющийся промежуточным между двумя обозначенными и характерный для переходного общества. Суть его заключается в развитии ценностей человеческой деятельности, роста возможностей человека первоначально в рамках исторически сложившихся отношений с постепенным распространением на все общество и усилением способности людей подчинять общественные отношения поставленной цели.

Традиционалистский подход в интерпретации исторически сложившихся представлений о механизмах развития России и ее государственности основан на архаичной мифологии. Либеральный - на опыте западных стран, который используется для интерпретации исторического опыта России. Однако, ни опыт традиционализма, ни опыт либерализма не помогает понять, каким образом преодолеть раскол во всех его формах.

Государство порождается обществом, несет его достоинства и недостатки, в том числе сложившийся уровень дезорганизации. Но государство отличается от общества своей особой организованностью, что является условием успешной борьбы с дезорганизацией в обществе. С этой целью в сталинское время применялась система репрессий, что, в конечном итоге, привело к разложению государственного аппарата. В современный период дезорганизации общества призвано противостоять формирование демократических порядков.

Достаточно широко распространено мнение, что Россия может быть либо великой, либо никакой. Но для того, чтобы быть великой, необходимо реально оценить свое место в глобализирующемся мире, свои потенциальные возможности в сложившихся условиях. Это место, роль и значение определяется не единственно правильной и верной идеологией, а способностью решать стоящие перед страной задачи, рациональностью нашего мышления и способностью адекватно реагировать на вызовы современности.

Жить за счет старого багажа в настоящее время не представляется возможным, но делать выводы из исторического прошлого необходимо. В данном контексте следует отметить, что патриотизм заключается не в возвеличивании или оправдании исторического прошлого, а в поиске путей эффективного развития современного государства. Представляется необычайно актуальным по данному поводу высказывание П.Я Чаадаева: «Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами. Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране только в том случае, если ясно видит ее; я думаю, что время слепых влюбленностей прошло, что теперь мы прежде всего обязаны родине истиной. …Мне чужд, признаюсь, этот блаженный патриотизм, этот патриотизм лени, который приспособляется все видеть в розовом свете и носится со своими иллюзиями и которым, к сожалению, страдают теперь у нас многие дельные умы».[2]

Сам факт существования на протяжении многих столетий огромного государства является, несомненно, фактором высокой устойчивости российского образа жизни в прежних исторических условиях. По мнению М.Гефтера, Россия не может соразмерять свое движение только с западным типом развития, но она вынуждена, учитывать всемирный опыт, внутри которого гигантские противоречия и разломы сочетаются с той универсальностью, которая нам необходима.[3] В.Путин назвал их «выстраданными стандартами цивилизации», соответствовать которым предполагают новоявленные демократии. В становлении российской государственности в качестве современного приоритета выделяется демократизация политического процесса, с которой связываются возможные успехи и достижения в социально-экономическом развитии страны.

В постсоветское время произошли существенные изменения в институциональной системе, сказавшиеся на становлении российской государственности: расширение либеральных и демократических практик привело к большей самостоятельности граждан; противоречивость формально-правового пространства привела к делегитимизации юридических норм, не соответствующих реальным условиям жизнедеятельности общества; государственный контроль за выполнением правовых норм оказался не эффективным. Тем не менее, по мнению Т.Заславской, повышение эффективности институциональных регуляторов социальной активности связано с продвижением России в сторону либерализации и демократизации государственных и общественных институтов.[4]

Отечественные исследователи выделяют различные этапы в становлении современного российского государства. Так, О.Смолин выделяет четыре основных периода в социально-политическом процессе, в результате которых произошло формирование новой российской государственности: реформистский (апрель 1985 г. – август 1991 г.); революционный (август 1991 г. – август 1996 г.); постреволюционный (август 1996 г. – декабрь 1999 г.); период стабилизации и реформирования постреволюционного политического режима (январь 2000 г.).[5]

В.Согрин разделяет современный период российской истории на три завершенных этапа: 1985-1986 гг., 1987-1991 гг., 1991-1999 гг. - и один незавершенный (начался с приходом к власти В.Путина).[6]

