Лекция 9.  Политический режим                        

1. Сущность политического режима

1.1.            Понятие и определение.

В политической науке для описания социального характера и порядка отношений правителей и управляемых, а также методов и эффективности властвования в целом используется категория политического режима. Политический режим рассматривается как властный порядок. Т.е. свое воздействие на общество власть осуществляет через по­литический режим, под которым подразумеваются конкретные формы и методы реализации власти, определенная структура властных институтов, полно­мочия которых обусловлены принципами организации ветвей власти.

Термин политический режим — производный от латинского слова regimen, т.е. направление, в переносном смысле кормило, правитель — по­явился в западной литературе еще в XIX в., а в широкий научный оборот вошел после Второй мировой войны. Но по сей день есть немало вариан­тов употребления и трактовок этого понятия.

Понятие «политический режим» является важнейшим в евро­пейской политологии, в отличие от американской, отдающей предпочтение по фундаментальности категории «политическая система». Произвольное использование категории «политический режим» не сохранило за ним достаточно четкого содержания. Вследствие этого она до сих пор относится к сущностно оспари­ваемым понятиям и в рамках различных парадигм трактуется не­однозначно. Так, сторонники системного подхода расширительно интерпретируют понятие «политический режим» и отождествля­ют его с категорией «политическая система». Это создает извест­ные теоретические сложности, поскольку возникает опасность терминологического дублирования двумя понятиями одного ряда политических явлений.

Термины «политическая система» и «политический режим» характеризуют политическую жизнь с разных сторон: «полити­ческая система» выявляет характер связей с внешней средой, а «политический режим» определяет средства и методы реализации общезначимых интересов. Некоторые исследователи ограничива­ют его содержание формой правления. Эта точка зрения домини­рует в конституционном праве. Согласно ей классификация поли­тических режимов основывается на различии законодательной и исполнительной функций государства и выяснении их соотноше­ния. По такому принципу выделялись режим слияния властей (абсолютная монархия), режим разделения властей (президентская республика) и режим сотрудничества (парламентская республика). Акцентируя внимание на деятельности правительственных струк­тур, подобное толкование игнорирует влияние других политиче­ских институтов (партийной системы, групп давления). Форму правления было бы точнее представить как один из компонентов политического режима.

В политической науке одно из первых определений поли­тического режима дал французский ученый Морис Дюверже. Он понимал политический режим как особый соци­альный механизм, способ управления обществом, соединяющий, с одной стороны, базовые модели выборов, голосования и принятия решений, а с другой — способы политического участия партий и групп интересов.

Французский политолог Жан-Луи Кермонн (автор одного из самых популярных во Франции учебников по поли­тологии «Западные политические режимы») уточнил формулу М. Дюверже: «Под политическим режимом понимается совокупность элементов идео­логического, институционального и социологического порядка, ко­торые способствуют формированию политического управления дан­ной страны на известный период». Данное понимание политического режима стало общепризнанным в европейской политической науке.

В науке конкурируют в основном два подхода в трактовке режима: юридический, делающий акцент на формальные нормы и правила отправления власти инсти­тутами государства, и социологический, опирающийся на анализ тех средств и способов, с помощью которых осуществляется реальная публичная власть и которые в той или иной мере обусловлены социокультурными традициями, системой разделения труда, характером коммуникаций и т.д.

Как показал практический опыт, наиболее адекватным способом отображения политического режима является второй подход, даю­щий возможность сопоставлять официальные и реальные нормы по­ведения субъектов в сфере власти, отражать реальное состояние дел в области прав и свобод, выяснять, какие группы контролируют про­цесс принятия решений, и т.д. При социологическом подходе в каче­стве агентов власти рассматриваются не только правительство или официальные структуры, но и те, подчас не обладающие формаль­ным статусом группировки, которые реально влияют на принятие решений. В качестве определенной характеристики правления при этом может рассматриваться и деятельность оппозиции, а также другие, в том числе антисистемные, компоненты политики.

Ориентируясь именно на реальное отражение процесса отправле­ния политической и государственной власти, политический режим можно охарактеризовать как совокупность наиболее типичных методов функци­онирования основных институтов власти, используемых ими ресурсов и способов принуждения, которые оформляют и структурируют реальный процесс взаимодействия государства и общества. Как подчеркивают Г. О'Доннел и Ф. Шмиттер, режим — это совокупность явных или скры­тых структур, «которые определяют формы и каналы доступа к веду­щим правительственным постам, а также характеристики [конкретных] деятелей, ...используемые ими ресурсы и стратегии...». В этом смысле, когда говорят о политическом режиме, то имеют в виду не норма­тивные, задаваемые, к примеру, идеальными целями того или иного класса, а реальные средства и методы осуществления публичной по­литики в конкретном обществе.

Такое понимание политического режима показывает, что он фор­мируется и развивается под влиянием значительно более широкого круга факторов, нежели политическая система. Причем облик правя­щего режима зачастую определяется не только и даже не столько макрофакторами, скажем, социальной структурой общества, его нрав­ственно-этическими традициями и т.п., но и значительно более час­тными параметрами и обстоятельствами, а именно: межгрупповыми отношениями внутри правящей элиты, внутри- или внешнеполити­ческой ситуацией, характером международной поддержки власти, личностными качествами политических деятелей и т.д.

Политический режим — более подвижное и динамичное явле­ние, чем система власти. В этом смысле эволюция одной политичес­кой системы может осуществляться по мере смены нескольких поли­тических режимов. Например, установившаяся в XX столетии в СССР система советской власти трансформировалась в сталинский режим, затем — в режим, сформировавшийся в годы так называемой хру­щевской «оттепели» (в 60-х гг.), а впоследствии — в режим коллек­тивного руководства при Л. И. Брежневе.

Именно режимы проводят и одновременно олицетворяют собой определенную государственную политику, вырабатывают и осуще­ствляют тот или иной политический курс, целенаправленно прово­дят конкретную линию поведения государства во внутри- и внешне­политической сферах. Как показывает исторический опыт наиболее развитых индустриальных государств, с точки зрения самосохране­ния наиболее выгодной и предпочтительной для правящих режимов является политика центризма. Независимо от ее идеологической на­грузки, именно такая политика способствует минимизации конф­ликтов в сложноорганизованных обществах, помогает наиболее кон­структивно использовать политический потенциал всего общества, поддерживает взаимоуважительные отношения между элитарными и не элитарными слоями.