С точки зрения автора, в качестве отправной точки для периодизации становления современного российского государства можно выделить 12 июня 1990 г., когда первым Съездом народных депутатов РСФСР была принята Декларация о государственном суверенитете. Правда, это была всего лишь декларация, не имеющая юридических последствий, однако ее принятие означало потенциальную возможность в случае определенных обстоятельств создать свою государственность. Поэтому первый этап можно рассматривать как создание юридических, политических и экономических основ для формирования самостоятельного российского государства. Он был ознаменован введением поста президента и избранием на этот пост Б.Н.Ельцина. Завершается первый этап распадом Советского Союза и созданием Содружества Независимых Государств (12.06.1990 г. – декабрь 1991 г.).

Второй этап (1992-1993 гг.) обычно определяют как антиэтатистский, сущность которого заключается в стремлении вытеснить государство, прежде всего, из экономической сферы, где его функции должен был выполнять саморазвивающийся рынок. На этом этапе были ликвидированы институты планового регулиро­вания экономики, началось ее разгосударствление. Приватизация государственной собственности, либерализация цен, созда­ние институтов рыночной экономики должны были привести к становлению независимых от государства хозяйствующих субъектов и вызвать соответст­вующие социальные изменения: формирование класса крупных частных собственников и среднего класса, составляющих основу гражданского общества, способного подчинить себе государство. В социальной сфере государство оставляло за собой поддерж­ку образования, медицины, пенсионного обеспечения, помощь безработным. Государство должно было обеспечивать продвиже­ние реформ, формируя для них правовое пространство, обеспечи­вая правопорядок и стабильность общества, поддержку мирового сообщества, достаточную обороноспособность страны. В политической сфере он был ознаменован противостоянием Верховного Совета и Президента, роспуском Съезда народных депутатов и прекращением деятельности советской власти.

На третьем этапе (1994-1998 гг.) выявилась иллюзор­ность намерений реформаторов ограничить вмешательство госу­дарства в экономическую сферу. Опыт реформ свидетельствовал о том, что государство не ушло из экономики, изменились лишь характер и способы его влияния на экономические процессы. Причем некоторые специалисты отмечают, что эти изменения имели крайне негативные последствия как для государства, так и для общества.

Государственные институты активно влияли, прежде всего, на процесс приватизации государственной собственности. Это стало основой для сращивания государственной бюрократии с формировавшимся классом частных собственников, сопровож­давшегося всплеском коррупции, возникновени­ем номенклатурно-олигархических кланов, стремившихся подчинить государство своим ин­тересам. Государство, лишившись значительной части своей собственно­сти, не имея возможности собирать налоги в размере, необходи­мом для выполнения своих важнейших функций, оказалось в ситуации острого кризиса.

Этот кризис проявился в неспо­собности государства консолидировать общество, в котором резко усилилась социальная поляризация, противостояние вла­сти и оппозиции, приобретавшее порой чрезвычайно острые формы; в невыполнении важнейших социальных функций, о чем свидетельствует кризис системы здравоохранения, образования, науки, культуры, пенсионного обеспечения; в неэффективной деятельности орга­нов правопорядка, не сумевших остановить вал нараставшей пре­ступности, вызванный переделом собственности; в деградации Вооруженных Сил России, теряющих свою боеспособность; в пер­манентных кризисах правительства; в падении внешнеполити­ческого престижа и влияния российского государства; в неопре­деленности перспектив экономического сотрудничества России с развитыми государствами, которая особенно усилилась после дефолта.

К осени 1998 г. выявились просчеты выбранной модели взаимодействия государства и общества, которые складывались в процессе совре­менных российских реформ, причем мнение об оздоровлении государства и усилении его роли разделяли все основные политические силы страны.

Четвертый этап (сентябрь 1998 г. – декабрь 1999 г.) был ознаменован сменой правительства, которое возглавил Е.Примаков, за­явивший о необходимости корректировки курса реформ.