В то же время большинство режимов в качестве одного из наибо­лее распространенных средств укрепления собственных позиций вы­бирает популизм. Так называется тот тип политики, который основы­вается на постоянном выдвижении властями необоснованных обе­щаний гражданам, на использовании демагогических лозунгов, методов заигрывания с обществом ради роста популярности лиде­ров.

Однако независимо от того, режим какого типа складывается в той или иной конкретной стране или какой политический курс пред­лагается стране, вся деятельность властей в конечном счете подчиняется целям сохранения стабильности контролируемых ими политических порядков в стране.

Для обобщения вышесказанного можно попытаться свести вместе раз­ные подходы к определению политического режима. Политический режим — это совокупность различных видов отношений между властью и обществом, сре­ди которых нужно отметить следующие показатели: 1) институциональный способ взаимодействия правительства и гражданина (соблюдение конститу­ционных норм, в т.ч. уровень уважения к фундаментальным правам и свобо­дам человека; соответствие мероприятий административных органов госу­дарственно-правовым основам; значение официально-легальной сферы в общем объеме действий правительства); 2) степень политического участия населения и его включенности в процесс принятия государственных решений, отражающая социальное представительство, народный контроль и волеизъяв­ление; 3) уровень возможности свободного соперничества между правящей и оппозиционной группировками при формировании органов государственной власти; 4) роль открытого насилия и принуждения в государственном управ­лении. Другими словами, речь идет о том, что между правителями и управ­ляемыми заключается своего рода «общественный договор» о правилах их отношений, а динамика осуществления государственного управления посто­янно отражает состояние дел при поддержании властного порядка и сам ха­рактер регулирования отношений между государством и человеком.      

1.2.            Признаки политического режима.

Политический режим (внутреннее состояние) определяет как осуществляется власть, как функционируют политические инсти­туты и политические отношения, какова динамика политической системы, как соотносятся между собой власть и общество, кто кого кон­тролирует, а также обеспечивает достижение целей политики, реализацию интере­сов властвующей элиты.

Тип политического режима определяется уровнем развития и интенсивностью общественно-политических про­цессов, структурой правящей элиты, механизмом ее формирования, состоянием свобод и прав человека в обществе, состоянием отношений с бюрократией (чиновничий аппарат), господствующим в обществе типом легитимности, развитостью общественно-политических традиций, доминирующим в обществе политическим сознанием и поведением.

Признаками политического режима являются:

-          механизмы властвования, способ функционирования государст­венных органов, процедуры отбора правящих групп и политических лидеров;

-          порядок распределения власти между различными социальными силами и выражающими их ин­тересы политическими органи­зациями;

-          реализация принципа разде­ления властей на законодатель­ную, исполнительную и судебную; существование системы сдержек и противовесов;

-          система методов осу­ществления политической власти (разрешительные — запретитель­ные, убеждение — принуждение, экономические — внеэкономи­ческие);

-          характер отношения населения к политическому участию: актив­ное, индифферентное, пассивное; каковы формы этого участия: ор­ганизованные, стихийные;

-          состояние прав и сво­бод в обществе; признание или непризнание влас­тью естественных неотчужда­емых прав личности и гражда­нина; реальность их гарантий;

-          способы урегулирова­ния социальных и политических конфликтов;

-          характер влияния, оказываемого политической культурой основных групп общества на динамику и направленность политического процесса;

-          наличие политических партий в обществе, их внутреннее устройство и принципы взаимоотношений с государством; существование оппозиции, ее статус, взаимоотношения с государственной властью;

-          политический и юридический статус и роль армии в обществе;

-          политический и юридический статус средств массовой инфор­мации, наличие или отсутствие цензуры, степень гласности в обществе.

 2. Характеристика политического режима

2.1. Политическая стабильность.

По мнению многих ведущих теоре­тиков, стабильность, позволяющая добиваться повышения управляемо­сти общественных процессов, является наиболее важной характери­стикой не только политического режима, но и социального порядка в целом. Учитывая же, что политические институты, будучи своеоб­разным продолжением и закреплением социальных норм и отноше­ний, в первую очередь призваны упорядочивать общественные свя­зи, достижение ими политической стабильности приобретает исклю­чительную значимость в деятельности режима.

Содержательно о стабильности власти можно говорить при срав­нении либо различных политических систем, либо с тем режимом, который существовал ранее. В политическом мире существуют ста­бильные, среднестабильные и крайне нестабильные режимы. У каждо­го из них существуют свои возможности управления обществом, ре­зервы и ресурсы регулирования общественных порядков, способнос­ти к самосохранению и развитию.

Стабильность политического режима представляет собой слож­ное явление, включающее такие параметры, как сохранение систе­мы правления, утверждение гражданского порядка, сохранение легитимности и обеспечение надежности (эффективности) управле­ния. Поэтому в самом общем виде она может означать определенный характер политических процессов (например, отсутствие войн и воо­руженных конфликтов), степень адаптации правительства к соци­альным изменениям, характер уравновешенности отношений эли­тарных кругов, достигнутые равновесие и баланс политических сил. При этом критериями стабильности могут быть: срок нахождения правительства у власти, его опора на партии, представленные в за­конодательных органах, степень многопартийности, раздробленность сил в парламенте и т.д. Используемые для достижения стабильности средства могут располагаться в широком диапазоне: от убеждения и поощрения свободной политической активности граждан до приме­нения насилия.

Стабильность не исключает изменений или реформ, но предпо­лагает наличие определенных условий их осуществления. Прежде все­го она предполагает отсутствие в обществе нелегитимного насилия, господства не признаваемых обществом сил. Иными словами, власть стабильна постольку, поскольку обладает возможностью предотвра­тить доминирование нелегитимных сил. В этом смысле стабильность как способность общества к самозащите способствует сохранению такой организации власти, которая соответствует социальной систе­ме, адекватна настроениям общественности, обеспечивает его интеграцию в процессе социально-экономического развития, делая его более эффективным.