Основной целью этой корректировки стало повышение роли государ­ства в реформировании российского общества, прежде всего, в экономической сфере. Это было необходимо для повышения эффективности реформ в интересах всего общества, а не номенклатурно-олигархических кланов, что, отнюдь, не означало возврата к методам жесткого госу­дарственного регулирования, свойственного советской эпохе. Необ­ходимы были методы, обеспечивающие оптимальный баланс механизмов саморазвития общества и государственного регулирования. В период либерально-рыночных преобразований государство не уменьшало и не усиливало своей роли в обществе, а меняло мето­ды и средства своего воздействия на общество, оставаясь основным фактором, обеспечивающим устойчивое, стабильное развитие сложных социально-экономических систем.

Пятый этап (2000 г. – середина 2008 г.) начался с приходом к власти В.Путина и характеризовался усилением вертикали власти, повышением роли государства в социально-экономической сфере, сменой приоритетов в региональной политике, попыткой создания действенной судебной системы. Не отказываясь от либеральных преобразований в экономической сфере, государство стало проводить активную социальную политику путем перераспределения ресурсов в пользу проигрывающих слоев общества (бюджетников, пенсионеров, молодежи). Политические преобразования носили в значительной степени авторитарный характер, но не вызывали резких протестов основной части общества. Президентом был определен курс на создание сильного государства посредством проведения эффективной экономической политики при реализации принципа верховенства права. В своих президентских посланиях глава государства акцентировал внимание на взаимосвязи сильного государства и защиты гражданских, политических и экономических свобод. Усиление государства связывалось с достижением эффективности во всех сферах жизнедеятельности общества, чему способствовала высокая цена на энергоносители и приток иностранных инвестиций в российскую экономику. Курс страны под названием «план Путина» был выдвинут в качестве основного лозунга в период парламентских и президентских выборов 2007-2008 гг. и поддержан большинством российских граждан.

Для власти поддержка со стороны населения является фактом первостепенного значения, так как, по выражению Евгения Ясина, она «делает режим легитимным, даже при свертывании демократических институтов, которые еще не успели доказать гражданам свою полезность и которые общество еще не готово отстаивать».[7] По мнению английского исследователя Р.Пайпса, В.Путин приобрел высокую популярность потому, что восстановил в России традиционную модель управления: автократическое государство, где граждане освобождены от ответственности за политические решения, а для укрепления искусственного единства используются образы воображаемых иностранных врагов.[8]

Шестой этап (начался со второй половины 2008 г.) характеризуется внесением корректив в стратегию развития страны, связанных с изменением внешнеполитической обстановки и кризисными явлениями в мировой экономике.

Военный конфликт с Грузией сплотил российское общество вокруг власти и способствовал стремительному росту патриотических настроений. Патриотизм, являясь широко распространенным явлением в национальных государствах, влияет на все сферы жизнедеятельности общества. Патриотично настроенные группы людей, классы, различные слои общества своей поддержкой или неприятием проводимой политики формируют тот режим, который отвечает в наиболее полной мере потребностям нации-государства. Недаром патриотично настроенная элита рассматривается современными российскими идеологами как одно из важнейших условий успешного развития общества.

Российская власть стала фактором объединения общества, когда стали решаться вопросы социальной справедливости и усиления могущества страны. При этом ценности свободы и прав человека, по-прежнему, находятся на периферии общественного сознания и не являются объединяющим фактором. С точки зрения автора, их значимость повысится лишь в том случае, если они смогут вписаться в поддержанную обществом парадигму развития.

Россия делает попытку построить демократию с учетом своих национальных особенностей. Такая тенденция отвечает выводам тех исследователей, которые определяют очередной этап модернизации как максимально учитывающий национальные особенности государства. Своеобразие современной российской ситуации заключается в том, что народ пока не может возвыситься до демократии, а государство еще не в состоянии стать народным, демократическим. Низкий уровень гражданственности, конформизм по отношению к власти, нетребовательность и смирение, сочетающиеся с неуважением к закону являются основными препятствиями на пути построения демократического общества.