К факторам стабилизации можно отнести следующие: наличие поддерживаемого властями конституционного порядка и легитимность режима; эффективное осуществление власти; гибкое использование силовых средств принуждения; соблюдение общественных традиций; отсутствие серьезных структурных изменений в организации власти; проведение продуманной и эффективной правительственной страте­гии; устойчивое поддержание отношений власти с оппозицией и уровня терпимости (толерантности) населения к нестандартным иде­ям; выполнение правительством своих основных функций.

В противоположность стабильности нестабильность чаще всего со­провождает процессы качественного реформирования, принципиаль­ных преобразований в обществе и власти. К факторам нестабильнос­ти относятся: культурные и политические расколы в обществе; не­внимание к нуждам граждан со стороны государства; острая конкуренция партий, придерживающихся противоположных идео­логических позиций; предложение обществу непривычных идей и форм организации повседневной жизни.

Американский ученый Д. Сандрос пришел к выводу, что неста­бильность прямо пропорциональна действию таких факторов, как рост урбанизации и перенаселения; индустриальное развитие, кото­рое разрушает естественные социальные связи; ослабление механиз­мов социально-политического контроля; торговая и финансовая за­висимость страны от внешних источников. В то же время она обратно пропорциональна уровню легитимности режима; развитости полити­ческих институтов; повышению социально-экономической мобиль­ности, темпам экономического развития; совершенствованию сети политических коммуникаций; консенсусу внутри элиты и прочим аналогичным факторам.

2.2. Политическая оппозиция.    

Одним из наиболее распространен­ных факторов дестабилизации поли­тического режима является деятельность оппозиции. Оппозиция представляет собой политический институт, имеющий целью выражение интересов и ценностей, не представленных в деятельности правящего режима. Тем самым оппозиция выражает и консолидирует протестную активность населения, формулирует требования, оппонирующие или корректирующие поведение властей. Оппозиция — это носитель «критического духа» в политике.

Наличие оппозиции органически связано как с разнородностью общества, обусловливающей невозможность постоянно сохранять в нем устойчивость и неизменность политических отношений, так и со свойствами самого человека. Ведь в природе человека как социально­го существа заложено стремление предлагать в затрагивающих его интересы областях жизни альтернативные проекты, осуществлять поиск нового, преодолевать установленные ограничения. Поэтому в политическом смысле наличие оппозиции означает принципиальную невозможность утверждения в обществе единого, монолитного, раз и навсегда установленного отношения к выдвигаемым властью це­лям, окончательной ликвидации всякой почвы для конфликтных от­ношений.

В таком положении есть как отрицательные, так и положитель­ные стороны. Так, оппозиция предотвращает монополизацию власти. Без нее политический режим утрачивает возможности к саморазви­тию и, напротив, стремится к окостенению власти. При демократи­ческих режимах наличие оппозиции является важнейшим атрибутом власти, это ее «визитная карточка». В государствах этого типа у оппо­зиции существует свой статус, права, возможности влияния на власть. Например, в Великобритании «оппозиция Ее Величества Королева» — это один из основополагающих политических институтов. В то же вре­мя оппозиция выступает и в роли фактора, деста­билизирующего общественные порядки.

В качестве основных причин формирования политической оппозиции правящему режиму, как правило, называют: социальное расслоение в обществе, национальное неравенство, несовершенство избиратель­ной системы, разочарование населения (элит) в идеалах господству­ющего строя, раскол элит и неудовлетворенные амбиции отдельных деятелей.

По степени лояльности к целям и ценностям правительства обычно разделяют проправительственную, нейтральную и непримиримую формы (типы) оппозиции, а также институционализированные (включаю­щие партии, «теневые кабинеты» и т.п.) и неинституционализированные (ограничивающиеся идейной критикой). Главной характерис­тикой любого типа оппозиции служит степень ее сплоченности, орга­низованности, массовости, отношение к легальным и законным средствам протеста. Иногда оппозиция складывается даже внутри правящих кругов (например, на основе разочарования части правя­щей элиты в идеалах системы власти).

Соответственно типу оппозиции формируются и средства, спосо­бы ее политической деятельности: от критики режима узкой группой инакомыслящих, диссидентов (олицетворяющих духовную оппози­цию власти и не прибегающих к каким-либо активным политичес­ким действиям, организации протеста) до политического террора и насилия со стороны партий и движений, находящихся на нелегаль­ном положении. В сочетании с реакцией властей на свою деятель­ность оппозиционные силы различаются степенью влияния на при­нимаемые в государстве решения, объемом допуска к СМИ, харак­тером критики властей. Они могут инициировать разрушительные для государства формы нелегального вооруженного сопротивления властям, революции, мятежи, бунты, гражданские войны. Но оппозиция может играть и роль «клапана» для «выпускания пара», снижения степени протеста в целях стабилизации власти и даже выполнять чи­сто декоративные функции для «облагораживания» режима в глазах зарубежного общественного мнения. Нередки случаи, когда обще­ственный протест передается от прежнего режима и усиливается в совершенно другой ситуации, действуя независимо от позитивных, реформаторских усилий властей. В такие периоды режим может ока­заться в положении частичной изоляции, а оппозиция играть роль защитницы общественных интересов.

Самые значительные проблемы для режима создает непримиримая оппозиция, не признающая ценностей правительства, постоянно при­зывающая к пересмотру итогов выборов, не считающаяся с нормами политической игры и имеющая тенденцию переходить к вооружен­ным формам протеста. Непримиримые оппозиционеры нередко от­казываются от участия в выборах, используют провокации, ведут поиск союзников за рубежами страны, обращаются к международ­ной поддержке своих требований, убеждают общество в том, что правящий режим является проводником чуждых зарубежных интере­сов и получил власть в результате противоправных действий или меж­дународного тайного заговора («масонов», «мирового сионизма» и т.д.). Характеризуя стиль поведения непримиримой оппозиции, известный политолог X. Линц в этот арсенал средств включает: систематичес­кую клевету на политиков, представляющих партии системной ори­ентации; постоянную обструкцию парламенту; поддержку предложе­ний, сформулированных специально в целях усугубления кризиса; действия, направленные на потерю правительством авторитета; выд­вижение заведомо неприемлемых требований для переговоров с пра­вительством. Такая деятельность объективно ведет к идейно-полити­ческой поляризации, фрагментаризации и даже распаду общества. Особенно большие проблемы в этом смысле создают сепаратистские движения, радикальные, экстремистские и анархистские группиров­ки, противостоящие не только властям, но и всему обществу.

В принципе при конкурентной демократии даже непримиримая оппозиция может встроиться в политическую систему (как, напри­мер, европейская социал-демократия в XX в.). Но она может стать и лидером сопротивления режиму, возглавить протест и добиться сме­щения властей (как, например, антикоммунистические силы в стра­нах Восточной Европы в 80-90-х гг. XX столетия). В то же время не­примиримая оппозиция, когда общество отказывает ей в доверии, нередко подвергается политическим репрессиям, а правительствен­ные решения принимаются в целях ее окончательного разгрома.

Особый тип политической оппозиции представляет собой цент­ризм. Формулируемые им задачи не имеют агрессивного характера, а ориентированы на принципиальное соглашательство, т.е. на предпочтение стабильности перед инновациями, на рационально-праг­матический учет всего позитивного, что формулируется как властя­ми, так и на противоположных флангах политического спектра. По­литические требования центризма неразрывно связаны с легальны­ми механизмами передачи власти, отрицанием насилия, отказом от разжигающей противоречия риторики, стремлением добиться реаль­ной ответственности властей за принимаемые решения. Однако ра­циональные и примиренческие позиции не всегда ясны избирате­лям, ориентирующимся на крайние позиции, что снижает возмож­ности примиренческой стратегии в странах, где идет интенсивная политическая борьба.

В условиях демократических систем, как правило, осуществляет­ся гибкая тактика по отношению к оппозиции, она определяется в зависимости от степени ее лояльности власти. При этом активно ис­пользуются технологии политического логроллинга (заключения сде­лок, ведения торга с конкурентами), частичного блокирования и создания коалиций с отрядами оппозиции. Широкое распростране­ние получают механизмы согласования интересов, образования со­гласительных комитетов, арбитражных комиссий парламента, про­ведения «круглых столов». При таком подходе оппозиция никогда не остается единой, накал противоречий снижается, а угроза для влас­ти уменьшается, уровень интеграции общества повышается. В тотали­тарных же и авторитарных режимах, которые не заинтересованы в определении степени лояльности оппозиции и однозначно негатив­но относятся ко всем ее слоям, расценивая как потенциально опас­ную любую протестную деятельность граждан, любое взаимодействие с нею чревато провоцированием насилия, усилением отчуждения граждан от политики и власти.

3. Основные компоненты политического режима

Основными  компонентами политического режима являются форма и роль государства (см. лекцию 7), принцип легитимности, структура институтов, партийные и избирательные системы.

3.1. Принцип легитимности.

Известно, что эффективность воздействия власти на обще­ство определяется не степенью принуждения, а уровнем леги­тимности режима. Принцип легитимности подразумевает спо­собность власти создавать у населения веру и «убеждение в том, что, несмотря на все их промахи и недостатки, сущест­вующие политические институты являются наилучшими, не­жели какие-либо другие, которые могли бы быть установлены и которым следовало бы в результате подчиняться» (X. Линц).

Убеждение в правомерности власти принимать решения, которые граждане должны выполнять, формируется через со­ответствие этих решений ценностям, которые разделяет боль­шинство общества. Такие ценности отвечают представлениям и требованиям демократии, которая способна сформировать наилучшие институты. Для авторитарных и тоталитарных ре­жимов проблема легитимности не является актуальной.

Демократия как форма политической организации общест­ва и как самостоятельная ценность основывается на ряде мак­сим, в том числе следующих: государство является гарантом основных прав и свобод личности; политическая власть при­надлежит большинству народа, которое выявляется путем прямых или косвенных выборов; власть формируется на сво­бодных выборах, предполагающих свободу выдвижения канди­датур, всеобщее и равное избирательное право, свободу голо­сования; большинство уважает права меньшинства (оппо­зиции) на критику, смену правящего режима на очередных выборах; конституционализм есть регулирование посредством конституции отношений между властью и обществом, их рав­ной ответственности перед законом.

3.2. Структура институтов.

Воля большинства народа осуществляется через систему политических институтов. Наряду с правом, партийной систе­мой, группами давления, неполитическими структурами, обла­дающими значительным влиянием на общество (церковь, средства массовой информации), самым важным элементом режима является государство. В целом возникновение соци­альных институтов (а государство одно из них) является отра­жением появления таких потребностей, которые не могут быть удовлетворены за счет индивидуальных ресурсов. Ценность институциализации власти, в отличие от личной власти, со­стоит в ограничении произвола, подчинении власти идее пра­ва, выражающей интересы общего блага.

М. Дюверже выделяет две отличительные особенности госу­дарства по сравнению с другими институтами - наличие силь­ной организации и интенсивную солидарность его членов. Возникновение института государства обусловлено необходи­мостью выразить общие потребности и интересы, чего не мог­ли сделать прежние институты: потребности в безопасности, соблюдении прав и свобод индивидов, сохранении граждан­ского мира и правопорядка.

Преимущество государства в реализации общих целей и ин­тересов было связано с тем, что, во-первых, оно отличается вы­сокой специализацией и разделением труда между правящими. Законодатели вырабатывают правовые нормы, администра­торы применяют их к членам общества, судьи контролируют выполнение правовых норм со стороны граждан и власти. Во-вторых, государство обладает большими материальными и иными ресурсами для претворения своих решений. Например, только государство владеет современной армией и полицией, способными оказаться решающим аргументом в случае откры­того социального конфликта. В-третьих, в распоряжении го­сударства имеется широкая и организованная система санкций, позволяющих ему добиваться повиновения от своих чле­нов. Однако возможности принуждения недостаточны для ор­ганизации такой формы общения, как государство.

Интегрирующими элементами государства, по М. Дюверже, являются приоритетность национальных связей по сравнению со связями иного рода, солидарность между лицами и группа­ми одной национальности, вступающими в общение. Причи­ны национальной солидарности относятся к сфере верований. Преимущественно на верованиях участников государственного общения основано функционирование власти наряду с прину­ждением.