Для России, как страны с высоким государственным потенциалом,  является актуальным исследование Чарльза Тилли относительно будущего демократии в таких странах. Анализируя зависимость демократии от высокого государственного потенциала, американский ученый пришел к выводу, что мощь страны растет до того, как происходит «глубокая демократизация». Демократические процессы в таком государстве происходят уже при сложившейся системе принятия решений с постепенным расширением влияния народа при обсуждении политического курса. То есть нейтрализация независимых внутренних соперников, контроль над ресурсами и хозяйственной деятельностью, а также над силовыми структурами происходит до начала демократических преобразований.

Демократизация сопровождается переориентацией государственного потенциала с политической борьбы на подчинение публичной политике, в которой все активнее участвуют граждане. В публичной политике для развития демократии необходим отказ от категориальных неравенств, связанных с принадлежностью к социальным группам, ущемленным в материальном, статусном и другом отношении. Неравенство в повседневной жизни не должно быть связано с неравенством политическим. Решающее значение в демократическом процессе Ч.Тилли также отводит интеграции в публичную политику социальных сетей доверия, основанных на миграционных потоках, этнической принадлежности, религии, родстве, дружбе и совместной работе. При этом государство отказывается от принуждения и ослабляет правительственный контроль сетей доверия, что создает условия для политического доверия.

В начале демократических преобразований возникает опасность массовых волнений, связанных с сопротивлением различных слоев общества экспансии государства. «Но в конечном итоге - отмечает американский политолог - следует ожидать неизбежного снижения накала политических страстей с установлением относительно мирных форм общественной политики, где сильное государство держит под контролем те формы притязаний, которые могут вызвать вспышку насилия».[9]

В современной России идет поиск точек приложения государственного потенциала. Одним из таких приоритетов стала концепция инновационного развития, которая охватывает как политическую, так и социально-экономическую составляющую.

В условиях инновационного развития общества существует объективная потребность в расширении политического поля, допуске к участию в принятии политических решений различных политических и социальных субъектов, отказе от политического монополизма, какими бы благими намерениями он ни оправдывался. Принципиально важным для России является смена персоналистской парадигмы управления на институциональную. Американский политолог Джеффри Стаут по данному поводу писал: «Чем больше пространства мы отдаем лидерам…, тем ближе мы оказываемся к неограниченному правлению властей предержащих. Чем ближе мы приближаемся к неограниченному правлению, тем меньше оснований у граждан доверять властям в деле своей защиты или иного способа служения их интересам».[10]

Вектор развития России, как открытой страны, направлен в сторону свободного волеизъявления и не может определяться лишь одной политической силой, стимулируя появление альтернативных идей, моделей, концепций. Политико-административные отношения, выстраиваемые в условиях демократизации и опирающиеся на потенциал государства, имеют тенденцию к большей открытости и прозрачности, но лишь при условии ее поддержки со стороны общества и повышения политической, экономической, социальной активности населения, что является для России пока скорее гипотетическим, чем реальным фактором.

«Сущностным свойством демократии как формы правления является непременная обязанность власти постоянно (пусть и не всегда одинаково) откликаться на требования общества»[11], - заявляет американский ученый Джон Мюллер. Демократизация страны, являющаяся составной частью концепции инновационного развития общества и становления современного российского государства, невозможна без поддержки со стороны большей части общества. Поэтому для того чтобы политическая власть была успешной, она должна быть легитимной. Власть легитимна в том случае, если «управляемые» признают за ней право управлять. Обязательным условием для успешного проведении преобразований является обратная связь с обществом. Попытка реформировать без такой обратной связи, как образно сравнивает Александр Аузан, – «это попытка сшить костюм на нестандартную фигуру, не встречаясь с заказчиком».[12]

Современный глобальный кризис продемонстрировал несовершенство мировой финансово-экономической архитектуры, сложившихся международных институтов, неспособных оградить общество от издержек рыночной стихии. Мировое сообщество ищет пути выхода из сложившейся ситуации, и в качестве одного из важнейших выводов, разделяемых политиками и экономистами, является изменение роли государства в сложившихся условиях.