Первым элементом государственной власти М. Дюверже считает верование в необходимость существования власти во­обще. Идея вождя, авторитета, власти, замечает он, «представ­ляется, во всяком случае на первый взгляд, абсурдной, по­скольку везде видят вождя». Вторым элементом власти являет­ся верование в легитимность государственной власти. Это не качество, присущее власти как таковой, а лишь внешняя ее оценка, складывающаяся в общественном сознании. Идея легитимности власти, по М. Дюверже, формируется господ­ствующим классом и, по крайней мере частично, навязывается классу, над которым он господствует. Важную роль в форми­ровании идеи легитимности имеет концепция права. Именно юридическая процедура, которая придает власти институцио­нальный характер, делает ее легитимной в глазах граждан.

Однако легитимность власти еще не означает ее эффективно­сти, т. е. способности удовлетворять потребности основных групп населения, оперативно реагировать на различные требования гра­ждан, обеспечивать социально-политическую стабильность в об­ществе. Способность государства быть эффективным в значитель­ной мере зависит от принципов организации институтов законодательной, исполнительной и судебной власти. Способы формирования высшей государственной власти, принципы организа­ции ее институтов и их взаимоотношения с гражданами выража­ются единым понятием «форма правления».

В основе современных западных демократий лежат два принципа: мажоритарный принцип, в соответствии с которым власть принадлежит большинству народа, и правовой принцип, означающий верховенство права, равную ответственность вла­сти и граждан перед законом.

При формировании институтов государства эти принципы в разных объемах сочетаются с принципом разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. В зависи­мости от процедуры выделения народного большинства и принадлежности права юридической инвеституры (права на формирование, контроль и роспуск правительства) либо пар­ламенту, либо президенту мажоритарный принцип порождает два институциональных типа демократии - парламентский и президентский. Законодательная и исполнительная ветви вла­сти могут быть организованы по принципу либо четкого раз­деления, либо отсутствия строгого разделения властей. При­менение этого принципа организации ветвей власти зависит от формы правления: парламентской или президентской.

Парламентская форма политического устройства не преду­сматривает четкого разделения властей. Народное большинство выявляется на основе единой системы голосования - избрания депутатов парламента. Формирование исполнительной власти осуществляется косвенным путем: глава правительства и члены кабинета избираются парламентариями. Следовательно, разделе­ние властей косвенно осуществляется после формирования пра­вительства. Лидер, получивший поддержку большинства в парла­менте, становится главой исполнительной власти. Правительство опирается на поддержку парламента, контролируется им и от­правляется в отставку. Плюрализм интересов и права меньшинст­ва отстаивает легально действующая оппозиция. Классический пример парламентской формы правления дает Великобритания. Ведущую роль в формировании внутриполитического и внешне­политического курсов страны играет премьер-министр, обладаю­щий широкими полномочиями. Он правит через парламент, чем и определяется его влияние.

Президентская форма политического устройства предполагает строгое разделение властей уже на стадии выборов, предусматри­вает наличие у законодательной и исполнительной ветвей власти собственного независимого электората, поэтому в странах с по­добной формой правления существует двойная система голосова­ния. Президентская республика основывается на прямом избра­нии гражданами парламента и главы исполнительной власти путем общенациональных выборов. Затем президент назначает членов кабинета (правительство), руководит его деятельностью. Он ответственен непосредственно перед народом. Двойная систе­ма голосования обеспечивает равную легитимность исполнитель­ной и законодательной ветвей власти.

Типичным примером президентской модели демократии являются США. Там одновременно правят и президент, и конгресс. Однако равная легитимность обеих ветвей власти порождает конфликты между ними. Учитывая тот факт, что в США отсутствуют традиционные институты парламентаризма (такие, как роспуск Конгресса главой государства или ответст­венность правительства перед законодателями), американская система создала свои механизмы разрешения возникающих конфликтов между ветвями власти.

Этому способствуют зрелая политическая культура общест­ва и отлаженный институциональный механизм. Однородная политическая культура предопределяет набор политических позиций и предпочтений американцев, на которые ориенти­руются обе ветви власти. В случае возникновения конфликта между ветвями власти роль арбитра выполняет Верховный суд, пользующийся непререкаемым авторитетом в стране, а двух­партийная система позволяет задействовать механизм кон­сультаций между фракциями демократической и республикан­ской партий в Конгрессе.

Выбор парламентской или президентской формы правле­ния обусловливает структуру институтов власти, технологию реализации властной воли. Как это ни парадоксально, но пар­ламентская модель способствует усилению исполнительной власти, а президентская республика укрепляет власть парла­мента. В парламентской модели главные функции парламента состоят в формировании правительства, контроле за ним и его роспуске. В остальном влияние законодательной власти огра­ничено. Полномочия же правительства значительны, включая и законотворческие инициативы, а возможности его влияния обусловлены поддержкой парламентского большинства.

В президентской форме правления парламент обладает са­мостоятельными властными полномочиями и правит наряду с президентом. В президентской модели не требуются компро­мисс и согласие между исполнительной властью и парламент­ским большинством. Парламентское большинство может вы­полнять роль оппозиции по отношению к президенту и тем самым сдерживать его. Иная ситуация в парламентских рес­публиках: поскольку правительство работоспособно только в случае создания коалиции парламентского большинства, по­стольку в парламентской модели велико значение компромис­сов между законодателями и правительством.

Для того, чтобы не отождествлять исполнительную и зако­нодательную ветви власти, в западных странах были созданы сдерживающие начала в виде системы правового государства, в котором политические институты, группы, личность действу­ют в рамках права, уважают и подчиняются ему. Иногда в ли­тературе этот режим называется режимом правовой демократии. Однако представляется, что различия режимов, основываю­щихся на мажоритарном и правовом принципах, достаточно условны, поскольку западные демократии во всех своих разно­видностях являются творением права.

3.3. Партийные системы.

В реализации общественных интересов государство активно взаимодействует с другими политическими силами, которые выражают потребности гражданского общества. Среди них особое значение имеют партии. Они берут свое начало в граж­данском обществе и отстаивают интересы его различных групп. Партийные системы определяют сущность политических режимов. До появления партийных систем институты демокра­тии формировались на основе принципа разделения властей, однако с появлением партий ситуация изменилась. Мажори­тарные, или доминирующие, партии, т. е. обладающие боль­шинством депутатских мандатов, которые контролируют пар­ламентское большинство и правительство, превращают принцип разделения властей в символ. Они единолично опре­деляют политический курс, способы его реализации.

Роль партий в парламентской и президентской формах по­литического устройства неодинакова. В парламентских демо­кратиях правительство формируется из представителей одной или нескольких партий, а парламентские выборы превращают­ся в соперничество партий. Для победы партий необходимы единство действий, строгая дисциплина. Победившая партия или коалиция партий формируют правительство, и без их одобрения член партии или коалиции (депутат парламента) не может войти в кабинет.

Формирование институтов законодательной и исполни­тельной ветвей власти в президентских демократиях осуществ­ляется путем прямых выборов, а не в результате продвижения кандидата усилиями какой-либо партии, поэтому влияние партий на предвыборную борьбу невелико, сама же борьба становится соперничеством ярких личностей.

3.4. Избирательные системы.

Взаимоотношения между парламентом, правительством и электоратом (избирателями) устанавливаются на основе конкретных правил, которые называются избирательной системой, или избирательным режимом (их еще называют электоральной системой). Это те правила, с помощью которых подданные назначают правителей, определяют соотношение законода­тельной и исполнительной ветвей власти, достигается или изымается их легитимность. Избирательные системы не явля­ются нейтральными, они оказывают существенное влияние на политический режим.

Стабильные демократии представляют собой политические режимы, в которых правители получают доступ к власти и право принимать решения в результате свободных всеобщих выборов. Однако механизмы избрания парламента и формиро­вания правительства отличаются друг от друга в зависимости от национальной формы правления. Структуру сложившихся демократических институтов не следует рассматривать как простое отражение общественных предпочтений, поскольку сами эти предпочтения неопределенны. Предпочтения инди­видов, их способность различать всевозможные альтернативы колеблются от самых лучших до самых худших. Выбор же воз­можных альтернатив осуществляется в обществе, состоящем из многообразных групп, интересы и мнения которых вступа­ют в конфликт друг с другом.

Исход выборов определяется, с одной стороны, предпочте­ниями избирателей, а с другой - правилами подсчета их голо­сов. Избирательные системы в различных странах отличаются друг от друга, что не может не порождать известное многооб­разие институциональных типов демократии. Рассуждения по поводу достоинств и преимуществ существующих избира­тельных систем обычно сводятся к доказательству того, какое правительство предпочтительнее - сильное или более представи­тельное, хотя существуют избирательные режимы, стремящиеся сочетать оба принципа - представительности и эффективности власти. В конечном счете, в зависимости от исторических осо­бенностей, содержания и однородности социокультурной сре­ды, зрелости политической инфраструктуры избирательные системы различными путями пытаются обеспечить политиче­скую стабильность в обществе.

Основными электоральными системами, используемыми в различных странах с теми или иными модификациями, явля­ются мажоритарная и пропорциональная. Различия между ними сводятся к способу голосования для избрания кандидатов в высшие органы власти; количеству партий и их роли; способу формирования парламентского большинства.

При мажоритарной системе (основанной на принципе боль­шинства) от каждого избирательного округа избирается один де­путат, поэтому победителем на выборах признается тот, кто на­брал наибольшее число голосов. Большинство голосов может быть абсолютным (т. е. 50% + 1 голос) и относительным (т. е. больше, чем у соперника). При выдвижении нескольких кандида­тов на выборах достичь абсолютного большинства в первом туре очень сложно, и в странах, где используется мажоритарная систе­ма в один тур (например, в Великобритании), а баллотируются в одном округе два кандидата, победителем может считаться тот, кто набрал не менее 50% голосов.

В тех же странах (например, во Франции), где ни один кандидат не получает требуемого числа голосов (50% + 1 от всех участвующих в голосовании), проводится второй тур, в который выходят два кандидата, набравших наибольшее коли­чество голосов. Во втором туре победителем признается тот кандидат, за которого отдано относительное большинство го­лосов избирателей. В ряде стран (например, в США), если кандидат набрал абсолютное большинство голосов (50% + 1), он получает все голоса выборщиков данного избирательного округа, проигравший же претендент не получает ни одного голоса в этом избирательном округе.

Система пропорционального представительства предполагает распределение мест в парламенте в соответствии с количест­вом полученных на выборах голосов по партийным спискам. Каждая партия получает в парламенте то число мест, которое строго соответствует количеству поданных за ее список голо­сов на общенациональных выборах. Общее число мест скла­дывается из количества мандатов, полученных ею в каждом избирательном округе. Например, данный избирательный ок­руг должен представлять в парламенте семь депутатов. Каждая партия получает от семи мест столько, сколько пропорцио­нально соответствует набранным голосам избирателей. Та пар­тия, которая получила 50% голосов, располагает четырьмя мандатами (применяется принцип округления), остальные партии также получают в парламенте то количество мест, ко­торое пропорционально набранному на выборах числу голосов.

В ряде стран (включая Россию) существует смешанная, пропорционально-мажоритарная избирательная система. Так, в Германии одна половина парламентариев избирается по ма­жоритарной системе в один тур (система относительного большинства), а вторая половина депутатов бундестага - на основе пропорциональной системы по партийным спискам.

Различия между пропорциональной и мажоритарной система­ми М. Дюверже усматривал в том, что они формируют различные партийные системы. Взаимосвязь электоральной и партийной сис­тем он выразил в следующих социологических законах:

1) мажоритарная система в один тур способствует установ­лению двухпартийности с чередованием независимых партий;

2) мажоритарные выборы в два тура ведут к объединению многочисленных, относительно стабильных партий в две коа­лиции;

3) пропорциональное представительство способствует процветанию многопартийности, т. е. становлению системы многочисленных и независимых партий.

М. Дюверже отмечал и обратное влияние партийной систе­мы на характер избирательного режима. Естественно, что двухпартийная система ведет к установлению выборов в один тур. Сам М. Дюверже не настаивал на том, что эти законы вы­являют все взаимосвязи между избирательной и партийной системами. Скорее, речь идет о тех вероятностях, которые вы­текают из их взаимосвязи. Например, принцип пропорцио­нального представительства никак не влияет на количество партий, в то время как принцип относительного большинства вытесняет из парламентской борьбы мелкие партии и обрекает их на исчезновение. Однако замечено, что число партий при системах пропорционального представительства больше, чем при мажоритарных системах в один тур.