Либеральная концепция минималистского государства в период кризиса оказалась несостоятельной, и даже страны либеральной демократии пересматривают свое отношение к месту и роли государства в современных условиях. В результате наметившейся тенденции - усиления роли государства - появилась опасность расширения авторитарных норм и практик, что является объективно обусловленным явлением. В этих условиях становится необходимым совершенствование механизмов контроля за государственной властью во избежание нарушения прав и свобод человека, реализации его законных интересов.

Российская политическая практика свидетельствует о том, что в условиях мирового финансово-экономического кризиса государственные органы стали чаще обращаться за помощью к обществу, к гражданам. Регулярные встречи с трудовыми коллективами, открытость в принятии государственных решений, участие в обсуждении антикризисных мер как политической оппозиции, так и всего гражданского общества, доступность власти для средств массовой информации свидетельствуют о превалировании демократических тенденций в политическом режиме современной России.

Важнейшим демократическим критерием является контроль за государственной властью со стороны общества. Среди инициатив, предложенных и реализованных государственной властью за последние полгода, следует выделить внесение изменений в Конституцию Российской Федерации, связанных с контрольными полномочиями Государственной Думы в отношении Правительства Российской Федерации, вступившие в действие с 31 декабря 2008 г. Так, в соответствии с п.1, ст.103 Конституции Российской Федерации к ведению Государственной Думы теперь относится заслушивание ежегодных отчетов  Правительства о результатах его деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой.[13]

Отчет Председателя Правительства Российской Федерации, прозвучавший 6 апреля 2009 г. стал поворотным пунктом в отношениях между законодательной и исполнительной властью. Глава правительства теперь не может игнорировать представительную власть и обязан отчитываться о своей деятельности, а депутаты могут задавать ему вопросы, на которые вправе ожидать ответов.

Изменение формата отношений между ветвями власти можно рассматривать в качестве антикризисной меры, которая логично вписывается в систему сдержек и противовесов, повышая ответственность обеих ветвей власти за проводимую политику.

Можно согласиться с председателем российского правительства в том, что «антикризисный план требует согласованных действий на всех уровнях публичной власти. Людей не волнует, чье именно обязательство не исполняется - федеральными органами власти, региональными либо муниципальными - для них важно, как это скажется на их повседневной жизни».[14] И здесь, следует отметить, власть не всегда использует демократические процедуры и механизмы.

В демократическом государстве решающую политическую роль играют партии. Создание в современной России правовых норм, закрепляющих высокий статус партий в политической жизни страны, с одной стороны, повышает ответственность политической партии за проводимую в стране политику на всех уровнях государственной власти и органов местного самоуправления. С другой стороны, резко ограничивает возможности конкретного гражданина на участие в политической жизни без посредничества политических структур.

Характеризуя соотношение демократизма-авторитаризма в политической системе России, Председатель Конституционного Суда  В.Зорькин отмечает, что «некоторые элементы авторитаризма в реальной практике осуществления политической власти обусловлены рядом факторов, связанных с переходным периодом от внеправового прошлого к новым демократиям».[15]

Перенесение акцента на развитие человека в современных условиях становится характерным для многих демократических стран. В условиях кризиса социальные программы становятся наиболее уязвимыми, так как сокращаются доходы государств и, следовательно, выделение средств на реализацию программ социальной помощи и поддержки. В сложившихся условиях становится принципиально важным выдерживать докризисные параметры социальной политики, что является свидетельством ее ориентирования на человека.

В Программе антикризисных мер правительства социальная направленность политики заявлена в качестве приоритетных задач. «Социальные обязательства государства перед населением, принятые до начала кризиса, в 2009 году будут выполнены в полном объеме»,[16] - говорится в упомянутом документе. Следует отметить, что Программа антикризисных мер разрабатывалась при активном участии экспертов, граждан Российской Федерации, представителей партий, общественных и политических организаций, т.е. формирующегося гражданского общества, которое становится полноправным участником политического процесса. 