Мажоритарная и пропорциональная системы голосования во многом определяют эффективность исполнительной власти. Сильное правительство характерно для мажоритарной систе­мы, при которой однопартийное правительство формируется победившей на выборах партией, в то время как пропорцио­нальная система порождает раздробленность политических сил и, как следствие, ведет к созданию коалиционных кабинетов.

Эффективность исполнительной власти зависит от того, каким способом формируется парламентское большинство. В парламентских режимах правительство может быть сильным, если опирается на парламентское большинство, которое фор­мируется либо коалицией малых партий, либо партией боль­шинства, контролирующей парламент. Однопартийное прави­тельство характерно для мажоритарных систем, поскольку оно опирается на однопартийное большинство в парламенте. При пропорциональном представительстве правительство обычно формируется на основе коалиции партий, совместно представ­ляющих основную массу избирателей.

В президентской системе парламентское большинство мо­жет придерживаться иных взглядов, чем партия президента, однако это не мешает политической системе быть устойчивой, что подтверждает опыт США. Следовательно, мажоритарная и пропорциональная избирательные системы устанавливают оп­ределенные отношения между парламентом, правительством и электоратом. Для тех стран, которые только выбирают избира­тельную модель, важно представлять эффективные и неэффек­тивные сочетания электоральных систем с формами правления.

Два первых сочетания обеспечивают сильное и эффектив­ное правительство. Первый вариант - британский, представ­ляющий собой парламентскую форму правления с мажоритар­ной системой представительства: в избирательной борьбе участвуют две партии, одна из которых побеждает. Победив­шая партия контролирует парламент и правительство. Одно­партийное правительство опирается на парламентское боль­шинство, что позволяет ему проводить самостоятельный политический курс. Правда, мажоритарная система в условиях двухпартийности имеет тот существенный недостаток, что ко­лебания в электоральных предпочтениях могут привести к власти оппозиционную партию, а чередование партий у вла­сти порождает смену политического курса, слабую преемст­венность в развитии общества.

Второй вариант - это сочетание мажоритарной системы с президентской формой правления. Здесь возможности испол­нительной власти определяются прямым формированием ее на общенациональных выборах. Примером такой практики явля­ются США. При слабости политических партий избирательная борьба становится состязанием сильных лидеров, которые по­лучают мандат на правление не от парламента, а от народа.

Третий вариант - парламентская модель с системой про­порционального представительства. Она не формирует эффек­тивного правительства, однако позволяет ему быть достаточно дееспособным при определенных условиях. Эта модель рас­пространена во всех западноевропейских странах (за исключе­нием Франции и Великобритании). В них правительства фор­мируются на основе коалиции партий, и пока сохраняется коалиция партий, правительство способно опираться на нее и проводить свой курс.

Наиболее неустойчива такая комбинация: президентская система с пропорциональным представительством. Поскольку голосование происходит по партийным спискам, постольку будущий парламент изначально политически неоднороден и раздроблен. Партия президента в этих условиях не является доминирующей в парламенте. Президент формирует прави­тельство без участия парламента, поэтому у последнего нет стремления поддерживать его. Изначально в подобной системе заложен конфликт исполнительной и законодательной власти. Но коль скоро президент не может управлять без поддержки парламента, то он должен либо договориться с ним, либо пра­вить без него. В последнем случае опасность состоит в том, что не развиваются представительные институты демократии.

4. Классификация политических режимов

Подходы к определению содержания категории политического режи­ма можно использовать в качестве оснований для их классификации. Совокупность средств и методов, используемых государством при отправле­нии власти, отражает степень политической свободы в обществе и правовое положение личности. В зависимости от сте­пени социальной свободы индивида и характера взаимоотно­шений государства и гражданского общества различают три типа режимов: тоталитарный, авторитарный и демократиче­ский. Между демократией и тоталитаризмом, как крайними полюсами данной классификации, располагается множество промежуточных форм власти. Например, полудемократические режимы характеризуются тем, что фактическая власть лиц, занимающих лидирующие позиции, заметно ограничена, а свобода и демократичность выборов настолько сомнительны, что их результаты заметно расходятся с волей большинства. Кроме того, гражданские и политические свободы урезаны настолько, что организованное выражение политических це­лей и интересов просто невозможно.

Различают следующие основания для классификации политических режимов: наличие политических партий, их внутреннее устройство и принцип взаимоотношений в партийной системе; соотношение управления и самоуправления, роль местных органов власти в политическом процессе; место и роль армии, полиции, спецслужб в политической жизни общества; степень разделения законодательной, исполнительной и судебной власти; степень и характер вовлеченности граждан в политику и управление общественными процессами; уровень гласности в работе органов власти, их открытости для контроля и воздействия со стороны общественного мнения; наличие возможностей выражения и реализации различных интересов, контроля гражданского общества за деятельностью государства; способ формирования государственных органов, процедуры отбора правящих групп и политических лидеров.

В более частном смысле различаются режимы государственного правления – либеральный, диктаторский, жесткий, жестокий и другие. С точки зрения форм правления различаются режимы парламентского типа, президентского правления, монархические, республиканские, режим чрезвычайного правления и т. п. Оценки политического режима могут носить символический смысл и поэтому позволяют создавать образ страны, государства, тип правления без их конкретного анализа (абсолютистский, царский и т. п.), нередко просто в персонифицированной форме, по имени главы государства – сталинский режим, гитлеровский режим, режим Хусейна и т. д. Поэтому политический режим – типологическая, стилистическая и образная характеристика государства и общества.

Роберт Даль (род. 1915) с помощью двух критериев — конкурентности в борьбе за власть и степени вовлеченности граждан в управление — выделяет четыре идеаль­ных типа политических режимов: закрытую гегемонию, открытую гегемо­нию, соревновательную олигархию и полиархию. Гегемонии отличаются наи­более жесткими ограничениями, запретом оппозиции любого рода независи­мо от преданности (лояльности) подвластных. Соревновательные олигархии разрешают конкуренцию, но только в рамках элиты. Полиархии ближе всех к демократическому идеалу. Существует и большое количество смешанных режимов, приближающихся к одному из данных идеальных типов.