Среди приоритетов в деятельности политической власти в период борьбы с кризисом стало обращение к средствам массовой информации как важнейшему каналу политической коммуникации. Вошли в практику регулярные встречи политического руководства страны с журналистским сообществом, интервью различным телевизионным каналам и печатным СМИ, ежедневное информирование о кризисных проблемах и путях их решения. Такой диалог в режиме «online» повышает доверие населения к власти, делает прозрачным процесс принятия решений, что сказывается на общественном настроении и в целом на ситуации в стране.

Внимание к средствам массовой информации является актуальным также в связи с расширением доступа населения к независимым средствам массовой информации. Использование новых технологий в коммуникативной сфере привело к созданию огромного информационного сегмента, независимого от власти – Интернет-изданий. Причем информацией, распространяемой через Интернет, пользуется, как правило, наиболее активная, подвижная часть российского общества. Предыдущий год стал прорывным для распространения Интернета в России: по данным правительства доступ к сети имеет треть населения страны. Поэтому важным политическим шагом явилось создание Совета по развитию информационного общества в Российской Федерации при Президенте.

Развитие информационного общества в России сталкивается с социально-экономическими и политическими проблемами. Образование должно сформировать потребность человека в информации, развитая инфраструктура – передачу и получение необходимой информации, политические структуры – высокий уровень информационно-аналитического обеспечения для эффективного управления обществом. Современные технологии управления невыгодны административно-бюрократическому аппарату, который является основным препятствием на пути распространения нового стиля жизни, основанного на свободном информационном пространстве и не нуждающемся в привычных традиционных институтах и моделях поведения. Внедрение новых технологий нарушает привычный механизм функционирования социальных институтов и организаций, позволяет пересмотреть критерии их эффективности, заставляет переосмыслить те масштабные изменения, которые несет информационная эпоха, изменяет характер деятельности человека, его восприятие современного мира.

Важный параметр современной демократии – это эффективная судебная система, в решающей степени определяющая степень демократичности власти. Судебная власть - единственная, которая защищает человека от государства. Сломать коррупционную составляющую в судебной сфере - значит, институционализировать отношения власти и общества, сделать их открытыми и прозрачными, основывающимися на нормах права. Судебная реформа при молчаливом сопротивлении российского правящего класса не сдвинется с места. Проблемы судебной системы заключаются в неоднозначности законов, которые можно трактовать в тех или иных интересах, чем нередко пользуются судьи. В России распространено предпочтение к расплывчатым нормам права, так как неопределенность выгодна, прежде всего власть предержащим, которые могут ее интерпретировать в своих интересах.

Социальная направленность политики, борьба с коррупцией, реформа судебной системы, снижение зависимости СМИ посредством развития информационного общества – таковы основные тенденции в становлении российской государственности в начале XXI века.

Президентские инициативы, направленные на формирование обновленного облика российского государства, имеют в большей степени демократическую направленность, хотя и воспринимаются значительной частью общества и оппозицией достаточно скептически, поскольку ориентированы на более решительные шаги власти в сторону открытости и расширения политического пространства. Среди президентских инициатив, не способствующих демократизации политического процесса, наибольший резонанс вызвали увеличение срока полномочий Президента до 6 лет и депутатов Госдумы до 5 лет, а также изменение порядка избрания председателя Конституционного Суда и его заместителей, которые вполне резонно воспринимаются в качестве продолжения выстраивания властной вертикали.

В качестве демократических инициатив можно выделить следующие: ежегодный отчет правительства о своей работе в Государственной Думе;  представительство в Госдуме партий, набравших от 5 до 7 % голосов; изменение порядка формирования Совета Федерации, в соответствии с которым его членами могут быть только граждане, победившие на региональных или местных выборах; изменение порядка наделения полномочиями губернаторов (кандидатуры может предлагать партия, победившая на региональных выборах); отмена избирательного залога; снижение количества подписей, необходимых для участия в выборах; освобождение от подписей парламентских партий, а также тех, которые представлены в трети законодательных собраний субъектов федерации; расширение сферы вопросов, по которым Общественная палата может давать свое заключение; принятие законов о борьбе с коррупцией.