Некоторые авторы относят к отдельным группам военные, однопар­тийные, либерализирующиеся, квазидемократические, переходные режи­мы. Сэмюэл Хантингтон (род. 1927) обозначил четыре типа недемокра­тических режимов: однопартийный, военный, личная диктатура и расовая олигархия. Таким образом, в зависимости от задач политологического ана­лиза можно выбрать одну из многих классификаций. Но все-таки наиболь­шее распространение получила типология политических режимов, предло­женная американским ученым Хуаном Линцем (род. 1926), который выде­лил пять основных типов режимов — демократический, авторитарный, тоталитарный, посттоталитарный и султанистский. Данные режимы представляют собой идеальные типы и отличаются друг от друга по четы­рем главным характеристикам: по степени политической мобилизации* граждан, уровню плюрализма, степеням идеологи­зации и конституционности власти лидера либо пра­вящей группы.

Как видно, на рисунке Линца начертаны четыре оси: 1) мобилизация; 2) плюрализм; 3) идеологиза­ция; 4) конституционность власти.

С одной стороны оси 1 располагаются режимы, которым жизненно необходима мобилизация масс в свою поддержку (тоталитарные), с другой — режимы, которые не стремятся вовлечь граждан в политику.

Ось 2 демонстрирует зависимость типа режима от развития политического плюрализма, начиная с монизма (гр. monos — один), т.е. концентрации власти и управления мнениями у единственного ак­тора, через ограниченный плюрализм.

Ось 3 показывает тип политического режима в соответствии с возрас­танием роли идеологии.

Конституционность власти лидера/правящей группы или партии/ элиты означает наличие определенных ограничений на применение власт­ных полномочий независимо от того, закреплены ли они формально-пра­вовым способом или нет. Принципы ограничения политической власти могут быть отражены в конституции, уставе, идеологии, традициях, обы­чаях, религии и т.д.

С одной стороны оси 4 конституционности будут располагаться, ра­зумеется, конституционные режимы, лимитирующие применение власти, — это демократии (хотя они сами отличаются друг от друга в силу того, к примеру, каким образом и насколько судебная власть защищает права граж­дан и пр.), с другой — неконституционные режимы, власть которых ничем не ограничена.

Сравнительная таблица общих характеристик основных политических режимов

Характеристика

Демократический

Авторитарный

Тоталитарный

Посттоталитарный

Султанистский

Политический плюрализм

Ответственный плюра­лизм

Ограниченный, безответ­ственный плюрализм; может быть слабая оппозиция

Нет (официальная партия обладает полной монополией на власть)

Нет (партия все еще формально монополизи­рует власть)

Нет (ни одна группа не свободна от власти деспота); нет правового порядка

Социальный и экономический плюрализм

Да

Может быть

Нет возможности для параллельного общества или теневой экономики

Ограниченный, но ответственный (в зрелых режимах оппозиция часто создает «вторую культу­ру», «параллельное общество» или теневую экономику)

Существует, но могут быть непредсказуемые деспотические вмеша­тельства

Идеология

Приверженность гражданским принципам и правилам конкуренции; уважение прав меньшин­ства, законности и ценности личности

Нет четко разработанной руководящей идеологии

Наличие руководящей и направляющей идеоло­гии, описывающей достижимую в будущем утопию

Руководящая идеология официально существует, но уменьшаются привер­женность и вера граждан; смещение акцента с идеологии на прагмати­ческий консенсус

Манипуляция символами; прославление правителя; отсутствие руководящей идеологии

Мобилизация

Низкая мобилизация, при понимании ценности высокого уровня участия; терпимость к мирной, соблюдающей правила оппозиции

Нет политической мобилизации, кроме исключительных случаев

Экстенсивная мобилиза­ция в большое число созданных режимом организаций; мобилиза­ция основана на энтузиазме

Постепенная потеря интереса к мобилизации; рутинная мобилизация в госорганизации поддер­живает необходимые конформизм и покорность

Низкий уровень; периодически бывают мобилизации для насилия над группами, указанны­ми султаном

Лидерство

Лидеры меняются периодически по итогам свободных выборов; власть их ограничена конституционно

Власть лидера (малой группы правителей) огра­ничена вполне предсказу­емыми, но плохо определенными нормами

Неопределенные границы, большая непредсказуемость лидерства, часто харизма­тического; рекрутирова­ние на высшие посты зависит от приверженно­сти и успешной карьеры в парторганизации

Высшие лидеры практи­чески не бывают харизматиками; их рекрутируют из офици­альной партии, а деятельность в основном ограничивается парт-структурами, процедура­ми и механизмами «внутренней демократии»

Лидерство сильно персонифицировано; отсутствуют рациональ­но-легальные ограничи­тели; покорность лидеру базируется на страхе или ожидании награды; его окружение рекрутируется из членов семьи, друзей либо людей, обеспечива­ющих насилие со стороны режима; мощная династическая тенденция

ЛинцХ., Степан А., «Проблемы демократического транзита и консолидации»

Литература

Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX сто­летия. - М., 1995.

Гаджиев К.С. Политическая наука: Учебное пособие. – М., 1995.

Конституция Российской Федерации. - М., 1993.

Конституция Российской Федерации. Комментарий. / Под общ. ред. Б.Н.Топорнина, Ю.М.Батурина, Р.Г.Орехова. – М., 1994.

Курс политологии: Учебник. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2002.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000.

Основы политической науки. Учебное пособие для высших учебных заведений. Ч.2. – М., 1995.

Политология. Под ред. А.Ю.Мельвиля. М., 2004.

Политология в вопросах и ответах: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. Ю.Г.Волкова. – М., 1999.

Политология. Учебник для вузов / Под ред М.А.Василика. – М., 1999.

Политология. Энциклопедический словарь. - М., 1993.

Российская историческая политология. Курс лекций: Учебное пособие / Отв. ред. С.А.Кислицын. – Ростов/Д, 1998.

Селезнев Л.И. Политические системы современности: сравнительный анализ. – СПб, 1995.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001.

Сумбатян Ю. Г. Политические режимы в современном мире: срав­нительный анализ. Учебно-методическое пособие. - М., 1999.

К оглавлению курса

На первую страницу