Президент в своей работе по модернизации российского государства может опереться только на гражданское общество, потому что небольшая часть честных чиновников не в состоянии решить возникающие проблемы. Активные, заинтересованные граждане, свободные средства массовой информации, смогут сделать гораздо больше, чем предпринятые административные меры. Препятствовать демократическим тенденциям будет административно-чиновничий аппарат, который не умеет по-другому работать. Помогать президенту будет также инновационно настроенная часть правящей элиты, малый, средний и частично крупный бизнес. Перспективы такой поддержки можно оценить высоко, так как при решительной власти общество активизируется и сможет обеспечить легитимность намеченных преобразований.

Именно на такую поддержку рассчитывает Д.Медведев: «от того, насколько синхронно, совместно, солидарно будет действовать государство, с одной стороны, и гражданское общество, с другой стороны, зависит наш успех», связанный с полноценной экономической системой, политической системой, развитой российской демократией.[17]

Демократические тенденции в период борьбы с последствиями мирового кризиса не отрицают наличия тенденций авторитарных. В целом же можно согласиться с В.Зорькиным в том, что степень демократичности в России в сложившихся условиях близка к оптимальной.[18]

Еще в конце ХХ века зарубежные политологи предполагали для развивающихся стран два пути: либо интеграция в западный порядок, либо его отрицание и появление стран-изгоев, изолированных от остального мира. Однако уже в начале XXI века, один из ведущих американских политологов Фарид Закария стал выразителем иной точки зрения: развивающиеся страны, по его мнению, идут по третьему пути - «они вливаются в западный порядок, но на своих собственных условиях», преобразуя саму систему.[19] Россия вносит в данную тенденцию свою лепту, переориентировавшись с первого пути, характерного для 1990-х гг., на третий, исходя из своего нового места в складывающейся глобальной конфигурации политического устройства мира.

[1] Ильин В.В., Ахиезер А.С. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы. М., 1997. С.50.

[2] Чаадаев П.Я. Апология сумасшедшего // Чаадаев П.Я. Избранные сочинения и письма. М., 1991. С.152.

[3] Гефтер М.Я. Россия. Диалог вопросов. М. 2000. С.74.

[4] Заславская Т.И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформации. М., 2004. С.127-132.

[5] Смолин О.Н. Политический процесс в современной России: учеб. пособие. М., 2006. С.208-223.

[6] Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985-2001: от Горбачева до Путина. М., 2001. С.251-254.

[7] Ясин Е.Г. Приживется ли демократия в России? М., 2006. С.297.

[8] Пайпс Р. Бегство от свободы: что думают и чего хотят россияне. URL: http://inosmi.ru/stories/01/05/29/2996/210029.html

[9] Тилли Ч. Демократия. М., 2007. С.195.

[10] Стаут Джеффри. Демократия и традиция. М., 2009. С.258.

[11] Мюллер Дж. Капитализм, демократия и удобная бакалейная лавка Ральфа / Пер. с англ. М., 2006. С.209.

[12] Аузан А.А. Договор-2008. М., 2007. С.38.

[13] Конституция Российской Федерации // Российская газета. 2009. 21 января.

[14] Выступление в Государственной Думе с отчетом Правительства РФ о результатах его деятельности за 2008 год. URL: http://premier.gov.ru/events/2490.html

[15] Зорькин В. Кризис доверия и государство // Российская газета. 2009. 10 апреля.

[16] Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год. URL: http://premier.gov.ru/anticrisis/#soczashita

[17] Беседа Президента Российской Федерации Д.А.Медведева с главным редактором информационной службы НТВ Татьяной Митковой. URL: http://www.kremlin.ru/appears/2009/04/19/1200_type63379_215191.shtml

[18] Зорькин В. Кризис доверия и государство // Российская газета. 2009. 10 апреля.

[19] Закария Ф. Постамериканский мир. М., 2009. С.58.

К другим статьям

На первую страницу